На первой пресс-конференции, проведенной им в качестве Президента Соединенных Штатов, Дональд Трамп не менее семи раз повторил, что будет «полезно», «хорошо» и даже «замечательно», если мы сумеем наладить отношения с Россией. В сущности, невзирая на всю неразбериху в политике по отношению к Европе, Китаю и Ближнему Востоку, Трамп занял относительно России ясную трехстороннюю позицию, резко противоречащую позиции, занимаемой большинством политических «сливок» США. Во-первых, Трамп ищет сотрудничества с Москвой в вопросах, имеющих всемирное значение, во-вторых, он полагает: если отношения испортились, то виноват в этом и Вашингтон, а в-третьих, Трамп утверждает «право всех наций заботиться в первую очередь о собственных интересах», добавляя: «Соединенные Штаты не стремятся навязывать, кому бы то ни было, своего образа жизни».

Последнее по порядку высказывание обозначает позицию весьма здравую. Если Трамп станет последовательно придерживаться сказанного, такая политика будет весьма полезна. В течение 25 лет и республиканцы, и демократы действовали почти на один и тот же лад – во всяком случае, с точки зрения Москвы. Вашингтон проводил политику, не учитывавшую русских интересов (а иногда и с международными законами не считавшуюся), старался опутать Москву сетью своих военных союзов и обнести ее стеной союзов торговых, ибо это шло бы на пользу интересам США.

Не удивительно, вполне естественно, если Россия огрызается. Удивительно другое: всей естественности этого не желают разуметь многоопытные политические «сливки» США, – а вот новичок в международных делах, Дональд Трамп, судя по всему, разумеет.

Утрата памяти

Большинство американцев учитывают гнет весьма досадных былых просчетов, которые воздействуют на сегодняшнюю политику. К примеру, вторжение США в Иран, в 1950-х гг., либо их же интервенцию в Латинской Америке – неоднократную, с 1960-х и до конца 1980-х гг. Но вот когда речь заходит о вмешательстве в российскую политику на всем протяжении 1990-х, американцам отшибает память. Многие американцы вспоминают бывшего президента Билла Клинтона как великого благодетеля, помогавшего России строить рыночную демократию под руководством президента Бориса Ельцина. Однако большинство русских рассматривают Соединенные Штаты как подстрекателей и соучастников безобразия, продолжавшегося целое десятилетие, – как виновников разорения и упадка, наступавших благодаря скандальному и никчемному ельцинскому правлению. Вашингтон, говорят русские, не просто воспользовался российской слабостью, дабы извлечь из нее геополитическую выгоду, но еще и взялся постоянно вмешиваться во внутреннюю политику России, поддерживать человека – Ельцина, – лучше всех игравшего на руку США. Американцы понятия не имеют об этом русском взгляде на вещи – и создают себе крайне искаженное представление о первом послекоммунистическом десятилетии в России.

Человеку постороннему трудно понять российское злополучие 1990-х гг. После 1991-го, когда Советский Союз развалился, российская экономика пришла в резкий упадок, продлившийся восемь с лишним лет. Хотя западные средства массовой информации редко рассматривают его как депрессию, на деле упомянутый упадок был несравненно хуже Великой Депрессии, постигшей Соединенные Штаты в 1929 – 1932 гг. Валовой внутренний продукт США снизился в то время на 25%, российский же, между 1990-м и 1998-м – на целых 40%. По сравнению с Великой Депрессией, российский упадок 1990-х оказался почти вдвое глубже, втрое дольше – и повлек за собой куда более внушительный кризис, относившийся к людскому здоровью и смертности. Катастрофа, грянувшая в народном здравоохранении, выразила собой всю многолетнюю российскую муку: патологии осложнялись нервными перегрузками (самоубийства, болезни, вызванные неумеренным потреблением табака и алкоголя) и бедами, проистекавшими от экономических неурядиц (недоедание, преступность, недостаточная медицинская помощь). Все перечисленное, вместе взятое, вызвало в 1990-х по крайней мере три миллиона смертей, которых было бы вполне возможно избежать.

