Если даже Джаред-Кори Кушнер (Jared Corey Kushner) и придумал способ, как прекратить арабо-израильские распри, он до сих пор почти ничего не говорит о своих замыслах.
Все четыре месяца со дня, когда Президент Дональд Трамп обосновался в Белом Доме и поручил своему 36-летнему зятю «установить мир» между Израилем и Палестиной — прекратить конфликт, который тянется вдвое дольше, чем живет на свете сам Кушнер, — доверенное лицо президента предпочитает помалкивать.

Подобное поручение оказалось бы невероятно трудным даже для многоопытного, закаленного дипломата, — а уж для зеленого новичка и подавно. Уже много лет мирные переговоры неизменно срываются — последний раз это случилось в 2014 году, когда начались ожесточенные споры насчет новых израильских поселений и палестинских попыток найти общий язык с исламской организацией ХАМАС.

Уделяя арабо-израильскому конфликту основное внимание в ходе своей первой заграничной поездки, да еще возлагая заботы о его прекращении на столь заметную личность, как Джаред Кушнер, Трамп ринулся вперед, очертя голову. Привычной осторожности, присущей предшественникам нынешнего президента, нет и в помине.

На протяжении десятков лет американские правители медлили с открытыми попытками решить этот вопрос — один из крупнейших камней дипломатического преткновения. Прежние президенты выжидали, пока их политическая репутация не упрочится в достаточной степени. Успешные действия, приносившие президентам США Нобелевскую премию мира или приводившие к соглашениям, подписанным в Кэмп-Дэвиде (1978 г.) либо в Осло (1993 г.), начинались в обстановке полной секретности.

А Дональд Трамп открыто поручил Кушнеру задачу особой важности, можно сказать, на самой заре своего правления. И Кушнер действует безо всякого шума, хранит почти полное безмолвие — что, как полагают ветераны ближневосточной дипломатии, пойдет на пользу и делу, и самому Кушнеру.

«На ранней стадии правления весьма разумно вообще не раскрывать имеющихся у вас карт, — сказал Деннис Росс (Dennis Ross), бывший «посланник мира» при президентах Джордже Буше и Билле Клинтоне. — Вернейший способ отнять у себя всякую надежду быстро добиться чего-либо основательного — это обнародовать свои намерения, не прикинув, чего именно ты способен добиться, и когда именно».

ВЛИЯТЕЛЬНАЯ ЛИЧНОСТЬ…

Внутри Белого Дома президентский зять Кушнер имеет огромное влияние и воздействует на решение целого ряда вопросов. Однако он еще не стал «полноценным» послом привычного образца — не уподобился людям, которым предыдущие американские правители поручали вести мирные переговоры.

Войдя в состав правительства, возглавляемого тестем, Кушнер, помимо внешнеполитических задач, связанных с делами китайскими, мексиканскими и канадскими, отвечает еще за торговлю и решение кое-каких внутренних американских проблем.

Кушнер не обнародует своих замыслов, не суетится, не подражает Россу и прочим деятелям «классической закалки», занимавшимся престижной челночной дипломатией (когда переговоры ведутся с помощью посредника, совершающего «челночные» рейсы между столицами враждующих государств). Он ведет себя скромно, а изрядную долю работы перекладывает на чужие плечи.

Кушнер отнюдь не изнуряет себя многодневными собеседованиями с иностранными руководителями, не снует из Иерусалима в Рамаллу, из Рамаллы в Амман и оттуда — в страны Персидского залива. Собирать нужные сведения и следить за региональными событиями поручено Джейсону Гринблатту (Jason Greenblatt), давнему приверженцу Дональда Трампа, законоведу, занимавшемуся вопросами недвижимой собственности.

Кушнер посещал Ирак, а недавно Саудовскую Аравию; у Кушнера имеются давние деловые связи с Израилем — он даже оказывает помощь одному из поселков на Западном берегу реки Иордан. Кушнеру недосуг заниматься малозначащими текущими делами. Эту ежедневную заботу взял на себя Гринблатт.

Горстка высокопоставленных должностных лиц — израильтян и палестинцев — подтверждает: мы беседовали с Кушнером. Должностные лица поспешно прибавляют: о предмете бесед не скажем ни слова. Похоже, все действия бывшего дельца-застройщика, ставшего мужем Иванки Трамп и международным политиком, окутал туман секретности.

