Выступая вчера перед журналистами, госсекретарь США Рекс Тиллерсон затронул тему событий в Сирии и в этой связи — больную тему американо-российских отношений.

Глава американской дипломатии отметил, что эти отношения достигли самой низкой точки со времен окончания «холодной войны», а Сирия выбрана в качестве пробного камня, дабы выяснить, в какой степени США и Россия смогут работать вместе.

Он прямо высказал недовольство решениями Конгресса о введении против России новых санкций, причем эти решения, как известно, лишают правительство и самого президента возможности маневрировать на переговорах с Москвой, используя санкции в качестве инструмента для достижения успеха. Тиллерсон понимает, что такая постановка вопроса лишь ухудшит и без того весьма прохладные отношения между двумя державами. Однако законопроект принят подавляющим большинством голосов в обеих палатах Конгресса, и президенту остается лишь подписать и выполнять этот закон.

Вместе с тем, госсекретарь не теряет надежды на достижение прогресса в американо-российских отношениях, если обе стороны продолжат работу в этом направлении. Некоторые скромные успехи, достигнутые ими в Сирии, позволяют рассчитывать на продвижение и в других областях. Главная опасность, объединяющая Россию и США — это ИГИЛ и проблема терроризма в целом.

Тиллерсон подтвердил, что США выступают за единую, а не разделенную Сирию. То есть речь не может идти о дроблении страны между различными оппозиционными группировками — должны быть подготовлены условия для проведения демократических выборов в условиях мира, когда сирийский народ решит сам свое будущее. В то же время демократия в понимании Тиллерсона не простирается так далеко, чтобы признать Башара Асада, если народ вновь поддержит его на выборах. Госсекретарь повторил, что «не видит роли Асада в будущем правительстве Сирии». Так что воля сирийского народа будет исполнена, если она будет отвечать интересам США. Поддержка же Асада со стороны России для США «неприемлема».

Таким образом, Тиллерсон преисполнен решимости сотрудничать с Москвой, невзирая на санкции Конгресса, но при этом надеется, что Москва во всем станет проводить ту политику, которая желательна Штатам. Похоже, глава американской дипломатии не слышал о таких принятых в дипломатии понятиях, как компромиссы и взаимные уступки.

Print Friendly, PDF & Email