На протяжении 1990-х у россиян резко убавилось и веры в свободный рынок, и восхищения Соединенными Штатами. Провал «шоковой терапии» – быстрого перехода к рыночной экономике – сделал это разочарование неминуемым, а повальная приватизация, буквально резавшая государство на ломти, не привела к саморегулирующемуся экономическому росту и всеобщему благосостоянию, а позволила корыстным олигархам, процветавшим при Ельцине, разворовать народное достояние.

Плакат, посвящённый плану Маршалла

Плакат, посвящённый плану Маршалла

Хуже того: американская болтовня о «плане Маршалла для России» оказалась пустопорожней, ибо вся помощь, оказанная США — особенно в критические первые годы перехода, — равнялась жалким 7 миллиардам долларов. Значительную часть названной суммы составили кредиты, выдававшиеся на жестких условиях, например: вы обязаны покупать американские товары, нанимать американских советников. Нелестными для США стали пресловутые случаи лихоимства и мошенничества со стороны многих американцев: незаконные операции с ценными бумагами, отмывание денег, и так далее, и тому подобное.

В 1993-м гиперинфляция и нищета вызвали взрывы протеста. Российский парламент (Дума), старавшийся остановить ельцинские «реформы», издал надлежащий закон, а Ельцин в ответ решил отобрать у парламента законодательную власть и перестроить политическую систему, дабы всю власть сосредоточить в собственных руках. Это вопиюще противоречило Конституции, многие народные депутаты отказались уходить в отставку. Некоторые перешли к вооруженному сопротивлению, подавленному войсками. Правительство Клинтона выразило России свое соболезнование по поводу кровопролития, возложило вину за него на оппозицию, а противозаконную попытку Ельцина узурпировать власть оставила без малейшего внимания. Спустя два месяца, когда затеянный президентом конституционный референдум прошел успешно – будучи подтасован! – Соединенные Штаты снова поддержали Ельцина.

В 1996-м Ельцин снова – и снова с американской помощью, – навредил российскому народу. Всего хуже  оказались так называемые «залоговые программы», вызвавшие немалый скандал. Дутая «приватизация», посредством которой президент продал могущественным толстосумам – с молотка, на мошеннических аукционах – наиболее ценные российские предприятия, ведавшие природными богатствами, оставалась жульничеством несравненным — покуда и его не затмили президентские выборы 1996 года, после коих Ельцин остался у власти на второй срок. И снова Соединенные Штаты марали себя соучастием в подлоге, закрывали глаза на вопиющие нарушения законов: государственные СМИ работали на руку Ельцину, пределы предвыборных затрат превышались безбожно и т. д. А тем временем США отряжали к Ельцину американских наставников, трудившихся, дабы президент выиграл избирательную кампанию, трещавшую по всем швам.

Правительство Клинтона терпело ельцинский режим отчасти ради того, чтобы заручиться пособничеством России в делах, имевших для США огромное, всемирное значение – например, в деле расширения НАТО. Но даже тут Клинтон оказался не только лицемерен, но и близорук. Джордж Кеннан, разработавший в годы холодной войны так называемую «политику сдерживания», предупреждал: придвигать НАТО к русским рубежам было бы «вредоносной, – а возможно, и смертоносной – стратегической ошибкой», оплошностью, чреватой могучими ответными действиями, направленными против Запада. Другие знатоки – скажем, разведчик-ветеран Фриц Эрмарт (Fritz Ermarth) – остерегали Соединенные Штаты: не будьте соучастниками во внутреннем русском лихоимстве. «Русские уважали нас, восхищались нами – ныне это уважение и восхищение во многом нами утрачено, – пишет Эрмарт. – «Подумайте, как это [американская политика] выглядит с русской точки зрения: вы поддерживаете и опекаете продажный режим внутри нашей страны, а тот услужливо поддерживает вас, когда вы унижаете нашу страну извне. Нельзя было бы и придумать лучшей пропаганды в пользу махрового русского национализма».

