В Украине сейчас бесконечное множество проблем. Только за последние месяцы-недели пронеслись по стране блокада ОРДЛО, затягивание очередного транша МВФ, бесконечные митинги, протесты и так далее.

Но даже в этой накаленной ситуации постоянно возникает вопрос языка, будто кто-то хочет отвлечь внимание граждан от более животрепещущих тем.

То в парламенте не дают с трибуны выступать по-русски, то нежданно-негаданно предлагают законопроект «О государственном языке». Проект вызвал в обществе бурю возмущения, на мой взгляд, вполне справедливого.

Из текста проекта видно, что он написан не «в пользу» украинского языка, а «наперекор» русскому. Об этом свидетельствует не только пояснительная записка к законопроекту, но и информационная поддержка, которая сводится к «научным» исследованиям этимологии слова «русскоязычный» и происхождения и развития русского языка в Украине в целом.

Насколько это нужно и своевременно, говорить не буду. Для разумного человека понятно, что не в языке нужно в первую очередь искать истоки внутренних и внешних проблем.

Когда тема языка переводится из филологической в политическую плоскость, возникает вопрос иного порядка. Например, как это было в 1950 году, когда Иосиф Сталин начал дискуссию как бы по вопросам языкознания.

В Украине, как мы увидели за годы её независимости, языковой вопрос тоже имел значение исключительно в сфере политики, а не филологии. Это президентские выборы 1994 и 2004 годов, языковой конфликт 2012 года и, наконец, начало 2014 года с попыткой отмены Закона Украины «Об основах государственной языковой политики».

Вообще этому закону сильно не повезло. Его, как роман Бориса Пастернака «Доктор Живаго» в конце 50-х — почти никто не читал, но дружно осуждали.

Если вспомнить всё, что сопутствовало появлению этого Закона в 2012 году, то можно сказать, что он стал предтечей событий конца следующего года. Принятый акт не нес в себе ничего конфронтационного, но создал в обществе два непримиримых лагеря.

Давайте отбросим предубеждения и рассмотрим закон поближе. Разберемся, есть ли в тексте что-то такое, что служило напряженности и мешало Украине развиваться?

Итак, статья 6 Закона определяет государственным языком украинский язык, который обязательно используется при осуществлении полномочий органами законодательной, исполнительной и судебной властей, в международных договорах и учебном процессе.

При этом статья 7 устанавливает права использования региональных языков и языков национальных меньшинств. Законом к ним отнесен не только русский, но и крымско-татарский, болгарский, идиш, немецкий, словацкий, венгерский, румынский и ещё ряд языков.

Эти языки могут быть использованы и в официальных сферах, если на определённой территории их использует не менее 10% населения.

Далее. Статья 9 Закона требует ведения заседаний Верховной Рады Украины только на украинском, то есть государственном языке. При этом указывается, что выступающий может говорить и на другом языке, а Аппарат парламента, если в этом есть необходимость, должен обеспечить перевод его выступления на украинский язык.

Тут я предлагаю немножко отступить в сторону и вспомнить, мягко говоря, неоднозначный поступок Главы Верховной Рады Украины Андрея Парубия, когда он не дал возможности выступить народному депутату Украины, мотивируя это обязанностью выступать на украинском языке и невозможностью Аппарата осуществлять перевод.

Как мы видим из норм Закона, как бы он не нравился лично Андрею Парубию, такие действия не только игнорируют статью 9, но и говорят о прямой недоработке по созданию условий для синхронного перевода, если таковой действительно необходим.

Статья 10 Закона требует, чтобы акты высших органов государственной власти, которые принимаются обязательно на украинском языке, были также опубликованы на русском и других региональных языках и языках меньшинств.

Скажите, кто хоть раз видел выполнение этой нормы на практике? Даже в 2012 – 2013 годах она оставалась «мёртвой».

Далее идёт статья 11, которая устанавливает, что язык делового общения в государственных учреждениях – украинский, и лишь там, где применяются региональные языки и языки национальных меньшинств, возможно их использование в общении и документообороте. При этом чиновник может (обращаю внимание – может, а не обязан) общаться с посетителем на региональном языке и языке меньшинств только в том случае, если этот посетитель говорит на таковом.

Что тут плохого и сверхъестественного? Ничего.

