Как мы сообщали, американские ВМС нанесли сегодня перед рассветом мощный ракетный удар по базе сирийских ВВС Шайрат в провинции Хомс на западе страны. Два эсминца выпустили по базе несколько десятков ракет «Томагавк», имея своей задачей уничтожить сирийские боевее самолеты, ангары, склады боеприпасов и техники, взлетно-посадочные полосы, а также средства ПВО, прикрывавшие базу.

Как сообщается, база «фактически полностью разрушена». По сообщениям сирийской стороны, жертвами налета стали не менее девяти мирных жителей, в том числе дети.

Поводом налета послужили подозрения в использовании сирийской авиацией химического оружия в провинции Идлиб, где авиация правительственных войск уничтожила склад химического оружия, принадлежавшего так называемому Исламскому государству (ИГИЛ).

Эти события вызывают сразу целый ряд вопросов, от ответа на которые зависит прогноз политики правительства Д. Трампа на Ближнем Востоке, а возможно, и в других регионах.

Во-первых, это не первый налет американцев на правительственные войска Сирии, как утверждается в сообщениях западных информагентств. Просто раньше удары американской авиации по позициям сирийской армии объяснялись «ошибками», теперь же Трамп открыто похваляется актом военной агрессии против суверенного государства и угрожает продолжением подобных актов.

Во-вторых, обращает на себя внимание формулировка: «Акция предпринята в ответ на предполагаемое применение Сирией химического оружия». Интересная формулировка, если рассматривать ее с юридической точки зрения — а ведь США любят подчеркивать свое уважение к законам (правда, исключительно американским и внутри самих США: на мировой арене они себя ничем не ограничивают).

Как может любая карательная акция проводиться на основе подозрений, пока еще ничем не доказанных? А вот если бы президента США, например, подвергли импичменту на основе подозрений в том, что он нарушал законы, получая помощь от России на выборах прошлого года? Нет, конгресс зачем-то проводит расследование, контролирует деятельность ФБР в этом направлении и не предпринимает никаких шагов, пока не получит в свои руки веские факты и улики. Тогда одно из двух: по логике правительства, либо надо сразу отстранять Трампа от должности — раз есть подозрения; либо в отношении Сирии нужно было сперва разобраться, а меры принимать лишь после того, как появились бы недвусмысленные, убедительные доказательства применения ею оружия массового поражения.

Буквально неделю назад представитель США в ООН заявила о том, что правительство Д. Трампа не будет стремиться к свержению правительства Башара Асада в САР: это, мол, дело самого сирийского народа. Логично. И сразу вслед за этим «химическое дело», очень напоминающее о предлоге для вторжения в Ирак 14 лет назад.

Заметим: произошло все это буквально сразу вслед за визитом в Ирак председателя Комитета начальников штабов США генерала Дж. Данфорда и старшего советника президента Дж. Кушнера в Ирак. Нет сомнений в том, что в Ираке они изучали и обстановку в Сирии. И это ставит еще один вопрос — тот, который вынесен в заголовок нашей заметки. Было ли все происшедшее только спонтанным желанием Трампа продемонстрировать «твердую руку» или такая демонстрация задумывалась давно, и для нее требовался лишь более или менее подходящий предлог?

Print Friendly, PDF & Email