Первоначально представители американской разведки предположили, что либо кубинское правительство, либо какой-то другой иностранный режим с возможной помощью Кубы, создали новый тип дальнодействующего акустического устройства или L-Rad. Это устройство позволяло им каким-то образом фокусировать и направлять мощные звуковые волны по типу тех, которые используются полицией для разгона толпы, или грузовыми судами, которые при их помощи отгоняют пиратов.

Однако эксперты не могли представить себе физику процесса. Инциденты, в основном, происходили ночью, в домах жертв. Какое бы звуковое или энергетическое оружие ни использовалось, его действие должно было проникать сквозь стены и окна. Живущие в непосредственной близости другие люди, по-видимому, не слышали ничего необычного. В известных технологических реализациях L-Rad звуковые волны обычно излучаются непосредственно из соответствующего устройства. Никто не понимал, как звуковое излучение может быть сфокусировано с почти лазерной точностью, да ещё и проникать сквозь твердые поверхности.

Затишье, продлившееся несколько недель, завершилось. Начались новые инциденты, и их число нарастало. Одной женщине нанесли удар прямо в её квартире. Несколько дипломатов пострадало в своих домах в пригороде на западе Гаваны. Картина происходящего была размыта разными обстоятельствами, но главное было ясно: у первых пациентов, обследованных в США, были обнаружены конкретные медицинские симптомы, в одном из случаев они были довольно серьезными.

В пятницу, 24 марта, дипломат, впервые услышавший шум на заднем дворе в День Благодарения, встретился на работе с молодым агентом, и тот рассказал о страшном диагнозе, который поставили врачи в Майами. Они сказали, что у мужчины серьёзно повреждены маленькие косточки внутри одного из его ушей. Теперь, помимо прочего, ему нужен был слуховой аппарат. В следующий понедельник он воспроизвёл для дипломата записи шума, который всё это с ним сотворил. Дипломат был ошеломлен, ведь шум на записи был очень похож на то, что они с семёй на протяжении нескольких месяцев слышали из своего сада.

На следующий день дипломат отправился к ДеЛаурентису. Знающие люди рассказывали, что встреча с главой миссии прошла на пятом этаже посольства, в просторном офисе,  окна которого выходят на Малекон (главная набережная Гаваны – пер.). Дипломат объяснил, что он тоже подвергался атаке странными звуками, и это казалось похожим на то, что пережил молодой человек. ДеЛаурентис также полагал, что среди сотрудников посольства пострадали лишь те дипломаты, которых кубинцы подозревали в шпионской деятельности. Такие объяснения не звучали убедительно, и дипломат порекомендовал послу созвать собрание, поскольку «ходят безумные слухи».

На следующий день, 29 марта, ДеЛаурентис собрал всех, у кого был секретный допуск. Это было около сорока сотрудников-американцев. Они сдали свои сотовые телефоны и собрались в защищённом конференц-зале. Прошло уже больше месяца с того момента, как ДеЛаурентис подал официальную жалобу кубинскому правительству, но большинство собравшихся ещё не слышали об инцидентах.

По словам трёх участников собрания, ДеЛаурентис кратко и взвешенно изложил основные детали того, что испытали некоторые из дипломатов. Он рассказал, что пока ещё нет понимания природы происшествия, как нет и представления о том, кто за ним может стоять. Он подчеркнул, что расследование продолжается, а кубинские власти предпринимают обещанные шаги по защите дипломатов. Он предложил каждому, кто волнуется о своем здоровье, провериться у медиков.

Если ДеЛаурентис надеялся успокоить своих людей, то результат оказался скорее противоположным. По словам дипломатов, одна из проблем заключалась в том, что он завершил собрание просьбой не распространяться о ситуации за пределами периметра посольства, даже перед своими семьями. Несмотря на понимание необходимости сохранять секретность, эта просьба расстроила и даже возмутила сотрудников. «Мы решили, что это какое-то безумие», — рассказал один из участников совещания. «Наших родных атаковали прямо у нас дома. Как мы могли не сказать им, чтобы они были осторожнее?»

Рассказ об инцидентах всерьез озаботил дипломатов вопросом их здоровья. Менее, чем за один месяц, сотрудники оставили настоящий шквал сообщений о новых инцидентах. К концу апреля более 80 дипломатов и членов их семей обратились в медицинскую службу в Майами.  Это очень много для миссии, в которую всего входило около 55 человек. Группу по обследованиям возглавил доктор Майкл Э. Хоффер – отоларинголог с огромным опытом  работы с пострадавшими от контузий ветеранами иракской и афганской кампаний. Основываясь на результатах проверок в Майами и Гаване, Хоффер быстро определил почти десяток новых случаев.

Пострадавшие рассказывали о разных ощущениях: некоторые слышали резкие, пронзительные шумы или стрёкот цикад. Другие ощущали нацеленные «лучи» звуковых или воздушных вибраций — как у полуоткрытого окна быстрого автомобиля. Третьи не слышали ничего необычного. Согласно одностраничному отчёту, который медицинское бюро Госдепартамента подготовило для кубинского правительства, «некоторые говорили об испытанном чувстве шока или потрясения, а также о внезапных пробуждениях ото сна. Другие описывали постепенное нарастание симптомов, продолжавшееся от нескольких дней до нескольких недель».

В атмосфере страха, охватившего  многих сотрудников посольства, некоторые стали заявлять, что слышали или чувствовали подобные явления, но обследование показало, что медицинская помощь им не нужна. Из первых 20 человек, обследованных специалистами в Гаване и Майами, у девяти не было обнаружено никаких симптомов. Ещё у девяти они были «умеренными» — головная боль, тошнота, шум в ушах и головокружения. Только у двоих, включая молодого агента ЦРУ, обнаружились «самые серьезные» последствия.