Потом статьи 14 – 17 определяют язык судопроизводства, прокурорского надзора, нотариального делопроизводства и юридической помощи. Везде обязательное использование украинского языка, но с предоставлением права получать информацию и документы на региональном языки и языке меньшинств, а также использованием перевода, причем за государственный счёт.

Однако в Вооружённых Силах Украины (статья 29) в уставном общении может использоваться только украинский язык, что абсолютно естественно.

Статья 18 Закона устанавливает право общения на разных языках на предприятиях, учреждениях и организациях. Причём, если это касается государственных предприятий и организаций, то основным языком там определён снова-таки украинский.

Образование. Статья 20 Закона говорит о том, что украинский язык должны изучать все, но она ещё и гарантирует получение образования на региональном языке и языке меньшинств. При этом могут даже создаваться отельные классы, если в учебном заведении есть достаточное количество соответствующих учеников.

Примерно такие же правила касательно языка науки, информатики, культуры и так далее.

Однако есть в Законе нормы об использовании кроме (подчёркиваю: не вместо, а кроме) государственного языка также языков региональных и меньшинств в паспорте, употреблении гражданином своего имени, топонимике, рекламе, маркировке товаров.

Эти нормы хоть один день со времени принятия Закона соблюдались в той мере, как им предписано? Я лично таких фактов не встречал.

Вот как раз нормы по части паспортов и топонимики можно и пересмотреть. На мой взгляд, они должны быть только на государственном языке, хотя бы в целях единообразия документооборота.

Итак, вкратце рассмотрев закон, зададимся вопросом: чем он подрывает основы государственности? Что плохого в нём?

Если мы декларируем демократические принципы и движение в Европейский Союз, то я хочу понять, обращали ли критики этого закона внимание на то, что он принят на основе Конституции Украины, Декларации прав национальностей, Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств, которая ратифицирована Верховной Радой Украины ещё в 2003 году.

Есть, правда, и другая крайность. Например, поданный в Верховную Раду Украины законопроект «Об обеспечении государственной поддержки мероприятий по развитию, популяризации и защите русского языка, других языков национальных меньшинств в Украине».

Тут обошлось без «языковых инспекторов», но предлагается за счёт государства проводить широкие мероприятия в сфере культуры на русском языке и языках национальных меньшинств.

Мне кажется, что в этом законопроекте ключевое слово — «бюджет» и связанная с ним возможность использования денег казны. Только этим и можно объяснить «актуальность» этого вопроса.

Я понимаю, что украинский язык, что бы там не говорили, находится в подавленном состоянии. Но развитие языка заключается не в борьбе с русским или иными языками.

Это путь исключительно конфронтационный.

Бросать продавцу в лицо мелочь за разговор с покупателем по-русски я иначе как хамством не назову. Точно так же, как презрительное отношение к украинскому языку, его коверканье и насмешки над ним.

Мне кажется, так поступают люди низкой культуры, которые что русским, что украинским, что другими языками как следует не владеют.

Однако задумаемся, что реально в государстве делается для популяризации украинского языка и его естественного внедрения в жизнь? Да ничего.

Вот берут и считают, сколько газет издаётся на украинском языке. Я бы по-другому сформулировал вопрос: сколько ИНТЕРЕСНЫХ газет издаётся на государственном языке?

Я не делаю рекламы, но, простите, нужно задуматься, почему у газет «Сегодня» и «Вести» большая аудитория? Дело ведь не в языке. Совсем. Просто подача материала там лучше, чем в унылом издании, хоть русско-, хоть украиноязычном.

Украиноязычные телеканалы смотрят, и рейтинг у них не меньше, а зачастую даже больше, чем у тех, что вещают по-русски. Всё зависит от того, насколько интересно подаётся материал.

А интернет-издания? Выбор читателей очевиден тут как нигде. Опять же не в качестве рекламы — много ли русскоязычных ресурсов может тягаться с «Українською правдою» в авторитетности? Очень мало.

Так это издание популярности языком добилось или всё же качеством журналистики?

Точно также в кинотеатрах миллионы смотрят дублированные по-украински голливудские блокбастеры. И украинские фильмы, если они сделаны интересно, имеют большую аудиторию.

Стоит же снять какую-нибудь малобюджетную картину, рассчитанную на свой узкий кружок, как сразу же низкий зрительский интерес трактуется как зажим культуры.

