В последний зимний месяц следующего года в небольшом южнокорейском городке Пхенчхан состоятся зимние Олимпийские Игры. Уже сейчас, более чем за полгода до старта главных зимних соревнований четырехлетия, организаторы турнира рапортуют о полной готовности Олимпийских объектов, об увеличении бюджета Игр почти до двух миллиардов долларов, и, конечно же, заверяют в том, что предстоящая Олимпиада станет лучшей в истории.

Уже сейчас можно говорить о том, что некоторых желающих выступить на Олимпиаде в Южной Корее мы вряд ли увидим. Речь идет о Паралимпийской сборной России.

Многие страны, в том числе и Украина, уже объявили кандидатов на поездку в Пхенчхан. Претендентам на Олимпийские лицензии нужно будет пройти не только жесткий спортивный отбор, но и соответствовать требованиям Международного антидопингового Агентства (ВАДА). Хочется надеяться, что лучшие представители зимних видов спорта избегут проблем с допингом и сделают ОИ-2018 действительно незабываемыми. Однако уже сейчас можно говорить о том, что некоторых желающих выступить на Олимпиаде в Южной Корее мы вряд ли увидим. Речь идет о Паралимпийской сборной России.

Напомним, что российские паралимпийцы из-за допинговых проблем были вынуждены пропустить летние Игры в Рио. Более того, Паралимпийский Комитет России (ПКР) на неопределенное время был исключен из рядов Международного Паралимпийского Комитета (МПК). Эти радикальные санкции были применены к российскому спорту как следствие обнародованных канадским профессором Маклареном, главой независимой комиссии ВАДА, подтвержденных сведений массового употребления запрещенных медицинских препаратов в российском спорте в целом и в паралимпийском его отделе – в частности. Более того, Макларен на основании приведенных фактов доказывал, что в России существовала целая государственная система, способствующая не борьбе с допингом, а его активном применении для улучшения спортивных результатов.

Дабы вернуть российских паралимпийцев в лоно МПК, сие ведомство устами руководителя Крэйвена призвало Россию навести порядок в борьбе с допингом, в качестве доказательств предъявив реальные факты.

Первая попытка российских паралимпийцев достучаться до Международного Паралимпийского Комитета – в начале этого года – оказалась неудачной. Исполком МПК оставил в силе свое решение о дисквалификации ПКР. Стало быть, надежд увидеть российских спортсменов с ограниченными возможностями на Играх-2018 явно не увеличилось. Скорее наоборот.

Вопрос о возможном снятии запрета с ПКР на участие в Олимпиаде-2018 перенесли на следующий исполком МПК, который должен был состояться в мае. Он состоялся в положенный срок, однако и на этот раз Россия не получила положительного мессиджа. Все члены исполнительного комитета МПК единогласно проголосовали против возвращения ПКР в ряды МПК, и, как следствие, против участия российских паралимпийцев на ближайшей зимней Олимпиаде. Филип Крэйвен отметил прогресс россиян в борьбе с допингом, но все равно был непреклонен. Один из его заместителей – Эндрю Паркинсон – отметил, что МПК будет «банить» Россию до тех пор, пока не добьется «полного устранения несоответствий антидопинговой системы России общепринятым критериям».

Для устранения недостатков у российского Паралимпийского Комитета еще есть время. До сентября, когда состоится очередное заседание исполкома МПК.

Для устранения недостатков у российского Паралимпийского Комитета еще есть время. До сентября, когда состоится очередное заседание исполкома МПК. Если учесть, что сентябрьский исполком – уже реально «последнее китайское предупреждение», то можно сделать простой вывод, что времени у россиян на исправлении ситуации крайне мало. Более того, это время уже сейчас играет против них.

В первую очередь потому, что помимо задокументирования реальных шагов по борьбе с допингом, российским спортивным чиновникам нужно быть готовым к преодолении различных бюрократических процедур, прохождение которых подразумевает определенный временной отрезок. Дело в том, что для того, дабы российские паралимпийцы таки поехали в Пхенчхан, нужно в первую очередь добиться, чтобы российский Паралимпийский Комитет вновь стал частью Международного Комитета. Без соблюдения данной процедуры все остальные шаги, даже если они будут действительно эффективными, окажутся холостым выстрелом.

Еще один немаловажный аспект данной проблемы, требующий незамедлительного решения российской стороной – восстановление работы Российского антидопингового Агентства (РУСАДА). Чем дольше наши соседи будут волынить в этом направлении, тем их воз будет на том же месте, что и сейчас.

Кроме того, не стоит забывать и об иных аспектах, не позволяющих России на данный момент отправить полную делегацию на ОИ-2018. До сих пор наказание за применение допинга понесли лишь российские спортсмены, уличенные в употреблении запрещенных препаратов, но уж никак не лица, побуждающие их к таким действиям. То есть, наказав фактически стрелочников, Россия ничего не сделала для того, чтобы наказать непосредственных заказчиков.

Получается, что если в части борьбы за вступление ПКР в МПК или восстановление статуса РУСАДА россияне продвинулись заметно, то что касается наказание виновных за массовое применение допинга в российском спорте – не продвинулись вовсе. И в МПК это прекрасно понимают. Более того, в ведомстве Крэйвена, который, в отличие от главы МОК занимает очень принципиальную позицию по отношении к уличенным в применении допинга российским спортсменам, уже сейчас решили сыграть на опережение, заявив, что российские паралимпийцы не смогут выступать на Играх под нейтральным флагом. Стало быть, либо под своим, либо – до свидания.

В самой России не очень верят, что в сентябре МПК отменит бан ПКР. Слишком мало времени на устранение ошибок, да и желания устранять эти ошибки тоже не фонтанирует. Поэтому наиболее реальный сценарий данной темы: Россия опять, как и в прошлом году, останется без Паралимпиады и, по уже сложившейся традиции, проведет альтернативный турнир.

Александр Панфилов

Print Friendly