Правительство Турецкой Республики отменило принятый в 1980-е годы запрет на ношение женщинами-офицерами традиционного головного платка.

Это, казалось бы, совершенно рядовое событие вызвало отклики и комментарии как в самой Турции, так и за ее пределами.

В 1920-е гг., когда основатель Республики Кемаль Ататюрк занялся превращением турецких областей развалившейся на части Оттоманской (Османской) империи в современное государство, он предпринял ряд мер, напоминающих петровские указы в России. В частности, турецкий язык с той поры стал пользоваться не арабским, а латинским алфавитом. Мужчинам было запрещено носить фески и национальную одежду — их место заняли европейские костюмы и головные уборы. В итоге страна, пусть и насильственно, начала привыкать к другому образу жизни, который был призван соответствовать замыслам преобразователей турецкого государства.

Важное место в этом процессе заняло отделение церкви от государства, а затем и школы от церкви, по аналогии с большинством европейских стран.

Таким образом, Турция стала первой и едва ли не единственной мусульманской страной, где ислам не является государственной религией. Несколько последующих поколений турок привыкли к тому, что религия есть частное дело граждан. Никто не препятствует им свободно отправлять религиозный культ, но духовенство не может вмешиваться в государственные дела и влиять на принятие политических решений.

В этом же русле в начале 1980-х годов было принято решение запретить женщинам, занимающим офицерские должности в армии, а также женщинам-полицейским, ношение не предусмотренных уставом головных платков, положенных по шариату. Еще раньше платок был изгнан из вузов и школ, а до армии и полиции очередь дошла тогда, когда женщины-офицеры стали довольно распространенным явлением.

В последние годы, вероятно, под влиянием событий в других мусульманских странах, стали и в Турции наблюдаться тенденции к сближению государства и религиозных учреждений. Особенно заметным это сделалось после прихода на пост президента Республики Реджепа Эрдогана.

В свете сказанного понятно, что постепенное снятие запрета на одежду в духе шариата: сначала в школах и вузах, затем в гражданских учреждениях, в полиции и вот теперь в армии — воспринимается исламистами как маленькая, но все же победа. А президент Эрдоган утверждает, что решение правительства только обеспечивает гражданам демократическую свободу выбора: пусть каждый сам решает, как ему одеваться. Правда, когда аналогичное решение было принято по школам и вузам, президент подчеркнул, что необходимо взрастить в стране «благочестивое поколение».

 

Print Friendly, PDF & Email