Год назад, в марте 2016-го, знаменитая российская теннисистка Мария Шарапова поразила спортивный мир своим откровением. На специальной пресс-конференции экс-первая ракетка мира призналась, что принимала запрещенный медицинский препарат – мельдоний. Добавив, что о запрете этого вещества узнала уже позже, после того, как сдала допинг-пробу после Открытого чемпионата Австралии. Шарапова сообщила, что готова к наказанию за свою ошибку. Наказание последовало незамедлительно: спортсменку дисквалифицировали на два года. Однако адвокатами Марии была подана апелляция в лозаннский Арбитражный суд, и срок «бана» был уменьшен на девять месяцев. В итоге «на свободу» Шарапова вырвется раньше. Уже в конце апреля 2017-го россиянка сможет принимать участие в официальных турнирах.

Поначалу новость о положительной допинг-пробе Шараповой невесть как взбудоражила теннисный мир, поделившийся строго пополам. У Марии нашлись как свои адвокаты (на общественных засадах), так и строгие прокуроры (на тех же условиях). Было сломано немало копий в жарких дискуссиях. Хорошо, что не челюстей.

К чести Шараповой нужно признать, что она во всех этих катаклизмах держалась подобающе своему статусу, не опустившись до уровня отмазок, ремарок «сам дурак» или слезливых извинений. Стоически она отреагировала и на информацию, выданную на-гора хакерами, уличающую сестер Уильямс в регулярном применении допинга (правда, с ведома ВАДА). Позже Антидопинговое агентство признало подлинность этих документов, что, однако, ни в коей мере не сказалось на карьерах американских теннисисток, хотя они «баловались» намного серьезными препаратами, нежели мельдоний. Вопрос, что одним можно кушать допинг, сославшись на неведомые хвори, а другим – категорически нет, водрузился было на повестку дня. Но затем был оттуда благополучно списан за некорректностью. Однако осадок остался…

Затем спор из плоскости «справедливо/несправедливо» перешел в более тихую гавань «сможет/не сможет». Коллеги, специалисты и болельщики начали гадать, вернется ли знаменитая теннисистка на свой былой уровень, или дисквалификация навсегда отбросит ее от элиты.

Мария как бы оказалась посреди быстроходной реки: и до одного берега далеко, и к другому не прибиться. Одни стали ее забывать, другие – еще не приняли.

А затем все эти словесные «мордобои» как-то поутихли. Публике намного интересней то, что происходит на баррикадах, а не то, что остается за кадром. Величие Федерера, падение Джоковича, стабильность Маррея, нестареющие сестры Уильямс, прогресс Кербер – многоликому миру тенниса было, чем жить последние месяцы. Он этим и жил, задвинув вчерашнего кумира на задний план. Соперничать с Сереной, Энди или Роджером, зарабатывающими рейтинговые очки и миллионы на корте прямо сейчас, Мария уже объективно не могла. Ее жизнь кардинально поменялась. На этом фоне информация о появлении Шараповой на Красной дорожке «Оскара», очередная презентация ее именных конфет или прилежность русской красавицы на бизнес-курсах в Штатах скорее походила на отрывки светской хроники. Однако и в этой, новой, главе ее жизни соперничать с условными Ким Кардашьян или Викторией Бекхэм за симпатии посетителей соцсетей не представляется возможным – все-таки Шарапова еще не стала настоящей звездой гламура.

Получается, что Мария как бы оказалась посреди быстроходной реки: и до одного берега далеко, и к другому не прибиться. Одни стали ее забывать, другие – еще не приняли.

В какой Шарапова форме, готова ли физически и психологически, сможет ли побеждать с прежней уверенностью – на эти и подобные вопросы ответить сейчас практически невозможно. Ясно одно: соперницы россиянки по корту ее не ждут.

В данной, действительно непростой, ситуации будет очень интересно наблюдать за возвращением Шараповой в большой спорт. Официально срок ее дисквалификации заканчивается 26 апреля, и уже в этот день она должна выйти на корт на турнире в немецком Штуттгарте. В какой Шарапова форме, готова ли физически и психологически, сможет ли побеждать с прежней уверенностью – на эти и подобные вопросы ответить сейчас практически невозможно. Ясно одно: соперницы россиянки по корту ее не ждут. Общее настроение передала известная испанка Мугуруса, заявив, что оппоненткам все равно, будет или не будет играть россиянка, добавив, что уже успела забыть, кто такая Шарапова.

Вполне возможно, что Мугуруса немного лукавит. Однако то, что путь наверх для Марии будет невообразимо сложным, — факт. За время вынужденного простоя она растеряла весь свой прежний спортивный капитал. Поэтому не может по определению играть на рейтинговых турнирах, поскольку ей не хватит для этого зачетных баллов. Ситуацию могут спасти специальные приглашения от организаторов соревнований – «wild card». Хотя и в этой связи есть нюансы – на турниры серии «Большого Шлема» такое приглашение Шараповой вряд ли светит. К примеру, организаторы ближайшего мэйджора – «Ролан Гаррос» — пока что не планируют приглашать бывшую звезду. И не только из-за отсутствия рейтинговых очков, а, скорее, по той простой причине, что значительные средства тратят на борьбу с допингом. Будет довольно странно, если в такой ситуации Шарапову пригласят в Париж. По этому поводу емко высказался известный французский теннисист Тсонга, заявив, что дать «wild card» Шараповой на Открытый чемпионат Франции – все равно, что дать конфету провинившемуся ребенку.

Когда Шарапова снова выйдет в корт, ей уже будет 30 лет. Не так много, чтобы заканчивать, но очень много, чтобы начинать.

А вот на коммерческие международные турниры Шарапова обязательно будет получать заветные приглашения. Уже сейчас известно, что Мария должна выступать на подобных соревнованиях в Штуттгарте, Мадриде и Риме. Организаторы всех этих и подобных мероприятий не без основания считают, что приглашение россиянки – залог заполненных трибун и автоматическое повышение статуса.

С этим не поспоришь. Красивая, успешная и звездная спортсменка одним своим участием может поднять градус соревнований. На ее появление в корте действительно ожидают болельщики. У них, в отличие от коллег-оппонентов, длиннее память.

Но даже в самых преданных поклонников и почитателей таланта российской теннисной дивы закрадываются большие сомнения относительно ее спортивного будущего. Когда Шарапова снова выйдет в корт, ей уже будет 30 лет. Не так много, чтобы заканчивать, но очень много, чтобы начинать. А начинать ведь придется действительно с нуля.

И если Мария сможет справиться со всем этим ворохом проблем и разочарований, то не единожды злопыхателям придется вспомнить ее резонансную фразу: «Я рождена, чтобы быть воином». Но если все же ренессанс не удастся, Мария всегда может попробовать себя в качестве героинь светской хроники. Хотя и там конкуренция — не приведи, господи.

Какой именно путь выберет Шарапова – знает лишь она.

Print Friendly