Похоже, что президент Дональд Трамп задался целью во что бы то ни стало переделать заново все, что было сделано за восемь его предшественником Б. Обамой.

Наряду с попытками заменить прежний закон о медицинской помощи новым, худшим вариантом, а также выходом из Парижского соглашения по климату, ужесточением миграционной политики и принятием новых санкций против Ирана вопреки заключенному два года назад соглашению, Трамп решил пересмотреть и концепцию стратегических ядерных сил США. Предыдущая редакция ядерной доктрины США была принята 7-8 лет назад Б. Обамой.

Весной министр обороны Дж. Мэттис дал указание чинам Пентагона завершить до конца года капитальный пересмотр всех основных позиций по ядерной доктрине и принципам противоракетной обороны. Во внимание, как объяснили общественности, принимаются новые факторы — в частности, появление ракетно-ядерного оружия в КНДР.

Обращает на себя внимание явное желание американского руководства усилить теми или иными путями противоракетную оборону. Система ПРО — не оборонительная система, как может показаться на первый взгляд. Много десятилетий мир поддерживался равновесием между ведущими ядерными державами (США и СССР, наследником ядерного потенциала которого стала Россия). Обе страны еще в середине 1970-х сравнительно легко договорились о замораживании противоракет на низком уровне, поскольку их наращивание вело лишь к новому витку гонки вооружений: надежда «погасить» ответный удар противника системой ПРО позволяла бы той или другой стороне нанести первый удар.

Джордж Буш-младший, учитывая экономическую слабость России и значительное сокращение ее прежнего оборонного потенциала, вывел США из договоров по ПРО, однако решающего преимущества в этой области так и не получил.

Похоже, что теперь Трамп подумывает о том, как нарастить свои новые системы ПРО количественно и где их разместить таким образом, чтобы они позволили Штатам шантажировать вероятного противника угрозой нанесения «превентивного» ядерного удара. «Первой ласточкой», вероятно, стало размещение комплексов ПРО ТАД в Южной Корее под благовидным предлогом «угрозы со стороны Пхеньяна». В целом же речь может идти об очередной попытке существенно изменить стратегический ракетно-ядерный баланс между двумя странами.

Ранее мы сообщали о ежегодном обзоре Стокгольмского института проблем войны и мира. Специалисты фиксируют примерное равенство стратегических сил США и России, на долю которых приходится по-прежнему львиная доля всех ядерных вооружений в мире — примерно 93%, в том числе почти все МБР.

Print Friendly, PDF & Email