Для многих европейских государств 2018 год станет определяющим. Волю на общенациональных выборах уже выразили граждане Армении, Азербайджана, Венгрии, Чехии, России и Финляндии, осенью также предстоят выборы в Грузии и Молдове. В Армении и Венгрии недавние парламентские выборы стали последней каплей – требующая радикальных перемен часть общества отказалась признать поражение, и, потеряв веру в саму возможность реванша в рамках демократических процедур, вышла на улицы.

Условия для последующих событий в Армении были заложены еще в 2015 году, когда бывший президент Серж Саргсян, озаботившись своим политическим будущим по окончанию второго президентского срока, решил изменить конституцию, превратив Армению из президентской в парламентскую республику.

Нечто подобное мы проходили в первой половине двухтысячных, когда Леонид Кучма вынес на референдум новый проект основного закона. Он тоже планировал ослабить позицию главы государства в пользу главы правительства, претендуя занять этот пост по окончанию второго президентского срока.

Впрочем, в отличие от своего армянского коллеги, Леонид Кучма от этой идеи отказался – после фальстарта социалистов с пленками Мельниченко Кучма увидел в них опасных конкурентов. Результаты референдума отправились на свалку истории, Леонид Кучма пошел другим путем – сделал ставку на неискушенного в киевских интригах Виктора Януковича с целью занять премьерское кресло, а вместе с ним и место главного советника при слабом президенте, ориентированном исключительно на собственный региональный клан. Закончилось все так же, как и в Ереване, только не так быстро.

Армения. Предпосылки к началу протестов

Однако вернемся к событиям в Армении. 2 марта 2018 года Народным Собранием на пост президента республики Армения был избран единственный кандидат Армен Саркисян, полномочия которого ограничены исключительно представительскими функциями, при этом реальная власть перешла в руки премьер-министра. На эту должность тоже был предложен единственный кандидат – Серж Саргсян, разумеется, от правящей партии. Граничащая с издевкой лаконичность списка соискателей вызвала естественное возмущение в обществе, которое успешно оседлал оппозиционный политик и лидер оппозиционного парламентского блока «Елк» Никол Пашинян.

Армению, следует признать, лихорадило и ранее, при этом поведение властей в отношении организаторов беспорядков и терактов традиционно было каким-то расхлябанным. Что, впрочем, неудивительно – в правящей коалиции, помимо Республиканской партии Армении, буквально до вчерашнего дня присутствовал и младший партнер — Революционная партия «Дашнакцутун», влиятельная в диаспоре и имеющая огромный опыт подпольной и террористической деятельности, как в Армении, так и в других странах. Более того, присутствие «дашнаков» в правящей коалиции вовсе не мешало представителям этой транснациональной армянской партии выступать в роли самых непримиримых противников власти.

Страна радикалов

Тут обязательно вспомнить еще одну ключевую фигуру армянской политики – Жирайра Сефиляна – выходца из Ливана, участника армянского сопротивления во время ливанской войны, бывшего командира Шушинского особого батальона (ответственного за массовое убийство мирных азербайджанских жителей в Ходжалы), подполковника, кавалера ордена «Боевой крест I степени» за участие в карабахской войне, лидера оппозиционного движения «Учредительный парламент».

С движением также связана радикальная организация «Сасна црер» (храбрецы Сасуна — названа в честь армянского эпоса Давид Сасунский). Именно движением «Сасна црер» в июле 2016 было захвачено отделение полиции в районе ереванского аэропорта Эребуни. В ходе захвата погиб оказавший сопротивление полицейский. Террористы требовали освобождения арестованного ранее за хранение оружия оппозиционера Жирайра Сефиляна.

20 марта 2018, одновременно с началом массовых протестов, состоялся суд над членами «Сасна црер», долгое время откладывавшийся из-за состояния здоровья обвиняемых – один из членов группы Сергей Кюрегян слег в тюремную больницу с пневмонией, другой – гражданин США Каро Егукян жаловался на сердечно-сосудистые проблемы. Как заявлял тогда адвокат подсудимого Тигран Айрапетян, каждый раз при входе в зал суда давление обвиняемого в содействии террористам политзаключенного Каро Егнукяна поднимается до 230-260. Есть реальная угроза, что в следующий раз участие в процессе будет стоить ему жизни. По итогам суда, приговор пока вынесен лишь Жирайру Сефиляну – 10 лет и 5 месяцев тюрьмы. По версии следствия, он лично координировал действия по захвату полицейского участка.

Напомним, переговоры между полицией и заблокированными в отделении полиции террористами длились более двух недель, при этом с противоположной стороны полицейский кордон атаковали «мирные» (в смысле, невооруженные) сторонники Жирайра Сефиляна. Среди них был и Каро Егукян, по мнению правоохранителей именно он руководил этим протестом.

«Елк», или «храбрецы Сасуна» — на чьей стороне реальные симпатии протестующих?

Между тем, вернемся к личности нынешнего лидера армянского Майдана  Никола Пашиняна. На сегодняшний день Пашинян является депутатом Национального собрания от партии «Елк», выступающей против внешнеполитического сотрудничества Армении с Российской Федерацией. Антироссийский сентимент связывает «Елк» с упомянутыми движениями «Учредительный парламент» и радикалами из «Сасна црер». Как заявлял в суде  лидер группы, захватившей отделение полиции Варужан Аветисян, организация ведет борьбу с колониализмом: «Армения не должна становиться российской губернией».

