Когда полтора месяца назад четыре арабские страны: Саудовская Аравия, Египет, Объединенные Арабские Эмираты и Бахрейн, — порвали отношения с Катаром, подвергли его фактической блокаде и предъявили жесткий ультиматум, не желая даже вести переговоры по его условиям, позиция Китая по этому вопросу практически не освещалась в мировой прессе. Вероятно, и сама КНР не слишком стремилась вмешиваться в конфликт вдали от районов своих непосредственных интересов.

Однако вчера в Пекин с визитом прибыл министр иностранных дел эмирата Мухаммад ибн Абдуррахман ат-Тани, и его китайскому коллеге Ван И пришлось волей-неволей сформулировать позицию Пекина по перспективам урегулирования возникшего кризиса.

Катар не случайно обратился в трудной обстановке к Китаю. КНР — один из пяти постоянных членов Совета Безопасности ООН, ядерная держава со второй в мире по объему производства экономикой. Политически Китай, при всех разнообразных связях с США, является скорее антиподом Штатов и поддерживает, как и Катар, хорошие отношения с Ираном, а «четверка» как раз добивается сворачивания ирано-катарских связей. Иными словами, Пекин может служить своеобразным противовесом тому давлению, которое на Катар оказывают не только арабские соседи, но и в значительной степени США, поддержавшие обвинения в поддержке террористических организаций со стороны богатого нефтью эмирата.

Ван И, однако, не нашел причин вмешиваться в конфликт, совершенно чуждый Китаю по сути, и тем более — ссориться из-за этого с Америкой. Ему хватает и других разногласий с Вашингтоном (важным торгово-экономическим партнером Пекина), особенно в связи с положением дел на Корейском полуострове, в зоне жизненных интересов КНР.

Поэтому китайский министр призвал к оживлению диалога между членами Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива. Эта региональная организация до сих пор ничего не сделала для мирного решения возникшего кризиса. Оно и понятно: кроме самого Катара и трех из четырех его противников (Саудовской Аравии, ОАЭ и Бахрейна), в ССАГПЗ входят только две страны — султанат Оман и эмират Кувейт, причем последний как раз играет роль посредника в контактах Катара с «четверкой».

Тем не менее, ссылки на ССАГПЗ делались и США, и Россией, поскольку предпочтительно решить проблему внутри этого круга стран, не впутывая в конфликт великие державы, которым хватает проблем в других регионах. США уговорили Катар согласиться на прекращение всякого финансирования тех организаций, которые в Белом доме считают террористическими, а «четверку» удалось склонить к некоторому смягчению непримиримой позиции. Вопрос об отношениях с Ираном тоже важен для Вашингтона, а все остальные вопросы действительно касаются в первую очередь самих заинтересованных стран. Пусть они сами и договариваются о деталях — если захотят, то при посредничестве того же Кувейта.

Print Friendly, PDF & Email