Канал связи между Белым домом и руководством Кубы, в сверхсекретных документах Белого дома обозначавшийся, как «линия Кастро/Лиза Ховард /Стивенсон/ Президент» был теперь открыт и активен. После телефонного разговора Стивенсон в сверхсекретной записке Джонсону передал послание Кастро о том, что «кризиса не будет до ноябрьских выборов; что с нашими [разведывательными] самолетами ничего не случится, и что нам не нужно посылать ему никаких предупреждений. Он будет проявлять максимальную сдержанность, и мы сможем расслабиться». Стивенсон также выразил убеждение Кастро, что «если бы был какой-то способ общения, всех наших кризисов можно было бы избежать; что за неимением чего-то лучшего [Кастро] предположил, что он может звонить [Ховард], она позвонит мне, и я поговорю с Вами».

L to R: записка от Чейза к Банди после второй поездки Ховард на Кубу. Записка Стивенсона Джонсону после третьей поездки Ховард. Записка Чейза о визите Че Гевары в Нью-Йорк. / Архив Национальной Безопасности Коллекция Лизы Ховард

L to R: записка от Чейза к Банди после второй поездки Ховард на Кубу. Записка Стивенсона Джонсону после третьей поездки Ховард. Записка Чейза о визите Че Гевары в Нью-Йорк. / Архив Национальной Безопасности Коллекция Лизы Ховард

***

Ховард почти в одиночку создала беспрецедентный мост между Кастро и Овальным кабинетом. Но и чиновники Белого дома не теряли времени в стремлении заткнуть ей рот. В памятке для Банди от 07.07.1964 Чейз предупредил, что недавно установленные связи «делают участие Лизы Ховард еще опаснее, чем раньше. … До этого Лиза практически не представляла опасности для администрации Джонсона. По сути, мы просто изучали её отчеты о Кастро или его предложениях». Чейз также предупредил, что участие Стивенсона вызовет куда большее внимание от средств массовой информации, если наружу выйдут подробности о существовании канала связи. «Контакт Лизы с американской стороны сейчас намного значительнее (Стивенсон), чем когда-либо в прошлом (Эттвуд, а затем Чейз)».

Чейз считал, что отстранение Ховард от этих секретных операций должно быть проведено деликатно, чтобы не оскорбить её и не рисковать публичным разоблачением американо-кубинских сношений. Чейз рекомендовал уведомить её, что она «должна расслабиться, молчать и быть наготове», ведь «Возможно, в будущем мы захотим использовать ее влияние на Кастро».

Краткая история американо-кубинских отношений времен Холодной войны

Январь 1959: Фидель Кастро приводит Кубинскую революцию к победе.

Января 1961 года Президент Дуайт Эйзенхауэр разрывает дипломатические отношения с Кубой.

Апрель 1961 года: Президент Джон Ф. Кеннеди санкционирует вторжение военизированных формирований под руководством ЦРУ в Заливе Свиней.

Февраль 1962 года: Кеннеди объявляет широкую экономическую блокаду против Кубы, запрещающую любую торговлю.

Октябрь 1962 года США и СССР противостоят в Карибском кризисе. Возникает перспектива ядерной войны.

Апрель 1963: Лиза Ховард едет в Гавану и берет интервью у Кастро. Это первое интервью, которое он дал американскому тележурналисту с 1959 года.

Ноябрь 1963 года: администрация Кеннеди тайно ведет переговоры с Кастро. Это продолжается вплоть до дня убийства президента в Далласе.

Февраль 1964: Ховард возвращается на Кубу, чтобы снять еще один специальный выпуск для ABC News.

Июнь 1964 года: Ховард в третий раз едет на Кубу в качестве тайного эмиссара, чтобы продвинуть диалог между Кастро и Белым домом Джонсона.

Неизвестно, достигло ли это сообщение адресата. Но после июля 1964 года администрация Джонсона, похоже, исключила Ховард из цепочки связи. Пропадают записки разведки о контактах между Ховард и Кастро, как и записи о связях с Белым домом в её дневнике. Что касается официальных контактов с Кубой, то американские чиновники проигнорировали публичный призыв Кастро к «обширным дискуссиям» с Вашингтоном, как и предложение его брата Кастро встретиться с американскими переговорщиками, чтобы «обсудить улучшение отношений в любом месте, хоть на Луне».

