«Что в имени твоём?» – спрашивал Шекспир. Но подождите, я экономист, так что позвольте мне задать несколько иной вопрос: «Что в числах?»

Довольно многое, по словам сенаторов Чака Шумера и Мартина Генриха. На этой неделе они представили законопроект, который поручат Бюро экономического анализа, оценивающему валовый национальный продукт, для проведения исследования, которое продемонстрирует нам, кто выигрывает от роста – например, сколько получает средний класс.

Это очень хорошая идея.

Теперь я не единственный, кто считает, что ВНП является ужасно ошибочным и статистически бесполезным. Это показатель, который необходим для многих целей. Но сам по себе он не является адекватной мерой экономического успеха.

Существует целый ряд доводов в пользу этого мнения, но ключевой аргумент состоит в том, что ВНП отображает лишь то, что происходит со средним доходом, что не всегда соотносится с уровнем жизни населения. Если Джефф Безос входит в бар, средний уровень состоятельности посетителей бара резко взлетает на несколько миллионов долларов – однако никто из выпивающих, кроме самого Безоса, не становится в этот момент богаче.

Были времена, когда спрашивать, кто выигрывает от экономического роста, не было необходимым, поскольку доход постоянно возрастал практически для всех. Однако, кажется с 1970-х, связь между общим ростом и индивидуальным доходом оборвалась для многих американцев. С одной стороны, для многих заработная плата оказалась заморожена: с учётом инфляции среднестатистический мужчина зарабатывает сегодня меньше, чем в 1979 году. С другой стороны, доходы некоторых отдельных лиц растут намного быстрее, чем доход нации в целом. Таким образом, гендиректор крупной компании зарабатывает в 270 раз больше, чем среднестатистический сотрудник, и до 27 раз больше, чем в 1980 году.

Причина подобного расхождения между общим ростом и индивидуальным опытом, вероятно, кроется в отсутствии энтузиазма со стороны общественности относительно нынешнего состояния экономики и презрении к сокращению налогов в 2017 году. Показатели ВНП улучшились за последние кварталы, но большая часть этого роста ушла на повышение прибыли корпораций, в то время как средняя реальная заработная плата не сдвинулась с места.

Но как факты, подобные этому, вписываются в общую историю? Чтобы ответить на этот вопрос, нам нужны «распределительные национальные счета», которые отслеживают то, каким образом экономический рост распределяется между разными сегментами населения.

Производить такие расчёты сложно, но не невозможно. Фактически, экономисты Томас Пикетти, Эммануэль Саез и Габриель Цукман уже создали расчётные счета, с подробными деталями за последние полвека. Основное здесь – это непропорциональный рост, плоды которого пожинают на верхах, не разделяя с нижними слоями населения. Но есть сюрпризы и в других направлениях. Например, всё ещё отстающий средний класс показал превышающий общие оценки результат благодаря дополнительным выгодам.

Но между оценкой, производимой независимыми экономистами, и стандартными отчётами американского правительства существует значительная разница, по причине как наличия у правительства ресурсов для лёгкого выполнения этой задачи, так и большего внимания населения (и политических кругов). Вот почему прогрессивный вашингтонский Центр Равного роста выступает в поддержку законопроектов похожих на Шумера-Генриха.

Так почему бы не сделать это?

Некоторые могут спорить, что создание распределительных счетов довольно неоднозначная задача, требующая принятия определённых обоснованных предположений касательно объединения различных источников информации. Но это относится и к процессу, использовавшемуся для создания существующих национальных счетов, включая оценку ВНП! Экономические показатели не должны быть идеальными или не подверженными критике, чтобы быть чрезвычайно полезными.

В разумном мире что-то вроде законопроекта Шумера-Генриха превратилось бы в действующий закон в ближайшем будущем. В реальном мире, конечно же, это предложение навсегда канет в небытие, поскольку республиканцы не хотят, чтобы все узнали то, что распределительные счета могут раскрыть.

Но теперь всем известно, что консерваторы стандартно кричат «социалист!», когда кто-либо предлагает помочь менее благополучным членам нашего общества – по этой причине многие американцы положительно смотрят на социализм: если гарантированное социальное обеспечение – это социализм, давайте нам социализм. Но правые не просто поднимают крик при любой попытке снизить неравенство; они поступают так каждый раз, когда кто-то поднимает тему экономических классов или уровня жизни разных слоёв населения.

Мой любимый пример – это бывший сенатор Рик Санторум, который осудил термин «средний класс» как «марксистские россказни». Но это была лишь смехотворная версия основной попытки правых подавить разговоры о том, и исследования того, кому уходят деньги национальной экономики. Стандартная позиция Республиканской партии: то, чего вы не знаете, не сможет вам навредить.

И, если быть честным, прогрессистам импонирует идея о распределительных счетах частично потому, что они верят, что большие знания в этой области способствуют их интересам. Но вот в чём дело: знание объективно лучше невежества. И в современной Америке действительно важно знать, кто выигрывает от экономического роста. Так давайте выясним это и распространим результаты, что является частью работы правительства.

Статья Пола Кругмана для The New York Times

Перевод Екатерины Щербак

Print Friendly, PDF & Email