Сегодня на планете существует почти 200 стран. Большинство из них на мировой политической сцене не видно и не слышно. Многие годы такой страной была и Украина. Кому мы были нужны, кто о нас знал? Но все очень быстро изменилось. Неожиданно мы понадобились. Кому? Лучше даже не спрашивайте. Был такой знаменитый писатель-фантаст Рон Хаббард. У него есть произведение под названием «Поле битвы: Земля», так вот, это о нас. Жили мы бедно, но спокойно, пока в один прекрасный день сильным мира сего геополитического не понадобилось для битвы меж собой поле чистое. Вот мы, Украина, таким полем и оказались. Нечто подобное произошло и в другой стране на другом конце света — в Сирии. Там тоже люди жили, может, не очень хорошо, но все же мирно, и вот, в один прекрасный день, совсем как у нас, там рвануло. Сравнивать их войну с нашей не совсем правильно, потому как в Сирии идет настоящий геноцид гражданского населения, в то время как у нас война более европейская — не такая кровавая. Но это и понятно — у нас подписана ассоциация с Европейским Союзом, а у Сирии такой ассоциации нет. Есть ли между нашими войнами какая-то связь, и если да, то означает ли окончание войны в Сирии, что и наша европейская война скоро завершится.

С нашей войной сегодня все кажется ясным – конца и краю ей не видно. О сирийской войне в Украине знают мало – далекая она и слишком сложная. Действительно, война в Сирии стала самым запутанным военно-геополитическим конфликтом 21 века, в котором участвует огромное количество самых различных сторон — как мелких, так и крупных. Убито более 450 тысяч человек, 5 миллионов человек оказались беженцами, и 7 миллионов покинули свои дома внутри страны. И это в государстве с населением в 18.5 миллионов человек. Сирийская трагедия началась весной 2011 года, и казалось, что конца этому нечеловеческому побоищу не будет. Но свет в конце сирийского военного туннеля все же есть. О нем просто мало говорят, что и понятно — ведь большие мирные договоренности всегда возникают в абсолютной тишине. Окончание войны во Вьетнаме все вовлеченные стороны обсуждали полгода при полном дипломатическом молчании. Главный американский переговорщик Генри Киссинджер чуть ли не еженедельно летал в Париж на переговоры с советскими и вьетнамскими противниками, а весь мир понятия о происходящем никакого не имел. Когда Киссинджера видели в Париже, он говорил, что у него здесь дела европейские, а не вьетнамские.

С одной стороны, идут бесполезные переговоры в Женеве и в Астане, о которых знают все, а с другой стороны, где-то, очевидно, идут другие переговоры, о которых не знает никто.

Складывается впечатление, что нечто подобное происходит сейчас и на сирийской войне. С одной стороны, идут бесполезные переговоры в Женеве и в Астане, о которых знают все, а с другой стороны, где-то, очевидно, идут другие переговоры, о которых не знает никто. Когда мы узнаем место и время этих других переговоров, тогда и появится свет в конце сирийского туннеля. С очень большой осторожностью посмеем заявить, что нам удалось увидеть этот свет. Сперва скажем об источнике информации, дабы читателю было проще понять, верить нашим размышлениям или нет. Это главный редактор радио «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов. Человек этот по сегодняшним меркам относительно честный, а главное, очень знающий, потому как ему сливают информацию самые сильные мира сего геополитического. Господин Венедиктов сказал следующее: с марта этого года в городе Аммане, столице Иордании, работает группа высокопоставленных американских и российских военных для выработки условий мирного соглашения на юго-западе Сирии. Но это еще не все. Господин Венедиктов также заявил, что условия такого соглашения уже выработаны, и найдено решение одной из самых больших проблем в этом регионе. Речь идет об израильско-саудовско-иранском противостоянии. Из юго-западной части Сирии, по условиям соглашения, выведут все иранские войска, все про-иранские отряды шиитской милиции и все подразделения Хезболлы. В районе останутся только сирийские правительственные войска и отряды оппозиции, а также будут введены части российской военной полиции, которые будут ответственны за выполнение условий соглашения. В районе также будет установлена зона, свободная от полетов военной авиации.

