2019 год должен определить судьбу Украины на следующие 4 года, поскольку на март запланированы выборы главы государства. Однако сегодня нет уверенности, что это произойдёт. В связи с российской агрессией, и последовавшим за ней введением военного положения, возникает масса вопросов. Состоятся ли выборы? А если и состоятся, то в полном ли масштабе? Или отдельные области, где поддержка действующего президента не так сильна, будут отрезаны от голосования путём продления там военного положения? Как это отразится на позициях других кандидатов, и предпримут ли они какие-либо меры во избежание подобного поворота событий? Обсуждению этих вопросов посвящён выпуск программы «О политике с Бузаровым», гостем которой стал политический эксперт Руслан Бортник.

«Военное положение – это очень опасный инструмент, двуручный. В нашей истории оно вводилось два раза, полтора раза, скажем так. В первый раз эффективно в 1941 году и второй раз неэффективно – чрезвычайное положение, которое похоже во многом на военное положение в 1991 году, когда был ГКЧП», – напоминает Бортник. В 41 году это помогло мобилизовать страну, говорит он. Но в 91 году это только приблизило конец ГКЧП, поскольку военное положение выполнить было невозможно и общество в итоге повалило власть. Таким образом, военное положение может привести к полной потере контроля, если институты власти не до конца контролируют ситуацию.

Сейчас, по мнению эксперта, мы наблюдаем попытки наполнить военное положение смыслом. «Изначально цель его была другая – сорвать выборы, играть с атмосферой выборов, потому что удалось бы контролировать медиа и политических оппонентов, и играть с датой, если бы оно было введено на территории всей Украины на 60 дней», – считает Бортник. Однако этот замысел сорвался, и теперь власть пытается обосновать необходимость этого решения.

Оценивая дальнейшие перспективы, эксперт прогнозирует, что 27 декабря военное положение закончится: «Любое его продление означает делегитимизацию избирательной кампании, означает кризис».

Бортник называет текущий режим военно-политическим положением, поскольку ничего не поменялось. Если объяснять одной фразой, то «на самом деле военное положение имеет две составляющие: одна автоматическая – это запрет изменений в конституцию, выборов, митингов и демонстраций, она вступила в силу»; и вторая часть – «ограничение прав и свобод граждан, и возможность концентрировать ресурсы в интересах военных», которая не вступила в силу.

Говоря о выгоде или угрозе военного положения для соперников Порошенко, а конкретно для Юлии Тимошенко, Бортник отмечает растерянность, которую она проявила во время голосования в Раде. По сути, все в ВРУ были загнаны в рамки: проголосовать «за» и показать себя патриотом, или выступить «против» и быть названным рукой Кремля. Если учитывать, что ещё несколько месяцев назад президент не единожды (а именно 12 раз) высказывался против военного положения, то это лишний раз доказывает, что целью была не борьба с РФ, а внутренние вопросы.

При этом эксперт указывает на козырную карту, возможность разыграть которую получили оппозиционные силы. Введением такого режима военного положения власть разделила страну на два сорта. И при умелом подходе оппозиция может использовать этот факт дискриминации для мобилизации электората.

Далее в выпуске программы смотрите анализ шансов Владимира Зеленского на победу в президентских выборах, а также ответ на вопрос, почему Коломойскому может быть не выгоден президент Зеленский. Кроме того, эксперты говорят о перспективах двусторонних переговоров с Россией и реальности воплощения этого направления.

Подводя итоги, Бортник оценивает вероятность отмены выборов 31 марта.

Екатерина Щербак

Print Friendly, PDF & Email