Первые два инцидента произошли в выходные в День благодарения в 2016 году, совпавшим со смертью Фиделя Кастро 25 ноября. На протяжении девяти дней официального траура ни один из сотрудников не говорил руководству посольства о пережитом. Однако позже оба работавших под дипломатическим прикрытием офицера разведки рассказали, что по ночам слышали в своих домах резкие, сбивающие с толку звуки. Один из них расказал следователям, что шум казался странно сфокусированным. Если офицер отходил в сторону или переходил в другую комнату, звук почти исчезал.

Hannah Birch / ProPublica

Hannah Birch / ProPublica

Хотя их рассказ звучит фантастически, отдел ЦРУ в Гаване и руководство посольства подозревают что-то более приземлённое. С тех пор, как Соединенные Штаты и Куба в 1977 году возобновили ограниченные дипломатические отношения и вновь открыли в столицах друг друга свои посольства, кубинцы установили постоянный, часто агрессивный, надзор за американскими дипломатами в Гаване. Дипломаты могли вернуться домой и обнаружить, что окна открыты, а телевизор включен, причём на правительственных новостях. Их вещи могли слегка, но явно поменять расположение. Случались и более провокационные действия вроде размазывания собачьих фекалий на ручках дверей автомобилей дипломатов. Это считалось почти рутиной. Отмечались и взаимные провокации со стороны американских агентов, которые преследовали кубинских дипломатов в  Вашингтоне.

В периоды нарастания напряженности в отношениях с Вашингтоном кубинцы иногда шли дальше. В начале и середине 1990-х годов американские дипломаты, которые встречались с кубинскими диссидентами или иным образом раздражали правительство, иногда обнаруживали, что кто-то пробил шины их автомобилей. В середине 2000-х годов  администрация Буша открыто предпринимала попытки подорвать режим Кастро. Как сообщается в докладе Госдепартамента за 2007 год, тогда кубинцы изводили 51 размещённого на Кубе американского дипломата разными способами – от задержек доставки продовольственных товаров до «отравления домашних питомцев».

В конце 2016-го года американскую дипломатическую миссию на Кубе возглавлял Джеффри ДеЛаурентис. Как передают знающие люди, он в курсе истории преследований сотрудников посольства. Неторопливый и лаконичный, закалённый карьерный дипломат ДеЛаурентис занял свой пост в 2014-м году. Возможно, он разбирается в кубинских делах лучше, чем любой другой высокопоставленный чиновник в правительстве США. Ранее он ездил в Гавану – и как консульский сотрудник, и как политический деятель, руководил кубинскими делами в штабе Совета национальной безопасности. С тех пор как президент Эйзенхауэр в 1961-м разорвал дипломатические отношения с Кубой, ДеЛаурентис стал первым послом Вашингтона в Гаване. Это назначение было сделано Обамой после объявления о плане нормализации дипломатических отношений с Кубой в декабре 2014-го года. Правда, подтверждение назначения было заблокировано сенатором Марко Рубио из Флориды, который настаивал, что Куба должна продемонстрировать большее уважение к правам человека, и поэтому ДеЛаурентис остался временным поверенным.

Визит Обамы в марте 2016 года оставил у кубинских лидеров двойственное восприятие предложенной руки дружбы. Тяжело больной Фидель Кастро, которому было уже почти 90 лет, даже прервал свой отдых, чтобы обрушиться на «елейные речи» американского президента. Кастро специально указывал, что кубинцы не должны забывать темные страницы взаимоотношений США и острова. На съезде Коммунистической партии в апреле Рауль Кастро и другие использовали в  своей риторике отсылки на «врага с севера». Дипломаты также отмечали какой-то ощутимый дискомфорт среди высших кубинских чиновников в связи со вспышкой  капитализма, которая последовала за ослаблением торговых ограничений со стороны США. В Гаване тогда прошли показ мод Chanel, бесплатный концерт Rolling Stones, проведены съёмки эпизодов фильма «Fast and Furious».

Тем не менее, к концу 2016 года враждебность кубинцев по отношению к американским дипломатам в Гаване сошла до минимального уровня. По словам чиновников, никаких серьезных провокаций не случалось уже несколько лет. Наиболее знающие эксперты по Кубе полагали, что в правящей на острове партии созрел твердый консенсус в отношении прекращения враждебных действий.  Как сообщили ProPublica официальные лица, Фидель Кастро , несмотря на жесткую критику в адрес США, провёл консультации и одобрил сближение.