Иная российская действительность

Лишь немногие русские, пережившие это разложение и унижение, были способны сочувствовать Соединенным Штатам, когда Россия исподволь вмешалась в американские выборы 2016 года. И, если хоть мельком оглянуться на события 1990-х, русского человека трудно винить. Однако беспристрастие среди американцев – дело редкое: отчасти потому, что западные СМИ сплошь и рядом принимали на веру бодрые заверения, расточавшиеся правительством Клинтона, рассматривали все отрицательные стороны дела как «ухабы на пути к демократической России». Даже невзирая на все последовавшие скандальные разоблачения, относящиеся к 1990-м гг., путинское «самодержавие» поныне противопоставляется «золотому веку ельцинской демократии». СМИ забывают: именно «команда Ельцина» изощрила свою тактику до такой степени, что на отдаленных избирательных участках в пользу Ельцина ухитрялись проголосовать 110 (!) процентов избирателей. Именно олигархи из «команды Ельцина» использовали СМИ как наемные и услужливые рупоры, а сами в это время скупали депутатские голоса, дабы создать себе налоговые лазейки. Многие мифы о ельцинской эпохе удивительно живучи. Например, недавняя статья, написанная Джулией Иоффе (Julia Ioffe) и напечатанная «Национальным Географическим Журналом» (National Geographic), приписывает российский расцвет при Владимире Путине «строгим экономическим реформам, проведенным правительством Ельцина». Путин предстает у Джулии Иоффе человеком, пожинающим плоды «нынешних небывало высоких нефтяных цен и хозяйственных реформ, осуществленных в 1990-е».

Да, правда: нефть подорожала необычайно. И все же, коль скоро Путин лишь «пожинал» бы «плоды» ельцинской политики, с олигархов не получали бы вдоволь налогов, чтобы выплачивать пенсии, отстраивать и возобновлять инфраструктуру, накапливать резервные денежные фонды. Не пришло бы ни возрождение сельского хозяйства – частное землевладение оставалось бы противозаконным. В первые же годы своего правления Путин осуществил налоговую и банковскую реформы, принял закон о банкротстве, начал проводить иную политику в пользу свободного рынка – сделал все то, чего Борис Ельцин за целых десять лет сделать не удосужился.

Путина привычно принижают. Скажем, Пол Кругман доказывал недавно на страницах «Нью-Йорк Таймс» (New York Times), что экономический рост при Путине объясняется одним единственным словом: «нефть». Однако заметьте: в 2000 году, когда Путина избрали президентом, за баррель нефти платили 30 долларов, а нефтепродукты составляли 20% российского ВВП. А десять лет спустя, в 2010-м, когда цена уже подскочила до 100 долларов за баррель, нефтепродукты составили всего лишь 11 % российского ВНП – согласно данным Всемирного Банка. Вывод: нефть приносит ныне гораздо большую прибыль, – но сельское хозяйство, промышленность и сектор услуг приносят России прибыль еще бóльшую.

Томас Фридман, собрат Кругмана по журналистскому перу, подобным же образом соотносит снижение средней продолжительности жизни в России к периоду, «который почти полностью совпадает с правлением Путина… периодом 1990–2013 гг.», и винит Путина в том, что «продолжительность жизни целого народа увеличивается очень медленно». Между тем, первая половина указанного периода почти полностью совпадает с правлением Ельцина. В те годы продолжительность мужской жизни снизилась на шесть с лишним лет — в мирное время для современного государства случай неслыханный.

При Путине продолжительность жизни – как мужской, так и женской – заметно и быстро возросла. Общая средняя продолжительность не столь давно достигла 70 лет – впервые в русской истории.

Часть. 2
Часть. 3

По материалам газеты Foreign Affairs

Print Friendly