Глубоко разочарованная, в декабре 1964 года Ховард воспользовалась визитом аргентинского революционера Че Гевары в ООН, чтобы возобновить свои попытки в преодолении разрыва. Она сопровождала Гевару в Нью-Йорке. Вместе они посетили премьеру нового документального фильма, посвященного жизни Кеннеди. Также она организовала для аргентинского революционера вечеринку в своей нью-йоркской квартире. «Че Геваре есть что сказать Белому дому»,- сообщила она Чейзу по телефону, в надежде еще раз использовать коктейльную дипломатию в качестве прикрытия для обеих сторон. После того, как Ховард пригласила посла ООН поговорить с Геварой, Чейз отправил сверхсекретную записку в Белый дом: «Я спросил её, была ли это её идея или Че. Она не ответила мне прямо, но постоянно повторяла, что «в состоянии организовать встречу», Стивенсон был очень склонен к тому, чтобы на это пойти». Чиновники Госдепартамента отказались разрешить встречу Стивенсона-Гевары в опасении, что она быстро станет достоянием прессы.

Ховард удалось убедить прогрессивного сенатора из Миннесоты Юджина Маккарти прийти на ее коктейльную вечеринку и поговорить с Геварой. «Целью встречи было выразить заинтересованность Кубы в торговле с США и признании США кубинского режима», — сообщил Маккарти на следующий день в Госдепартаменте. В результате обсуждения встречи, американские чиновники пришли к выводу, что «идея разговора полностью принадлежала Лизе. В действительности, Че нечего нам сказать».

***

Между тем, Ховард потеряла работу в ABC News так же, как и свою кубинскую связь в администрации Джонсона. В конце сентября, когда приближались выборы 1964 года, агентство на некоторое время приостановило выпуски её программы. Начальство сослалось на ее участие в «Демократах за Китинга». Это был комитет видных Нью-Йоркских либералов, которые выступили против выдвижения Роберта Кеннеди в сенаторы от своего штата. После завершения выборов ABC её уволила. Когда Ховард подала в суд на ABC за нарушение ее конституционных прав на выражение политических убеждений, руководители телеканала дали понять, что «её деятельность, связанная с Кубой» была одной из причин прекращения контракта.

Начало падения Ховард в ABC в апреле 1964-го ознаменовала её подковёрная борьба за контроль над тоном и содержанием телевизионного спецвыпуска, который назывался «Куба и Кастро сегодня». По словам Ховард, она вела «титаническую битву» с руководителями агентства, чтобы удержать передачу от обычного подхода холодной войны к сложной проблеме кубинской революции. «Мы боролись за каждый дюйм шоу», — записала она в дневнике. Высшие руководители ABC, в частности, исполнительный директор по новостям Джесси Зусмер хотел «представить еще одно обличение Фиделя Кастро и его революции», — написала она. «Я не могла этого сделать. Я бы не стала этого делать». Когда программа, наконец, вышла в эфир, Ховард считала, что «выиграла все основные моменты». Передача стала «не обвинительным актом против Фиделя. Он был показан довольно хорошо», — написала она. «Я думаю, что это поможет американо-кубинским отношениям», — подчёркивала Лиза Ховард.

Возможно, Ховард и выиграла битву за отдельный телеэфир, но в последующие месяцы она проиграла войну. В лице Зусмера Ховард столкнулась с «жестоко мстительным» врагом. В середине апреля, после выхода специального выпуска, Ховард дважды не появилась на ежедневном шоу. Зусмер распространил уведомление, в котором предупредил о том, что готов «принять окончательное решение», если она не выполнит свои договорные обязательства. В ответной необдуманной записке Ховард написала своему боссу: «Вы пытались запугать меня, оскорбить и унизить. Я настоятельно советую вам больше не угрожать мне». По словам Ховард, Зусмер начал препятствовать её работе. Во время Национального конвента Республиканской партии в июле 1964 года в Сан-Франциско Ховард получила несколько заданий на интервью. Она их сделала, но полученные материалы не попали в вечерние новости.