Впрочем, «Сасна црер» всегда заявляли о своем недовольстве  попытками «Елк» тянуть одеяло на себя. Как заявляет тот же Варужан Аветисян, комментируя выступления в поддержку «Сасна црер»: «Господин Пашинян поступил неправильно. Он, фактически, узурпировал поднимающееся народное движение, используя его в личных, узко партийных интересах. Это предосудительное явление. Я надеюсь, что впредь господин Пашинян будет воздерживаться от таких шагов». Как видим, напрасно надеялся. Сегодня, неискушенный читатель международных новостей помнит только одно лицо ереванских протестов – бывшего журналиста Никола Пашиняна. Очевидно, благодаря поддержке в прессе, где Пашинян, как и Мустафа Найем в киевской медиасреде, свой среди своих.

Между тем, как показывает опыт киевского Майдана, из-под завесы, создаваемой политиками-журналистами, обязательно выходят радикальные националисты. Посему, наблюдая за протестами в Ереване, следует внимательно следить за «храбрецами Сасуна» и «Учредительным парламентом» — статус политзаключенных часто оказывается очень выгоден. Более того,  протесты, начатые под демагогию о засилии «карабахских», могут легко обернуться захватом власти более радикальным крылом ветеранского движения, напуганным сближением России и Азербайджана. Их, в целом, можно понять: пришедшая из Донбасса формула «Путин слил» воспринимается всерьез всем сепаратистским интернационалом постсоветского пространства, карабахские сепаратисты тут не исключение.

Немаловажно, что Никол Пашинян долгое время входил в окружение первого президента Армении Левона Тер-Петросяна. В 2006 году ими был даже учрежден блок «Импичмент». Впрочем, за эту деятельность отсидел лишь Никол Пашинян – он был осужден на 7 лет. Отсидел, впрочем, он меньше полутора лет, поскольку в мае 2011 года был освобожден по амнистии в честь 20-летнего юбилея Армении.

После освобождения Пашинян долгое время входил в ближайший круг президента Тер-Петросяна (кстати, как и Жирайр Сефилян тоже ливанца), в 2014 году перешедшего на сторону своего вчерашнего противника Саргсяна. Между тем, после нападения «Сасна црер» на полицейский участок, Пашинян неожиданно переобулся, обвинив прежнего патрона в безвольности, слабости, и слиянии с коррупционерами из правительства. Что, впрочем, неудивительно – в начале своей карьеры Пашинян был противником Левона Тер-Петросна, запретившего деятельность Дашнакцутун на территории Армении. Более того, он даже пострадал из президента: Пашиняна, сотрудника оппозиционной (продашнакской) газеты, отчислили с журналистского факультета столичного университета, якобы за участие в секретной структуре, действовавшей в службе безопасности партии Дашнакцутун «Дро» (организация была названа в честь генерала Дро).

Национал-радикалы на смену экзальтированным либералам

Серж Саргсян, надоевший своим бессменным лидерством оказался скорее поводом, нежели целью протестов.  Никол Пашинян не собирается прекращать акции и после его отставки. Теперь он требует избрания правительства не в стенах парламента, на площади, как это было в Киеве в 2014 году во время избрания правительства Арсения Яценюка. И тут, вероятнее всего, «дашнаки», применившие тактику одновременной работы и с властью и оппозицией, возьмут свое – именно они располагают реальным уличным и парамилитаристским ресурсом. Кстати, точно также  действовали в Украине связанные с ОУН орденские организации – разбившись на множество мелких партий и групп, примыкая ко всем партиям и блокам, смело вступая во временные тактические союзы – вплоть до соглашений с самыми непримиримыми противниками: поддержка кандидата в президенты Викторя Януковича организацией «Братство» в 2004 году, выступления Тараса Черновола в роли спикера Партии Регионов, даже Виктор Ющенко, в период борьбы за президентское кресло обещал министерские должности в своем правительстве, в том числе, и членам КПУ. Вероятно, так и не договорились.

И это не единственный момент, связывающий «Дашнакцутун» и ОУН. Обе организации – националисты-революционеры, пересидевшие преследования в СССР и опирающиеся на диаспоры. Обе организации активно сотрудничали в советский период со спецслужбами западных стран, а в период Второй мировой войны участвовали в формировании дивизий ваффен-СС. Дашнакцутун, как собственно и ОУН, отрицают поддержку нацистов, однако чествуют на уровне национальных героев Армянский легион генерала Дро (Драстамат Канаян), собранный из армянских эмигрантов и военнопленных, с целью «освобождения» Армении для создания «Великой Армении под протекторатом немцев».

Как и большинство лидеров ОУН, генерал Дро бежал в США, однако в отличие от украинских соратников по Всемирной антикоммунистической лиге, советские спецслужбы на него не охотились – Дро умер в почтенном возрасте во время поездки в Ливан. В 2000 году его тело, похороненное в Бостоне,  было с почестями перезахоронено в армянском Апарпане у мемориала воинам-героям (участникам битвы при Баш-Апаране, когда в 1918 году  армянские регулярные части и ополчение разбили наступавшие на Ереван турецкие войска.

Сирануш Багдасарова, Екатерина Щербак

Часть 2.

Print Friendly, PDF & Email