Лидер партии «Закон и справедливость» Ярослав Качиньский обратился в суд с иском против бывшего президента Польши Леха Валенсы.

Еще три года назад бывший президент — уже как частное лицо — открыто обвинял пана Ярослава в гибели его брата, президента Леха Качиньского, в результате авиакатастрофы под Смоленском.

Тогда трагедии способствовали упрямство и самонадеянность президента. Будучи предупрежден о неблагоприятных погодных условиях, препятствующих посадке, он запретил пилотам направляться на рекомендованный российской стороной запасной аэродром. Через командующего ВВС, также находившегося на борту, он категорически приказал производить посадку в Смоленске.

Позднее комиссия, расследовавшая обстоятельства гибели президента и всех сопровождавших его лиц, возложила вину на «неправильные действия пилотов», хотя записи на пленке ясно показывали, что пилоты лишь выполняли приказ «сверху».

Лех Валенса, человек информированный, утверждал, что перед принятием решения Лех Качиньский звонил по мобильному телефону брату Ярославу. Тот настоял на посадке в запланированной точке, невзирая на предупреждения российской стороны. Валенса считает, что пан Ярослав уже тогда рвался к власти любой ценой, то есть гибель брата освобождала ему путь наверх.

Качиньский, выждав почему-то целых три года, решил обвинить Валенсу, известного своей прямолинейностью еще в 1970-1980-е годы, в клевете. Оно и понятно: раньше это никого не волновало, сейчас пан Ярослав стоит во главе партии, которой принадлежит власть в стране. Его многие подозревают в попытке установить личную диктатуру, поэтому старые обвинения Валенсы всплыли и стали восприниматься очень болезненно.

Бывший президент сказал журналистам, что готов подтвердить свои обвинения в суде. «Я не откажусь ни от одного сказанного мною слова», — заявил Валенса, который уже давно не претендует на государственные должности.

Print Friendly, PDF & Email