 Знаменитый отель Capri в Гаване. Два сотрудника дипмиссии США сообщили, что в апреле 2017 года в номерах они ощущали пронзительные шумы (AP Photo / Desmond Boylan)

Знаменитый отель Capri в Гаване. Два сотрудника дипмиссии США сообщили, что в апреле 2017 года в номерах они ощущали пронзительные шумы (AP Photo / Desmond Boylan)

Последовало ещё одно затишье длительностью в нескольких недель. Однако в конце апреля в отеле Капри произошел новый тревожный инцидент. Эту 19-этажную гостиницу когда-то очень любили доны мафии и актер Эррол Флинн. В настоящее время отель управляется испанской фирмой. Он был одним из нескольких зданий, которые посольство США использовало для размещения дипломатов и официальных гостей. В конце апреля, проживавший в отеле из-за ремонта в собственной квартире сотрудник посольства проснулся ночью от пронзительного шума в номере. Через день или два подобное явление испытал на себе и американский врач — новоприбывший специалист из Университета Майами. Как рассказал один чиновник, у обоих мужчин были комнаты с относительно большими окнами, но другие гости, похоже, ничего не слышали.

На этот раз посольство выразило кубинцам более решительный протест. Дело в том, что ранее пострадавшие дипломаты жили в своих домах. Но два вновь затронутых американца были поражены в гостиничных номерах, которые, предположительно, были известны лишь небольшому числу американских и кубинских чиновников и сотрудников отеля. Доктор прибыл на остров всего за один или два дня до атаки. Как сообщает источник, обладающий инсайдерской информацией, ДеЛаурентис жёстко поставил вопрос перед кубинским МИДом: «Об этом знали только правительство США и правительство Кубы».

В администрации Трампа инцидент вызвал бурю негодования. 20 мая, в день независимости Кубы, президент опубликовал заявление, в котором заявил, что «жестокий деспотизм не может погасить пламя свободы в сердцах кубинцев». Три дня спустя Государственный департамент изгнал двух кубинских дипломатов из Вашингтона, назвав их шпионами. Изгнания не были преданы огласке, и в СМИ не просочились сведения о таинственных звуковых нападениях. Однако отношения между странами вернулись к привычной конфронтации, хотя дипломаты и сотрудники правоохранительных органов обеих стран продолжали ограниченно сотрудничать с расследованием.

К тому времени администрация Трампа уже завершала план по отмене обамовского сближения с Кубой, хотя ещё не было точно понятно, к чему вернутся отношения между странами. Трамп заявил, что кубинцы слишком мало уважают права человека. Тем не менее, он не стал особо возражать против  аргументов ряда членов Государственного департамента и администрации о том, что более активное взаимодействие с Кубой является наиболее эффективным способом содействия экономической и, в конечном итоге, политической либерализации острова. Некоторые представители американского бизнеса  и более умеренные кубинско-американские политические группы также настаивали на продолжении взаимодействия. Но в новой администрации, члены которой не работали ранее на старших должностях в Государственном департаменте по Латинской Америке, в этом вопросе существует вакуум политической инициативы. По крайней мере, так говорят некоторые из тех, кто работал.

9 января 2018 года. Сенатор Марко Рубио рассказывает на сенатских слушаниях о том, как Госдепартамент занимается проблемами здоровья, которые стали испытывать сотрудники американской дипмиссиии в Гаване. (Кевин Ламарк / Рейтер)

9 января 2018 года. Сенатор Марко Рубио рассказывает на сенатских слушаниях о том, как Госдепартамент занимается проблемами здоровья, которые стали испытывать сотрудники американской дипмиссиии в Гаване. (Кевин Ламарк / Рейтер)

Этот вакуум был заполнен, в первую очередь, бывшим соперником Трампа по президентским выборам кампании, которому президент дал унизительную кличку «Маленький Марко». Сразу после первого секретного   доклада в Конгрессе США касательно  инцидентов в Гаване Рубио настаивал на более жесткой реакции. Также он выступил с рядом жестких предложений по политике в отношении Кубы в более широком смысле. Как рассказал Рубио в интервью для McClatchy, Белый Дом «обращался ко мне практически по каждому вопросу, касающемуся Латинской Америки и Западного полушария, и … они были очень открыты к сотрудничеству».  «В каком-то смысле, то,  что у них не было заранее определённого мнения о том, что нужно делать, создало пространство для этих дискуссии», — пояснил он.

16 июня Трамп приехал в Майами, где объявил, что « в одностороннем порядке полностью отменил  соглашение предыдущей администрации с Кубой». Хотя реальные изменения не совсем этому соответствовали, Трамп приказал правительственным учреждениям пересмотреть правила поездок  и ведения бизнеса, чтобы «запретить любые транзакции из гостиниц, ресторанов, магазинов и других компаний, связанных с крупными туристическими и деловыми операциями кубинских военных». Американцам, кроме американцев кубинского происхождения, не разрешат путешествовать на Кубу с туристическими целями, исключение составят организованные группы, посещающие страну в рамках образовательных и культурных обменов, и передвигающиеся  по согласованным заранее маршрутам. По словам Трампа, дальнейшее улучшение двусторонних отношений будет зависеть от улучшения прав человека на Кубе: «Теперь, когда я стал президентом, мы разоблачим преступления режима Кастро!», — пообещал он.

Перевод Евгения Селякова

Источник

Часть 1.
Часть 2.
Часть 4.

Print Friendly, PDF & Email