Кубинские власти демонстративно не спешили принимать многие деловые предложения от американского бизнеса. Однако они продвигались вперед в работе над двусторонними соглашениями о сотрудничестве правоохранительных органов, охране окружающей среды, прямой почтовой службе и другим вопросам. «Конечно, у режима есть ряд предпочтений  относительно скорости и глубины реформ», — рассказал бывший старший аналитик ЦРУ Фултон Армстронг, который консультировал по вопросам Кубы как сотрудников Совета национальной безопасности, так и Национального совета по разведке. «Дискуссия идет лишь о скорости, альтернативы стратегии Рауля нет».

Барак Обама и Рауль Кастро смотрят бейсбольный матч между сборной Кубы и сборной Высшей бейсбольной  лиги на Estadio Latinoamericano 22 марта 2016 года в Гаване. (Chip Somodevilla / Getty Images)

Барак Обама и Рауль Кастро смотрят бейсбольный матч между сборной Кубы и сборной Высшей бейсбольной лиги на Estadio Latinoamericano 22 марта 2016 года в Гаване. (Chip Somodevilla / Getty Images)

Как говорят чиновники, кубинцы увеличили свои усилия после президентских выборов в США 8 ноября. Во время своей избирательной кампании Трамп пообещал пересмотреть «очень слабые соглашения Обамы» с Гаваной. Однако, правительство Кастро, судя по всему, недооценило возможность его избрания. Как только Трамп был избран, кубинское правительство поспешило завершить работу над ожидающими соглашениями до инаугурации 20 января.

Именно в тот самый период между выборами и инаугурацией Трампа и были поражены странными шумами первые офицеры разведки США. Первоначальные три  жертвы  жили в престижных кварталах западных пригородов Гаваны. В одном из таких кварталов под названием Кубанакан расположен дом Фиделя Кастро, там же стоят дома вице-президента Диас-Канела и других членов привилегированной элиты острова. Элегантные старые особняки и пригородные дома в анклаве также популярны среди высокопоставленных иностранных дипломатов и бизнесменов. Движение автомобилей или пешеходов в этом районе невелико, а за порядком следят значительные силы полиции и частных охранников.

Хотя первые два офицера впоследствии сообщали, что странные звуки в своих домах впервые услышали еще в конце ноября, первая жертва обратилась за помощью в небольшую медицинскую клинику при посольстве только в конце декабря. Первый офицер, подтянутый молодой человек за тридцать, пришел к врачам с серьезной жалобой: у  него начались головные боли, проблемы со слухом и острая боль в одном ухе. Особенно это волновало из-за странного опыта, когда ему показалось, что в его дом был направлен какой-то звук.

30 декабря о травме молодого человека было сообщено ДеЛаурентису и начальнику дипломатической службы посольства Энтони Спотти. После этого поползли слухи, что два других сотрудника ЦРУ испытали нечто подобное примерно месяцем раньше. Однако разведчики и старшие дипломаты думали, что шум был «всего лишь ещё одной формой преследования» со стороны кубинского правительства. Казалось, инциденты были тщательно нацелены на сотрудников ЦРУ, работающих под дипломатическим прикрытием. Правда, как говорят причастные чиновники, сотрудники аппарата безопасности Кубы не знали, что оба мужчины были разведчиками. Просто кубинская тайная полиция, вероятно, в любом случае подозревала бы американцев в шпионаже.

В закрытом режиме инциденты обсуждались членами «внутреннего круга» посольства. Так называлась группа из примерно 15 высокопоставленных дипломатов, которые часто встречались для обсуждения важных вопросов. Однако из соображений секретности информацию  о произошедшем скрыли от другой части американского персонала,  состоящей из 32 других дипломатов и восьми морских пехотинцев. Впоследствии это решение подверглось критике со стороны некоторых заболевших. Как выразился один из дипломатов, «У нас есть офицеры безопасности в каждом посольстве, и они постоянно о чём-то нас оповещают».  «То кому-то обчистили карманы, то у кого-то угнали машину … И вот, на кого-то напали при помощи таинственного оружия, а они нам ничего говорят?!», — возмущался дипломат.