Но и в Западной Европе, и в США авторы артхаусного кино не рассчитывают на многомиллионную аудиторию и не объясняют свою непопулярность отсутствием внимания государства.

Развивать украинский язык безусловно необходимо. Но не такими законами, как тот, что лежит на обсуждении в Верховной Раде Украины — с языковыми инспекторами, штрафами, уголовной ответственностью и прочая, прочая, прочая…

Такими мерами можно только конфликт в обществе разжечь и временно трудоустроить какое-то количество граждан на должности инспекторов. Но украинскому языку будет нанесён страшный удар.

Вот скажите, для чего в театрах обязательно переводить текст, идущий со сцены? От языка ли зависит, идут на спектакль зрители или нет?

Составляющие успеха – это сценарий, режиссёрская работа и актёрская игра. Вспомните, какие аншлаги были на спектаклях Богдана Ступки. Да и вообще на спектаклях театра имени Ивана Франко.

Люди с удовольствием смотрели произведения Фёдора Достоевского и Михаила Булгакова на украинском языке. Но шли в театр не потому, что текст читали по-украински, хотя это был красивый и грамотный язык, а потому, что постановки были талантливы.

А вспомните, как в Советском Союзе люди прорывались на спектакли с участием Соломона Михоэлса, когда постановки шли на идиш, и большая часть зала ни слова не понимала.

В этом контексте показательна речь, произнесённая на церемонии вручения Шевченковской премии известным издателем и поэтом Иваном Малковичем, подхваченная и прессой, и социальными сетями, которые подали её как пример участия в судьбе украинского языка.

Да, речь искренняя. В ней много умного и правильного. Однако есть в ней ряд натяжек и передёргиваний, которые очень характерны как раз для такого чёрно-белого мировосприятия.

Малкович говорит, что на носителей украинского слова смотрят как на странных аборигенов и оборачиваются. Где он такое видел? Я всю жизнь прожил в Украине, бывал и в русскоговорящих, и в украиноязычных регионах, сам говорю на двух языках, в том числе, в быту — и нигде никогда, по крайней мере, с 1991 года не видел, чтобы кто-то плохо отреагировал на мою украинскую речь.

Далее он называет Закон Украины «Об основах государственной языковой политики» «печально известным законом Кивалова», который позорит целую нацию. А мне кажется, что позорит нацию не этот Закон, а бедность, коррупция и неумение заботиться о своих гражданах.

Вот в прессе появилась информация со ссылкой на XVII Доклад Управления Верховного комиссара ООН по правам человека, где говорится, что 22% вынужденных переселенцев в Украине возвращаются в зону ОРДЛО только потому, что больше нигде не могут арендовать жильё. Если это так, то вот, что позорит нас по-настоящему.

А пассаж о бренде «Вареничная «Катюша». Я понимаю, что поэт может более утончённо понимать и воспринимать многие вещи, но говорить о том, что: «Треба звести до розумного мінімуму вивіски, писані мовою агресора, а надто ті, зі знущальними назвами на кшталт «Вареничная «Катюша» – так, наче той москаль щодня і щогодини безчестить нашу безталанну Катерину», — это, знаете, уже ни в какие ворота.

Какое отношение имеет название вареничной к поэтическому образу Катерины? Где имение, а где наводнение?

Кстати, деятельность Ивана Малковича как бизнесмена говорит ровно об обратном. Созданное им издательство «А-БА-БА-ГА-ЛА-МА-ГА» выпускает прекрасные книги. Оформление их – великолепно. И стоило ему раньше русских издательств перевести на украинский язык одну из книг о Гарри Потере, как она стала хитом продаж.

Это ли не пример того, что опережение в конкурентной борьбе – залог успеха?

Подводя итог, скажу, что псевдо-опекунам украинского языка стоит подумать над тем, как найти деньги и людей для того, чтобы в каждом районе Украины могли за доступную цену купить качественную интересную газету на украинском языке, хорошую книгу, написанную по-украински или переведённую на государственный язык, посмотреть отличный украинский фильм или спектакль. И чтобы люди получали хорошие деньги за свою работу. А пенсионеры могли на пенсию путешествовать не к огороду, а по всему миру.

Вот тогда возродится настоящая культура страны, и не нужны будут никакие языковые инспекторы.

Виктор Шерп

37 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

Print Friendly, PDF & Email