К моменту Национального конвента Демпартии в конце августа Ховард инициировала создание группы «Демократы за Китинга» и лоббировала среди партийных лидеров идею отказать в поддержке Роберту Кеннеди. В период съезда ABC получила два звонка от пресс-секретаря Белого дома Пьера Сэлинджера, который жаловался, что Ховард создает «настоящий ажиотаж», выступая против Кеннеди. ABC отправила исполнительного директора на съезд в Атлантик-Сити, чтобы он лично приказал ей сохранять нейтральность.

Никогда не отступавшая от своих принципов, Ховард только нарастила усилия против кандидатуры Кеннеди. «Я могу заверить вас, что действую в своем качестве гражданина Соединенных Штатов, и мои телевизионные передачи никоим образом не будут отражать мое личное участие», — 16 сентября 1964 года написала она своему начальству в защиту своей политической деятельности. Две недели спустя ABC отстранила Ховард от ежедневного шоу. Её уволили после завершения выборов. Её попытки заставить ABC пересмотреть решение провалились. Так же она не смогла получить работу в другой новостной сети. Один из руководителей ABC сообщил ей, что у неё «волчий билет». В начале 1965 года Верховный Суд Нью-Йорка отклонил гражданский иск Ховард против ABC о возмещении ущерба ее репутации и карьере на сумму в 2 миллионов долларов.

А потом её настигла личная трагедия. В конце весны 1965 года у Ховард произошёл выкидыш. Последовавшая депрессия привела к длительной госпитализации, которая, к сожалению, не смогла облегчить ее уныние. 4 июля 1965 года после праздничных выходных в Хэмптоне Ховард подделала рецепт и получила в местной аптеке 100 таблеток барбитуратов. На стоянке она выпила их все и умерла от передозировки. Ей было 39 лет.

Вскоре после этого ФБР начало странное расследование, призванное определить, связана ли каким-то образом её смерть с исчезновением Гевары после его визита в Нью-Йорк. Разведывательное сообщество США тогда не знало, что Гевара ушел в подполье, чтобы возглавить повстанцев в Конго. Агенты ФБР опросили бывших коллег Ховард в ABC о ее работе на Кубе, отношениях с Кастро и Геварой и о том, почему она могла покончить с собой. ФБР также обратилось к полиции Нью-Йорка, чтобы выяснить, была ли смерть Ховард «законным самоубийством», или зловещей грязной игрой, связанной с её работой на Кубе.

Работа Ховард на Кубе является фундаментальной частью ее забытого наследия. «Я была неотъемлемой частью этого нового взгляда на Кубу», — признавалась Ховард. Возможно, её усилия не были полностью возмещены в течение ее короткой жизни. Но они создали историческую основу для закулисной дипломатии, которая привела к прорыву в отношениях, достигнутых администрацией Обамы 50 лет спустя (читайте у нас о том, как Трамп уничтожил результаты этих усилий – ред. ). В то время, как американские политики пересматривают отношения с Кубой в эпоху после Кастро, необходимо вспомнить о Ховард, которая первой стала бороться за то, что в своем дневнике она назвала «благородным сближением».

«Своей экстраординарной жертвой она показала нам, что означает моральная сила», — сказал сенатор Уильям Проксмир в своей речи на панихиде в честь Ховард, даже не зная, какую особенную роль она сыграла за кулисами. «Жить по правде так, какой она это понимала. Выводить на свет больше того, что она считала истиной и чем может позволить истеблишмент. И провозглашать эту правду громко и ясно», — сказал Проксмир.

Кастро тоже признал её бесстрашие. Он понимал, чего она смогла добиться. «Знаешь, никто не мог приехать сюда и сделать то, что своей волей и убедительностью сделала ты»,- во время одного из ночных телефонных разговоров в 1964 году сказал он ей. «Никто».

Питер Корнблу

Перевод Евгений Селяков

Часть 1.

Часть 2.

Часть 3.

Часть 4.

972 просмотров всего, 2 просмотров сегодня

Print Friendly, PDF & Email