Объясним, о чем идет речь. После того, как Сирия потеряла свою государственность, главную роль в ее судьбе стали играть соседи, а они оказались странами очень разными, с абсолютно противоположными интересами и, что самое худшее — в случае с Израилем, Саудовской Аравией и Ираном, —  еще и смертельными врагами. На севере бывшей Сирии доминирует бывшая метрополия – Турция. Для Анкары сирийский вопрос крайне важен. Треть их населения — это курды, восстание которых длится уже целое столетие. Создание независимого курдского государства на севере Сирии приведет либо к развалу турецкого государства, либо, как минимум, к падению режима диктатора Эрдогана. Итак, север страны находится в зоне жизненно важных интересов Турции. На востоке Сирия граничит с Ираком, а, значит, и с Ираном, потому как после неудачного американского эксперимента Ирак стал настоящей иранской колонией. Ирано-иракское влияние в Сирии сегодня огромно, ведь именно этот альянс возглавляет все шиитские вооруженные силы, собравшиеся в стране на защиту своих соплеменников, официальным лидером которых является Башар Асад. Вопрос противостояния шиитов и суннитов в сирийском конфликте основополагающий. Но вопрос этот намного больше, чем война в Сирии. Это столкновение двух исламских цивилизаций длится более одной тысячи лет, и вот в нашем 21 веке они нашли себе новое поле для битвы – Сирию. Шиитов возглавляет в этом эпохальном столкновении Иран, суннитов – Саудовская Аравия.

Здесь мы подходим к самому щекотливому в деле мирного урегулирования району бывшей Сирийской Арабской Республики – юго-западу, о котором и рассказал нам господин Венедиктов из радио «Эхо Москвы». Здесь номинально располагаются два государства – Израиль и Иорданское Хашимитское Королевство. Почему номинально — потому что Иордания сегодня на мировой геополитический сцене не игрок, а кукла. Политики такие страны называют марионетками, за которыми стоят их «патроны». «Патронов» у Иордании два: один финансовый, другой силовой. Речь идет о Саудовской Аравии и Израиле. Саудовская Аравия за все платит, а Израиль сегодня в буквальном смысле отвечает за безопасность и само существование иорданского государства с помощью всех своих разведывательных органов. Без такой поддержки Хашимитское Королевство уже давно бы превратилось еще в одну Сирию или того хуже. Израильская граница с бывшей Сирийской Арабской Республикой тоже штука номинальная, потому как никем в мире не признана. Речь идет о захваченных в ходе Шестидневной войны Голанских высотах. Кстати, граница сама по себе крошечная по размерам, но Израиль является самой главной военной и геополитической силой в регионе. То, что еврейское государство на протяжении всей войны сидело тихо, еще ничего не значит. Интересов у Тель-Авива в Сирии не меньше, чем у Турции. Главный израильский интерес — выдавить из Сирии Иран. В этом их интересы совпадают с Саудовской Аравией. Причем оба государства считают эту задачу самой главной и готовы ради ее решения даже на большее, чем Турция с курдами. То есть в действительности самый смертный сирийский бой происходит между Ираном с одной стороны и израильско-саудовским альянсом с другой стороны. Кстати, крайне тесный союз между Израилем и Саудовской Аравией уже не секрет. У них есть общий смертельный враг, что на Ближнем Востоке всегда означало предание забвению вчерашних споров, дабы не оказаться съеденным во время завтрашних. Иран же в сложившейся ситуации видит вокруг себя одних врагов и готов воевать до последней капли шиитской крови, что обойдется всем противникам Тегерана очень дорого.

Иными словами, Америка и Россия могут, когда хотят, закончить любой по сложности конфликт в мире. Для этого им просто нужно договориться

Казалось, противоречия сложились в Сирии непримиримые, и воевать там будут до скончания 21 века. Но, как было сказано господином Венедиктовым, в Аммане начались переговоры по урегулированию самого непримиримого из всех имеющихся в Сирии противоречий — ирано-саудовско-израильского — в том самом юго-западном анклаве бывшей Сирийской Арабской Республики. Кстати, дабы подтвердить слова господина Венедиктова, у нас имеется еще один состоявшийся факт. В день, когда произошли переговоры между американским и российским президентом, было сделано официальное заявление о прекращении огня в юго-западной части Сирии. Иными словами, Америка и Россия могут, когда хотят, закончить любой по сложности конфликт в мире. Для этого им просто нужно договориться. Официально перемирие на юго-западе подписали США, РФ и Иордания. Под Иорданией имеется в виду Израиль и Саудовская Аравия, но так открыто писать нельзя.

Если договоренность по урегулированию видна в Сирии, где столкнулись шииты, сунниты, курды, турки, евреи, исламисты, социалисты, коммунисты и капиталисты, то почему нельзя решить украинский конфликт, который по сути своей намного проще. Решить его можно, и, скорее всего, это несложно, что мы и увидим – наверняка все случится за один день. Проблема в ином — когда придет наша очередь? Лишившись государственности, мы оказались заложниками сложной международной обстановки. Теперь мы лишь пешка на геополитической доске в очень сложной партии. А потому приходится ждать, когда партия закончится, и нас всех отпустят с миром на покой в нашу тихую коробку. Вот, кажется, и произошел сирийский прорыв, — значит, скоро эндшпиль, и мы забудем этот шахматный кошмар надолго. Хочется надеяться, навсегда.

Вадим Глушаков

186 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

Print Friendly, PDF & Email