Вечность восстаёт из неизбежности, как призрак из трупа. Капиталистическая версия политики неизбежности, подающая рынок в качестве замены политического процесса, порождает экономическое неравенство-, которое подрывает веру в прогресс. По мере того, как социальная мобильность замирает, неизбежность уступает место вечности, а демократия уступает место олигархии. Когда олигарх, возможно, с опорой на фашистские идеи, рассказывает о невинном прошлом, это становится поддельным лекарством для людей с настоящей болью в сердцах. К данному представлению приводит вера в то, что эта технология служит свободе. Олигарх приходит в настоящую политику из мира фантастики и управляет, создавая мифы и искусственные кризисы.

В 2010-е один такой человек, Владимир Путин, проторил путь от вымысла к власти другому подобному человеку,  Дональду Трампу. Российские лидеры защитили себя и свое богатство, экспортируя вовне политику вечности после того, как освоились с ней дома, в России.

Спустя десятилетие после падения Советского Союза власть в России перешла от Бориса Ельцина к Владимиру Путину не столько благодаря выборам, сколько благодаря обману и вымыслу. В России вообще никогда не утверждалась демократия, если под ней подразумевать смену власти в результате свободных выборов. Ельцин стал президентом Российской Федерации на выборах в ​​июне 1991 года, когда Россия была ещё советской республикой. Те, кто принимал участие в этих выборах, не выбирали президента независимой России, поскольку её еще не существовало. Ельцин просто остался президентом после объявления независимости. Разумеется, подобный институционально неоднозначный способ прихода к власти был типичен для начала 1990-х годов. После падения Советской империи в Восточной Европе, а затем и самого Советского Союза, новые гибридные системы управления появились в результате различных тайных и открытых договорённостей, а иногда и свободных выборов. В других посткоммунистических государствах президентские и парламентские выборы проводились быстро и справедливо. В Российской Федерации выборов, которые могли бы легитимизировать Ельцина или подготовить путь для его преемника, не было.

Собравшийся вокруг Ельцина тесный кружок богачей хотел контролировать демократию ради его и своей пользы. Этих людей окрестили «олигархами». Конец советской плановой экономики вызвал лихорадочную борьбу за управление природными ресурсами и прибыльными отраслями промышленности. Это быстро создало новый класс богатых людей. Дикая приватизация была совсем не тем, чем должна быть рыночная экономика. По крайней мере, она не была рыночной экономикой, как её обычно описывают. Рынки требуют верховенства закона, что оказалось самым слабым аспектом постсоветских преобразований. Принимавшие верховенство закона как само собой разумеющееся, американцы могли воображать, что рынки сами создадут необходимые институты. Это оказалось ошибкой. Что на самом деле было важно, это смогли ли вновь возникшие независимые государства установить верховенство закона. Прежде всего, это выразилось в том, сумели ли они обеспечить законную передачу власти посредством свободных выборов.

В 1993 году Ельцин распустил российский парламент и отправил солдат против народных депутатов. Он сказал своим западным партнерам, что это необходимо для ускорения рыночных реформ. Эта версия событий и была принята в американской прессе. Пока речь шла о рынках, политики неизбежности могли рассматривать нападение на парламент как шаг в сторону демократии. В тот раз Ельцин использовал конфликт с парламентом в качестве оправдания для укрепления должности президента. В 1996 году команда Ельцина сфальсифицировала выборы, чтобы выиграть ещё один президентский срок.

К 1999 году Ельцин был явно болен и слишком много пил. Это чрезвычайно обострило проблему преемственности. Чтобы его сменить, были необходимы выборы. С точки зрения олигархов, выборы и их результаты нужно было контролировать. Был необходим преемник, который бы позволил семье Ельцина остаться в живых и сохранить свое богатство. Под «семьёй» понимались как родственники в обычном смысле, так и, в российском смысле, кружок дружественных олигархов. «Операция Преемник», как этот проект называли в Кремле, состояла из двух этапов. На первом этапе нужно было найти нового, не слишком известного человека. На втором этапе нужно было создать фальшивую проблему, а затем победоносно её решить.

