Конституционный Суд Украины признал антиконституционным закон Кивалова-Колесниченко. Это уже вторая попытка тотального пересмотра языковых прав национальных меньшинств. Первая имела место сразу после победы Революции Достоинства, а ее последствием стала вспышка сепаратизма на юго-востоке, разрешившаяся войной на Донбассе. Закон, впрочем, тогда оперативно возвратил и.о. президента Александр Турчинов, и отчасти поэтому власти удалось купировать соответствующие настроения за пределами Донбасса и Крыма.

Согласно господствующей версии, Донбасс и Крым были оккупированы российскими войскам, а местное население мечтает возвратиться в Украину.

Между тем, страх сепаратизма в ответ на радикальные действия власти – это уже вчерашний день. Пропаганда как бы убедила саму себя, а значит, уже никто ничего не боится. Утверждения о внутренней природе украинского конфликта давно приравнены к крамоле. Согласно господствующей версии, Донбасс и Крым были оккупированы российскими войскам, а местное население мечтает возвратиться в Украину. Там ему обещан мир, а заодно, из сострадания к «заложникам», поражение в правах, в частности, избирательных.

Об избирательном праве – это не мое допущение. Эта мысль настойчиво озвучивается разного калибра участниками политического процесса – теми, кто сегодня ликует в связи с решением КСУ. И уж если сепаратизм – это не протест местного населения, то и для новой волны украинизации никаких преград нет. Оккупант, как нам объяснили СМИ, надежно заблокирован на Донбассе, а жители юго-востока сами осознают свою второсортность и готовы принять любые наказания за использование в быту языка оккупанта.

Между тем, реальный взгляд на события весны 2014 года дает совершенно иное объяснение договороспособности большей части юго-востока. Решение Александра Турчинова поумерить шовинистический пыл переформатированной Майданом Рады показало региональным элитам готовность центральной власти на компромисс. Да, компромисс этот оказался кровавым, однако ни в Харькове, ни в Николаеве никто не приходит к местному предпринимателю, чтобы заставить переписать бизнес на пришельцев из центра. Отмена закона о языке – это сигнал по переформатированию социального устройства юго-востока.

Технически это проще пареной репы: государство, объявившее тотальную украинизацию, автоматически отказывается от прежних подходов к коммуникации с русскоговорящим посетителем. Ему будут дурить голову двусмысленными идиомами, народными поговорками вперемешку с новоязом, и, выдавая все это из за языковые изыски, футболить из кабинета в кабинет. И так до тех пор, пока дело не дойдет до проваленных сроков, просроченных квитанций и штрафов с пеней. Одновременно, появится и конкурент – местный ветеран Майдана и АТО, перед которым любая инстанция встает по стойке смирно.

Начнет завозиться и рабочая сила из центральной и западной Украины, тоже из числа безработных участников и ветеранов, возникнут конфликты. И вот, милиция прощает таким ребятам, например, проколотые шины микроавтобуса, из окна которого играли шансон, или русская попса. В итоге, речь пойдет уже не об отжиме условной бензоколонки условным Сашей Стоматологом за условные 70% от реальной цены. Нет, речь пойдет о тотальном выбивании из бизнеса местных предпринимателей с целью не только экономической, но и политической – изменения социокультурной и демографической ситуации в регионе. Кто сомневается – пусть ознакомится с историей окончания других гражданских конфликтов: реконструкции юга США, или захвата Восточной Германии ФРГ. Всегда и везде власть победителя устанавливалась именно так. Немцы, например, опустили восточногерманские дипломы до уровня бакалавра и на все должности, требующие степени магистра назначили выходцев с запада.

Верховная Рада вбрасывает законодательную инициативу о подъеме призывного возраста — без особой нужды не мобилизуют тридцатилетних и негодных к воинской службе

Разумеется, все это понимают на юго-востоке и не только. Особенно ожесточенными конфликтами отмена закона Кивалова-Колесниченко обернется в Закарпатье и на Буковине. СБУ и отечественные СМИ будут искать мифическую руку Тирасполя, однако на международном уровне первую скрипку будут делить Будапешт и Бухарест.

Решение КСУ – это очевидная провокация, нацеленная на усугубления гражданского противостояния, раскола между регионами, и раздувание приграничных конфликтов с восточноевропейскими соседями. Ведь для чего-то Верховная Рада вбрасывает законодательную инициативу о подъеме призывного возраста — без особой нужды не мобилизуют тридцатилетних и негодных к воинской службе. И зачем-то одновременно сюда прибывает первая партия оружия из США. Об этом, кстати, как об огромном личном достижении нам сообщил президент – последовательный сторонник соблюдения соглашений о прекращении огня на Донбассе. И если обострения на этом фронте не предвидится, значит, его создают где-нибудь в другом месте. Страну без дела оружием не накачивают, тем более американским. Ибо, как пел Егор Летов: «Винтовка – это праздник».

Мирослав Буряк

Print Friendly, PDF & Email