Автор: Эмили Чанг, Vanity Fair

Некоторые из самых влиятельных жителей Кремниевой долины стали завсегдатаями закрытых вечеринок, полных оргий и тяжелых наркотиков. И эти истории давно перестали быть скандалом и даже тайной. Они стали декларацией прав гражданина на авангардный образ жизни и экстраваганзу. Впрочем, нравится это далеко не всем. В частности, это не нравится Эмили Чанг – автору книги «Brotopia».

Примерно раз в месяц, в пятницу или в субботу вечером, технократы из Кремниевой долины собираются на разгульную вечеринку. Иногда место встречи — внушительный особняк в Сан-Франциско, иногда — богатый дом в предгорьях Атертона или Хиллсборо. В особых случаях участники едут на север в чей-то замок в долине Напа или на частный пляж в Малибу, или на яхту у побережья Ибицы. Вакханалия длится целый уикенд. Места проведения меняются, но многие участники и цель всегда неизменны.

Участие в элитных оргиях, по их словам — это расширение личного развития и открытости миру. Это, если хотите, смелость, которая наполняет их верой в свою способность изменить мир.

В «Brotopia» приводятся истории десятков «белых воротничков», присутствовавших на подобных мероприятиях, причем большинство из рассказывали эти истории без тени смущения, и тем более чувства стыда. Наоборот, они гордятся этим, полагая, что таким образом они ломают традиции и стереотипы. Они чувствуют себя чуть ли не Джулианами Ассанжами, смело потрясающими основы американского государства. И речь идет о первых лицах американской и мировой IT-индустрии. Люди такого уровня говорят о подобных делах самодовольным, не допускающим критики тоном. Участие в элитных оргиях, по их словам — это расширение личного развития и открытости миру. Это, если хотите, смелость, которая наполняет их верой в свою способность изменить мир. И да, они считают, что их право на нарушение запретов не останавливается на мире технологий, а распространяется на всё общество. Правда, мало кто из участников был готов говорить без гарантии анонимности.

Этот вопрос давно выходит за пределы личной жизни. Существующая в сфере IT корпоративная культура, замешанная на разнообразных формах «аморалки» давно определяет в Кремниевой долине то, как делаются дела.

Секс-вечеринки технологичных и знаменитых

По рассказам тех, кто посещал подобные мероприятия, в число участников и организаторов входят влиятельные инвесторы первого эшелона, известные предприниматели и топ-менеджеры. Среди них — титаны отрасли с очень громкими именами. А вот у приглашённых женщин бывает самая разная квалификация и положение. Если вы привлекательны, согласны и (как правило) молоды, то вам не нужно беспокоиться о своем резюме или размере банковского счета. В общем, не все дамы работают в сфере технологий – люди из сферы торговли недвижимостью, организации всевозможных психо-бизнес-велнесс-тренингов, пиара. Иногда на оргии соотношение женщин и состоятельных мужчин составляет примерно два к одному, и у кавалеров имеется хороший выбор. Как сказал мне один инвестор: «Знаешь, на обычных IT- вечеринках женщин практически нет. Но на этих вечеринках их множество».

Критически важно рассказать, как маргинализируются участницы этих мероприятий.

Критически важно рассказать, как маргинализируются участницы этих мероприятий. Как сказала анонимная женщина-инвестор: «Женщины идут в эту культуру, чтобы улучшить свою жизнь. Ведь они являются низшим классом в Кремниевой долине». Инвестор-мужчина, работающий на одного из самых влиятельных людей в области технологий, выразился так: «Я наблюдаю много мужчин на ведущих позициях, которые спят одновременно с десятками женщин. Но если каждой из этих женщин все равно, то есть ли в этом преступление? Можно сказать, что это отвратительно, но не незаконно. Вот только это воспроизводит культуру унижения женщин».

Надо понимать, что существует большое количество вариаций экспериментального сексуального поведения. Некоторые мероприятия целиком посвящены сексу, могут проводиться без наркотиков и алкоголя (для обеспечения безопасности и «продуктивности») и требуют сбалансированного соотношения полов. Другие просто переполнены наркотиками и женщинами и обычно заканчиваются в групповых «обнимашках», что легко переходит к таким же групповым сексуальным контактам.

Мужчины приходят только по непосредственному приглашению хозяина вечеринки и обычно могут приводить с собой любое количество женщин. Парни не могут прийти «за компанию», это бы расстроило предпочтительное соотношение полов. Приглашения распространяются из уст в уста, через Фейсбук и Snapchat, где сообщения автоматически исчезают. Никто не пишет «секс-вечеринка» или «оргия» – все приглашённые все понимают. Женщины тоже пускают слух среди подруг, и никто не скрывает ожиданий. Это может звучать примерно так: «Хочешь на одну действительно эксклюзивную горячую вечеринку? Тема – бандаж. Это будет в доме основателя такой-то инвестиционной компании, и он просил передать тебе приглашение».

Возможно, эти сексуальные особенности является всего лишь одним из многих ответвлений в продвинутой культуре зоны Залива, которая, например, породила фестиваль выживания в пустыне «Burning man», в настоящее время популярный у технической элиты

Возможно, эти сексуальные особенности является всего лишь одним из многих ответвлений в продвинутой культуре зоны Залива, которая, например, породила фестиваль выживания в пустыне «Burning man», в настоящее время популярный у технической элиты. Всё-таки подавляющее большинство людей в Силиконовой долине понятия не имеют, что такие сексуальные вечеринки вообще проводят. Но если вы читаете это и качаете головой, говоря: «Это не та Кремниевая долина, которую я знал», то вы, скорее всего, не являетесь богатым основателем компании или инвестором в сфере IT (или женщиной из этой сферы в возрасте от 20 до 30). И вы, вероятно, не понимаете, как такое возможно: «Любой посторонний человек, глядя на это, скажет: «Боже мой, это такая гниль!», — однако у участников иные представления о происходящем.

По словам людей с опытом участия, оргия обычно происходит ночью. Гости приходят до обеда и проверяются частными охранниками, которые заворачивают их в случае отсутствия приглашения. Иногда на вечеринку нанимают прислугу. Но на самых интимных собраниях участники сами готовят обед вместе, что позволяет им не выгонять официантов после десерта. Алкоголь облегчает общение до момента, пока за последним блюдом не появятся наркотики. В основном, это какая-то разновидность MDMA, также известная как Ecstasy или Molly. Она превращает практически посторонних друг другу людей в очень нежных друзей. Собственно, именно из-за этого таблетки Molly попали на логотипы некоторых из самых известных технологических компаний. Некоторые называют эти вечеринки «E-party».

MDMA – мощный препарат долгого действия, который может поддерживать эйфорию, давая маниакальную энергию в течение трех или четырех часов. По мере того, как выделяется допамин, атмосфера электризуется и обычные ограничения спадают. Люди начинают обниматься и расходятся по парам. Это не групповые оргии в обычном смысле, но участники часто идут втроем или большими группами. Они могут удалиться в одну из многочисленных комнат или лечь на пол прямо в зале. Потом ночь превращается в день, компания собирается на завтрак, после чего некоторые снова могут заняться сексом. Поесть, принять наркотики, заняться сексом, повторить.

Перевод Евгения Селякова

Часть 2.
Часть 3.
Часть 4.

1,041 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

Print Friendly, PDF & Email