Чтобы найти преемника, окружение Ельцина организовало опрос общественного мнения о любимых среди народа героях. Победителем стал Макс Штирлиц, герой серии советских романов, которые затем были экранизированы. Наиболее известной экранизацией стал телевизионный сериал «Семнадцать мгновений весны» 1973-го года. Вымышленный Штирлиц был советским агентом в немецкой военной разведке в годы Второй мировой войны. Это был коммунистический шпион в нацистской форме.

Наиболее похожим на вымышленного Штирлица оказался Владимир Путин, который когда-то работал в КГБ на незначительном посту в Восточной Германии. Он положительно зарекомендовал себя в бытность помощником мэра Санкт-Петербурга в 1990-х годах. Путин был известен Кремлю и считался командным игроком. Он работал с Ельциным в Москве с 1998 года, главным образом в качестве руководителя Федеральной службы безопасности (ФСБ, бывшего КГБ). Когда в августе 1999 года его назначили премьер-министром при Ельцине, Путин не был знаком широкой общественности, и не выглядел вероятным кандидатом на высший выборный государственный пост. Рейтинг его одобрения составлял всего 2%. И тогда пришло время создать кризис, который он мог бы решить.

В сентябре 1999 года в российских городах произошла серия взрывов, в результате которой погибли сотни российских граждан. Возникло подозрение, что исполнителями были офицеры ФСБ. Например, в городе Рязань сотрудники ФСБ были задержаны местными правоохранителями по подозрению в подготовке взрыва. Хотя уже тогда обсуждали возможность того, что это могли быть сознательно направленные против своих граждан теракты, поднявшаяся волна патриотизма заглушила все вопросы.  Путин распорядился начать новую войну против той части России, которую назначили ответственной за взрывы. Чеченская Республика в Кавказском регионе на Юго-Западе России провозгласила независимость в 1993 году, а затем остановила направленную против неё российскую армию. Каких-либо доказательств того, что чеченцы имели отношение к взрывам 1999-го года, не было.

Благодаря второй чеченской войне рейтинг одобрения Путина в ноябре достиг 45%. В декабре Ельцин объявил об отставке и назвал Путина своим преемником. Благодаря контролю над  телевидением, манипуляциям с голосованием, атмосфере террора и воинственного патриотического подъёма, Путин получил на президентских выборах в марте 2000 года абсолютное большинство голосов.

Чернила политической фантастики — это кровь.

4 декабря 2011 года россиянам было предложено поддержать путинскую партию «Единая Россия», и предоставить ей большинство в нижней палате российского парламента. Это был особый момент, поскольку тогдашний президент Дмитрий Медведев, и бывший тогда премьер-министром Путин уже объявили, что они намерены поменяться местами после следующих президентских выборов. После победы их партии на парламентских выборах и выигрыша Путиным предстоявших в марте президентских выборов Медведев должен был служить Путину в качестве премьер-министра.

Многие россияне не считали привлекательной перспективу вечного правления Путина. После глобального финансового краха 2008 года экономический рост в России замедлился. Ни Путин, ни Медведев не предложили программу, которая бы изменила зависимость России от экспорта сырьевых товаров или предлагала перспективу социальной мобильности. Таким образом, многие россияне рассматривали эти выборы как последний шанс предотвратить стагнацию и проголосовали соответственно. По подсчетам независимых российских наблюдателей, на выборах «Единая Россия» набрала около 26% голосов. Тем не менее, этого хватило, чтобы партия могла контролировать большинство в парламенте. Российские и международные наблюдатели критиковали несбалансированное освещение в средствах массовой информации, а также манипулирование голосованием. В то же время, присутствовавший как дружественный к режиму «наблюдатель» лидер Британской национальной партии и отрицатель Холокоста Ник Гриффин, объявил выборы в России «намного более справедливыми, чем британские».

5 декабря начались протесты. 10 декабря в Москве на улицах собралось около 50 000 человек. 24 декабря это число выросло до 80 000 человек. На протяжении месяца россияне выходили на улицы в 99 городах. Это стало крупнейшим протестом в истории Российской Федерации. Главным лозунгом протестов стал: «За честные выборы!»

Тимоти Снайдер

Перевод Евгения Селякова

Часть 1.

Часть 3.

Часть 4.

Print Friendly, PDF & Email