Отложенное год назад повышение цен на газ для бытовых потребителей до уровня «импортного паритета», который рассчитывается по так называемой формуле «Дюссельдорф плюс», может состояться уже в ближайшее время этой осенью. Учитывая сложности в переговорах с МВФ и проблемы с получением очередного транша, такое развитие событий представляется весьма вероятным. При этом вопрос цены на газ давно уже перешёл в политическую плоскость, и оценивать размеры повышения более целесообразно исходя из заявлений чиновников высокого уровня, которые связаны с выработкой этого решения, чем используя экономико-математические методы прогнозирования.

Так министр социальной политики А. Рева в конце августа утверждал, что цены для бытовых потребителей вырастут на 50% (с 6,95 грн до 11 грн за 1 куб. м.). Заместитель главы НБУ Д. Сологуб на начало сентября прогнозировал, что повышение составит 25% в этом году, и 15% в следующем. Также широко обсуждается повышение цен на газ в размере 23,5%, что очень близко к позиции представителя НБУ.

Таким образом, можно ожидать повышения в пределах 23,5-50%. Одновременно в некоторых регионах происходит рост тарифов на воду, и обсуждается увеличение тарифов на электроэнергию. На первый взгляд, это должно привести к существенному увеличению доли расходов домохозяйств на коммунальные услуги, которая составляет 10,6% их месячного бюджета.

Однако и вместе с тарифами весьма быстро растут и средние зарплаты. По состоянию на июль 2018 года реальная зарплата выросла почти на 15% по сравнению и июлем прошлого года. А номинальная средняя зарплата только за 7 месяцев этого года увеличилась с 7711 грн в январе до 9170 грн в июле, т.е. на 19%. Следовательно, даже с учётом ужесточения требований для получения субсидий, ожидать существенного увеличения доли расходов на коммунальные расходы не приходится. Но если тарифы будут расти быстрее, чем увеличения доходов, то это будет иметь ряд негативных последствий для экономики Украины в виде: роста задолженности за ЖКХ; снижение спроса на другие виды товаров и услуг, снижение розничного товарооборота, что создаст дополнительные сложности для роста ВВП.

Фактически любое повышение тарифов – это инструмент перераспределения доходов от потребителей коммунальных услуги к их производителям. И если бы была уверенность, что дополнительные доходы, полученные коммунальной сферой, будут использованы в виде инвестиций для повышения качества и эффективности этих самых коммунальных услуг, то потребители в средне- и долгосрочной перспективе были бы в выигрыше. Т.к. в этом случае можно было бы ожидать даже снижения тарифов. Но всегда есть риски, что повышение тарифов приведёт не столько к улучшению качества услуг, сколько к получению сверхприбылей в виде дивидендов для собственников коммунальных предприятий или дополнительных премий (бонусов) для топ-менеджмента, как это было в недавнем примере с «Нафтогазом».

В заключение ещё раз (https://economistua.com/raspredelenie-pribylej-i-ubytkov-mezhdu-sobstvennikami-rabochimi-i-mestnoj-obshhinoj-vozmozhno-li-eto-sdelat-spravedlivo/) необходимо обратить внимание, что перспективным механизмом для «демократического» контроля за деятельностью компаний, оказывающих услуги в коммунальной сфере, и диверсификацией убытков от повышения тарифов является вхождение населения (потребителей) в их акционерный капитал. Хотя стоит признать, что в современных реалиях совсем не исключено, что тогда бы компании, предоставляющие коммунальные услуги, перестали бы показывать прибыль.

Александр Вишневский

Print Friendly, PDF & Email