Во Франции объявлены предварительные итоги первого тура президентских выборов. О главном итоге — победителях, вышедших во второй тур — мы уже сообщили. Но остается анализ настроений французского общества, в какой-то мере отраженных цифрами голосования.

Во-первых, в голосовании приняли участие больше французских избирателей, чем ожидалось: обозреватели и социологи предсказывали, что к урнам придут меньше двух третей французов, имеющих право голоса.

Во-вторых, предварительные опросы общественного мнения, как обычно, давали не совсем верную картину политических симпатий. Так, Марине Ле Пэн прочили поддержку на уровне 28%, а Макрону — на уровне 26-27%. Реальные цифры у обоих главных соперников оказались заметно ниже: 21,5% у представительницы крайне правых, около 24% у Э. Макрона.

Республиканец Ф. Фийон, прилагавший отчаянные усилия пройти во второй тур, собрал менее 20% голосов. Совсем немного отстал от него кандидат левых сил (движение «Непокоренная Франция»), а вот социалисты, правившие страной неоднократно, в том числе последние пять лет, набрали чуть больше 6% — поразительно низкий результат, фактически невероятный для правящей партии. Еще немного — и ее кандидат мог вообще не преодолеть 5-процентный барьер. Иными словами, если бы выборы были парламентскими, то Соцпартия могла вообще остаться за бортом Национального собрания.

Исходя из этих цифр, аналитики видят главный итог не в победе ведущих кандидатов, а в полном провале ныне правящей партии. Во Франции авторитет социалистов еще никогда не падал до столь низкой отметки. Это говорит прежде всего о глубочайшем недовольстве французов политикой Ф. Олланда — самого непопулярного президента Пятой Республики, существующей с 1958 г. Вероятно, помимо внутренних причин — а экономическое положение Франции за последнее время нельзя назвать вполне благополучным — сказывается и внешнеполитический курс президента и правительства. Франция при этом руководстве стала слишком зависеть от США, а в Европе явно уступила первенство немцам. При основании «Общего рынка» 60 лет назад ситуация была противоположной: Франция де-факто возглавляла объединение, а в отношениях с Вашингтоном генерал де Голль добивался (и добился!) полной независимости. Тогда к мнению Франции прислушивались во всем мире.

Отсюда и популярность Макрона, который входил в правительство несколько лет назад и даже был недолго членом Соцпартии, но на выборах предпочел имидж «независимого».

Отсюда и небывалое число голосов за ультраправых. Отец Марины, Жан-Мари Ле Пэн (род. в 1928), основавший Нацфронт в 1972 г., четырежды участвовал в президентских выборах, но лишь однажды, в 2002, вышел во второй тур, набрав более 16% голосов. Вчера его дочь превысила этот результат сразу на треть. Рост популярности крайне правых — верный показатель глубокого разочарования народа в политике «традиционных» партий. А успех представителя левых сил был бы куда более впечатляющим, если бы те же социалисты пошли на объединение с другими левыми, как бывало при Ф. Миттеране, который 14 лет возглавлял Пятую Республику. Разумеется, такое объединение подразумевало бы и кардинальный пересмотр партийной программы, подновление имиджа партии. Вот тогда единый кандидат стал бы победителем первого тура — с очень хорошими шансами на победу и во втором.

Print Friendly, PDF & Email