Ситуация стала более зловещей  в середине января, когда  ещё два офицера разведки обратились в посольство за медицинской помощью. Примерно в тот же момент, когда первые сотрудники разведки 6 февраля были отправлены в США на лечение, жена другого сотрудника посольства сообщила, что слышала похожие  тревожные звуки у себя в доме недалеко от набережной Гаваны. Об этом рассказали два чиновника, знакомые с её делом. При этом, когда женщина выглядывала на улицу, она видела, как от дома отъезжает фургон, который позже не смогли найти. По признанию официальных лиц, отчет о происшествии является неполным и неопределенным. Тем не менее, этот отчёт стал одним из наиболее значительных источников косвенной информации об инциденте.

Как сообщают, старшие сотрудники посольства в Гаване доказывали своим коллегам в Вашингтоне, что столица должны выразить официальный протест кубинскому правительству. Правда, некоторые полагали, что перед тем как протестовать, необходимо было бы попытаться собрать больше информации. Происходящее вызывало озабоченность как в Государственном департаменте, так и в ЦРУ. Однако неясно, был ли этот вопрос поднят перед Советом национальной безопасности до принятия решения о ноте протеста.  Один бывший высокопоставленный чиновник сказал, что нет, не был. Аналогично, по словам чиновников, госсекретарь Тиллерсон также не был оповещён о ситуации заранее. 17 февраля исполняющий обязанности помощника секретаря департамента по делам западного полушария Франсиско Пальмири вызвал кубинского посла Хосе Рамона Кабаньяса в Вашингтоне и передал ему дипломатическую ноту протеста.

Кубинское правительство ответило незамедлительно. Несколько дней спустя ДеЛаурентис был вызван на встречу с с Джозефиной Видаль. Видаль – это высокопоставленный дипломат, которая  возглавляла кубинскую команду на переговорах о нормализации отношений с США. Вместе с Видаль были люди из Министерства внутренних дел, которое контролируют аппарат внешней разведки и внутреннюю безопасность Кубы. Сотрудники кубинской службы безопасности допросили ДеЛаурентиса об инцидентах, о том, что испытали пострадавшие дипломаты, какие у них были симптомы, а также о других обстоятельствах, которые могли бы пролить свет на этот эпизод.

Менее, чем через неделю после демарша США кубинскому правительству 23 февраля, ДеЛаурентис сопровождал сенаторов из США Ричарда Шелби из Алабамы и Патрика Лихи из Вермонта, которых пригласили на встречу с президентом Раулем Кастро. В ходе беседы Кастро сказал, что ему есть что обсудить с дипломатом, и когда встреча завершилась, он попросил ДеЛаурентиса остаться. Во время «довольно краткого, но содержательного разговора» Кастро ясно дал понять, что  хорошо осведомлён об инцидентах и ​​понимает, что американцы считают их серьезной проблемой. Его ответ, по словам одного из официальных лиц Госдепартамента, состоял в том, что «мы должны работать вместе, чтобы попытаться это решить».

Также продолжались встречи американцев с кубинскими дипломатами и сотрудниками службы безопасности. Кубинцы пообещали усилить меры безопасности вокруг домов американских дипломатов, добавить полицейские патрули и установить некоторых районах камеры наружного наблюдения. На том  этапе отношений кубинцы даже пригласили в Гавану группу следователей ФБР. Это стало возможным благодаря улучшениям в отношениях правоохранителей двух стран и на основании договора от конца 2016-го года. Нам пресс-секретарь ФБР заявила, что бюро не станет комментировать детали расследования.

С самого начала США не хотели делиться с Гаваной информацией об инцидентах. Кубинцы попросили дать возможность опросить американцев, названных жертвами, но Государственный департамент отказался. Кубинцы попросили подробную медицинскую информацию о повреждениях, однако Госдепартамент, сослался на проблемы конфиденциальности. Один из руководителей Госдепа сказал,  что «не может исключать» возможную причастность кубинского правительства к инцидентам. «Когда  имеете дело с возможным преступником,  нужно быть осторожным».

Перевод Евгения Селякова

Источник

Часть 1.
Часть 3.
Часть 4.

Print Friendly, PDF & Email