Много раз от чиновников самого высокого уровня можно было услышать о важной роли инвестиций в развитии страны. Об этом говорили и Президент Украины, который отмечал в Давосе, что «Инвесторы доверяют Украине, украинской бизнес-среде», и премьер-министр «убеждён, что инвестировать в Украину сейчас выгодно». Сложно найти среди государственных и политических деятелей тех, кто не поддерживал привлечение иностранных инвестиций или улучшения инвестиционного климата в стране, отдельном регионе или отрасли. Однако объём иностранных инвестиций остаётся на крайне низком уровне. Если сравнить Украину и Беларусь за три квартала 2018 года, то окажется, что в Беларуси прямые иностранные инвестиции составили более $6,1 млрд, а в Украину зашло только $1,7 млрд. Если при этом учитывать численность населения, которая в Республике Беларусь составляет всего 9,5 млн человек, то получится отставание не в 4 раза, а в 16 раз.

Возникает очевидный вопрос: «Почему все на словах за, а воз с инвестициями и ныне там?». Возможно, не все, и не очень «за» на самом деле. С этим необходимо разобраться.

Если у чиновников инвестиции ассоциируются с созданием новых рабочих мест, внедрением новых технологий, увеличением налоговых поступлений, то для действующего бизнеса иностранные инвестиции – это синоним усиления конкуренции. Поэтому, не редкостью являются споры между властью и бизнесом (особенно на местном уровне). Когда представители власти говорят: «Мы хотим создать специальные условия для привлечения иностранных инвестиций», а представители бизнеса отвечают: «Зачем Вы за наш счёт хотите создать нам конкурентов?!».

В итоге в национальном масштабе создаётся впечатление, что отечественный крупный бизнес, в силу или обстоятельств, или целенаправленных действий (а скорее всего и первого и второго) оказался ограждённым от внешних инвесторов-конкурентов. Если посмотреть историю сотрудничества Украины с основными инвестиционными центрами, или говоря другими словами центрами, где есть капитал для экспансии, то их окажется три: европейский, российский и китайский. Европа и Россия в силу своей географической близости, а Китай в силу своей активной экспансионной политики на рынках развивающихся стран.

После кризиса 2008-2009 годов европейский капитал начал массово уходить из Украины, особенно чётко это наблюдалось в банковской сфере. При этом российский капитал наращивал свои позиции (можно вспомнить, как российский Внешэкономбанк приобрёл Проминвестбанк).

После событий 2014 года доступ в Украину для российского капитала оказался ограничен. Его место мог занять Китай. Но в это время набрала обороты политика декоммунизации, что вряд ли способствовало привлечению капитала из Китая, который всё ещё управляется коммунистической партией. В итоге все инфраструктурные проекты, связанные с программой «Один пояс и один путь», прошли мимо Украины через Беларусь и Польшу.

В итоге сложилась достаточно непростая внешняя ситуация для привлечения иностранных инвестиций, которая может быть компенсирована только консолидацией позиций бизнеса и власти внутри страны. Можно ожидать, что инвестиции более активно пойдут в Украину, когда в их привлечении увидит свою выгоду отечественный крупный бизнес.

Александр Вишневский

Print Friendly, PDF & Email