Есть один старый и пошлый анекдот о театре. Писать такое в газете, конечно, грех, но время пришло такое, что нам скоро и не такое спишут. В оперном театре идет премьера. Зал набит до отказа. Стоит кромешная темнота, только театральный прожектор освещает одинокий стул в центре сцены, все ждут начала представления. Выходит актер, садится на стул и начинает заниматься мастурбацией. Многотысячная аудитория от изумления замирает и в этот момент кто-то в зале чихает – ааапчхи. Актер на сцене в ужасе вскакивает со стула и кричит: «Кто тут?». Это про наш политический класс. Эти конченые политические деятели занимаются своими грязными делами на виду у всей страны ничуть никого из нас, при этом не стесняясь. Они что, понимания не имеют — мы их видим. Вскоре им будет несложно мочиться в зале парламента на голову политического оппонента перед телевизионной камерой, дабы увеличить свой рейтинг среди, как теперь говорят, маргинального электората. Сколько же в стране того маргинального электората, если украинский политический класс, кажется, весь на него только и работает. Действительно странно как-то выходит. Маргинального электората в стране крохи сущие, а политический класс у нас сегодня практически весь без исключения оказывается маргинальным. Как же они во власть все попали? Кто их туда избирал, набирал или, как они любят выражаться, приглашал? Скажите, кто пригасил советника Шкиряка на должность министра МЧС? Да, кто его вообще на должность советника то приглашал? Откуда его вообще во власть нашу пригласили? Кем он до прибытия во власть украинскую работал? Он вообще где-нибудь, когда-нибудь, кем-нибудь работал?

Но, ведь три года назад, этого грузинского паука с целым стадом ему подобных, завезенных из революционной Грузии пауков, катали по всей Украине в качестве образцово-показательных политических деятелей способных жизнь нашу улучшить самым быстрым и правильным способом.

Украинский политический класс напоминает пауков в стеклянной банке, которые грызут друг другу конечности без большого на то понимания, зачем они это делают. Насекомые ведь, ума нет никакого и, если оказываются они в закрытой банке, то инстинкта ради начинают грызть друг друга до смерти. Самое в грызне этой омерзительное — стеклянная банка. Нам все видно. Понимание того, что мы живем в государстве, где такая вот банка и есть государственная власть, вселяет в любого здравомыслящего человека животный просто ужас, страх за себя, за семью за детей малых, у кого такие есть. Вот, скажите, у грузинского паука отгрызли украинский паспорт на виду у всей страны. Но, ведь три года назад, этого грузинского паука с целым стадом ему подобных, завезенных из революционной Грузии пауков, катали по всей Украине в качестве образцово-показательных политических деятелей способных жизнь нашу улучшить самым быстрым и правильным способом. Теперь идет грызня народная между теми пауками и этими, касаемо вопросов нам неведомых. Кто из них лучше, кто лучше знает, что нам делать, кто вообще знает, что нам делать? Маразм крепчал, грызня в банке уже дошла до паспортов на самом высшем уровне. Зачем им там на самом высшем правительственном уровне вообще нужны паспорта, если у них есть деньги. Деньги есть, можешь купить себе любой паспорт – латышский, румынский, мальтийский, кипрский, гвинейский.

Пауки наши политические, однако, не такие малоумные, как нам кажется. В действительности они очень наглые, а потому уверенные, что банка, в которой они грызутся не стеклянная, а бронированная. Может нам все их мерзости нечеловеческие и видны, но поделать по поводу этому, мы народ украинский ничего не в состоянии. Вот это — а что мы можем сделать – сегодня в Украине стало лозунгом дня. Все возмущаются безобразием, которое в стране творится, но возмущение обязательно заканчивают одним и тем же – а что мы можем сделать? Насекомые наши политические суть происходящего в Украине уловили первыми – народ в полной апатии, а потому можно ему на голову делать все, что заблагорассудится, ничего им за это не сделается. Вот они и бесчинствуют в своей бронированной банке, забывая, однако, о том, что хоть они и бронированная, но все же стеклянная и нам все видно. Это мы сегодня ничего не можем, но придет день… Но пауки и об этом подумали. Они уверены, что успеют из банки сбежать до того, как справедливая нога украинского народа с хрустом наступит на них своим могучим сапогом. Они также уверены, что банка их нестеклянная такая крепкая, что долго еще выдержит и продолжают сосать кровь народную из всех своих насекомых сил. Надеемся, что постигнет их в обоих случаях крепкое разочарование в ближайшее, надеемся, время.

Print Friendly, PDF & Email