Некий не менее высокопоставленный представитель американского правительства говорит: Джаред Кушнер ступает по политической жизни с величайшей оглядкой — не желая свалиться в ту же яму, в которой похоронены усилия предшественников. «Он умеет слушать — и старается тщательно запоминать услышанное».

Однако другой правительственный представитель — уже бывший — предполагает, что успеха Кушнер добьется вряд ли, ибо на его месте нужен человек опытный, а кроме того, участвующий в текущих политических событиях лично и явно.

«Чтобы сдвинуть подобную гору и вызвать истинное доверие к себе, человек должен олицетворять обе стороны дела: и официальную, и частную,» — говорит Аарон-Дэвид Миллер (Aaron David Miller), бывший советник государственных секретарей США (и республиканцев, и демократов) по вопросам арабо-израильских переговоров.

…А БЕСПРИСТРАСТНАЯ ЛИ?

В первую очередь Кушнеру доведется убедить палестинцев, что он способен быть беспристрастным и справедливым посредником. Но Кушнер, убежденный правоверный иудей, уже больше 20-ти лет — чуть ли не с отрочества! — считается хорошим приятелем израильского премьер-министра Биньямина Нетаньяху, давнего друга семьи Кушнеров.

Добрые отношения у Кушнера и с Роном Дермером (Ron Dermer), израильским послом в Соединенных Штатах. Впрочем, израильские официальные лица говорят, что вряд ли Кушнер без оглядки берет нашу сторону везде и всюду.

«Поначалу казалось, будто Кушнер и впрямь восхищается Дермером, впитывает каждое его слово. Казалось, дело пойдет на лад; Кушнер молод, он еврей, он любит и понимает нас, охотно пойдет нам навстречу, — заметил источник, близкий к премьер-министру Израиля. — Однако со временем первое впечатление изменилось. Едва ли оно было верным. Джаред сам себе голова и никому за здорово живешь не помогает».

Демонстрируя беспристрастие, Трамп и его правительство пригласили палестинского президента Махмуда Аббаса в Белый Дом за несколько недель до того, как американский президент посетил Израиль. Осведомленный источник сообщает: Кушнер и Джейсон Гринблатт целых два часа провели за завтраком с Аббасом, прежде чем Аббас отправился к Трампу.
Но многие палестинцы твердят: не верим, что человек, так тесно связанный с Израилем, может быть беспристрастным. Они считают, что Израиль намеренно и умело ставит палки в колеса мирного урегулирования, покуда строит новые поселки на палестинских землях, а за стол переговоров согласится сесть лишь под крепким нажимом из Вашингтона.
«Кушнер полезен Израилю, поскольку он фанатик, — говорит Хани ам-Масри, палестинский политический аналитик, живущий в Рамалле, на Западном берегу реки Иордан. — Вероятно, это и к лучшему, что Кушнер не спешит обнародовать какой-либо миротворческий план: его замысел наверняка был бы на руку лишь израильтянам».

Масри добавляет: подозреваю, что американцы вообще не торопятся с определенными предложениями по урегулированию мирным путем, потому что Израиль на уступки не пойдет.
«Оба они [Кушнер и Трамп] медлят, поскольку понимают: нынешнее израильское правительство не намерено ничего отдавать».

«Тем не менее, осторожными нужно быть обеим сторонам: мало ли какой требуется подход к Джареду Кушнеру. А раздражать или даже сердить особу, столь приближенную к президенту США, отвергая неприемлемые предложения, упомянутой особой выдвигаемые, вряд ли полезно», — сказал Дэн Шапиро (Dan Shapiro), шесть лет бывший американским послом в Израиле при Бараке Обаме.

«Думаю, если Кушнер примется за дело всерьез, он будет на каждом шагу многозначительно повторять: «Не забывайте, американский президент — мой тесть!», — говорит Шапиро, ныне ставший научным сотрудником тель-авивского Исследовательского Института национальной безопасности (Institute for National Security Studies in Tel Aviv).

Особое положение, занимаемое Кушнером — одним из ближайших родственников Трампа и его самых доверенных советников, — было очевидно во время поездок по Израилю и Саудовской Аравии. В Иерусалиме Иванка Трамп и Кушнер отобедали с президентом Нетаньяху и его супругой.

«Кстати, Нетаньяху даже членов собственного кабинета не пожелал пригласить на этот обед», — говорит Дэвид Маковский (David Makovsky), сотрудник Вашингтонского института (Вашингтон), специализирующийся на израильско-палестинских отношениях.

По материалам зарубежной печати.

Print Friendly, PDF & Email