28 июня 1996 года народный депутат Михайло Сирота с парламентской трибуны отстаивал далеко не первый проект нового Основного Закона. Он должен был заменить Конституционный договор 1995 года и Конституцию СССР, невозможно было предположить, какая судьба ожидает новую Конституцию.

В те дни, 21 год назад, еще работали ссылки на Универсалы Центральной Рады, конституции Пилипа Орлика и УНР. Но если вплоть до конца 2013 года можно было говорить о невыполнении или недостаточном выполнении многих конституционных норм, то после этого периода и вплоть до сегодняшнего дня – о полном их попрании, насмешке над Конституцией, издевательстве над Основным Законом, «изнасиловании» большинства его статей.

Ли Куан Ю, многолетний руководитель Сингапура, назвал свою знаменитую книгу «Из третьего мира – в первый». Начиная с 2014 года Петр Порошенко получил возможность ежедневно накапливать материалы для своих будущих мемуаров, название которых уже существует: «Из первого мира – в третий».

О действии нынешней Конституции в 2017 году надо писать в уже позабытом стиле советского фейлетона.

Вот статья 8: «в Украине признается и действует принцип верховенства права». Кто бы мог подумать… Не верховенства силы, а верховенства права. Мне интересно, а что по этому поводу в Центральной избирательной комиссии? Припоминаю, как 7 октября 2014 года Валентин Наливайченко, тогдашний председатель СБУ, накануне парламентских выборов заявлял: к «процессу организации безопасного голосования и подсчета голосов могут привлекаться добровольческие батальоны».

Верю Наливайченко: это действие принципа верховенства права в рамках нынешнего выполнения Конституции Украины.

Статья 24: «граждане имеют равные конституционные права и свободы и равны перед законом».

Понимаю. Просто в Украине – граждане какие-то «несознательные», причем – давно. Представьте себе, по данным опроса Центра Разумкова еще в июне 2014 года, 40% жителей подконтрольного Украине Донбасса не намеревались принимать участие в выборах в Верховную Раду. А в Харьковской области так были настроены 33% жителей, в Днепропетровской и Запорожской — 19%. Не верят восточные украинцы в равенство конституционных прав, и это странно, не правда ли?

Статья 28 Конституции: «Каждый имеет право на уважение его достоинства. Никто не может быть подвергнут пыткам, жестокому, бесчеловечному или унижающему его достоинство обращению или наказанию».

Уверен, что все переселенцы из ОРДЛО готовы под присягой, да не в украинском, а в европейских судах подтвердить, что украинское государство никогда не демонстрировало к ним другого отношения, кроме беспредельного уважения.

Конституционная статья 34: «каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений».

Главный редактор издания «Страна юа» Игорь Гужва – я в этом убежден – готов публично подтвердить, что право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений соблюдается даже в следственном изоляторе МВД. Взгляд у него на порядки в этом учреждении свежий, незамутненный.

Есть и статья 35 Конституции: «каждый имеет право на свободу мировоззрения и вероисповедания. Это право включает свободу исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, беспрепятственно отправлять единолично или коллективно религиозные культы и ритуальные обряды, вести религиозную деятельность».

Я обожаю эту статью Конституции в контексте практически ежедневных сообщений о захватах храмов Украинской Православной Церкви. Масса примеров, как право на свободу мировоззрения и вероисповедания превращается в силовое воздействие на верующих.

Статья 37: «создание и деятельность политических партий и общественных организаций, программные цели или действия которых направлены на незаконный захват государственной власти…».

Март 2013 года, заявление нынешнего министра МВД Арсена Авакова «ключевым фактором в этом противостоянии, вылившемся в кровавое побоище в Киеве, была третья сила. И эта сила не украинская».

А сейчас на дворе июль 2017 года. Убежден: четыре года Авакову не хватило, чтобы понять, что это за сила такая – не украинская.

Статья 45 Конституции: «каждый работающий имеет право на отдых».

Явно устарела. Каждый неработающий – тоже право на отдых и на субсидию, и на нищенское прозябание. И на то, чтобы искать работу, а многие так и делают – в странах подальше от Украины.

Конституционная статья 49: «каждый имеет право на охрану здоровья, медицинскую помощь и медицинское страхование».

Устарела. Ее следует дополнить, после слов «каждый имеет право» написать – в рамках, установленных Ульяной Супрун, и дальше – «на охрану здоровья».

В стране триумфально действующей Конституции совершенно убедительно прозвучало поздравление ее президента. Навечно в памяти народной слова Петра Порошенко: есть «такой анахронизм как депутатская неприкосновенность». Я глубоко тронут словами гаранта Конституции: «соответствующий мой законопроект изменений в Конституцию готов. Еще раз подчеркиваю, что надеюсь, что народные избранники в недалеком будущем примут соответствующие решения».

Хотелось бы почитать этот законопроект вместо слов автора, что такой будущий документ готов.

Но, сказав это, чувствую угрызения совести за придирки – разве не выполнил Петр Порошенко обещания окончить войну, данные им в мае 2014 года?

Вячеслав Пиховшек

5 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

Print Friendly, PDF & Email