В истории человечества – это весьма обычно, что окончание войны отнюдь не приведет к чему-то более справедливому. Сен-Жермен и Версаль формализовали условия победителей в Первой мировой войне. Общее мнение современных историков – они стали национальным унижением для немцев, предопределили приход к власти Гитлера.

Реалии Австрии того периода – драма. Мир Австро-Венгрии рухнул.

Новый мир, после Сен-Жермена и Версаля: острая нехватка топлива и продуктов питания, инфляция и голодные зимы 1918-1919 гг. и 1919-1920 гг. Серьезная социальная нагрузка — полмиллиона солдат, вернувшихся в фронтов Первой мировой. Они, проливавшие за родину кровь, требуют работы и пособий. В Вену со всех окраин бывшей империи бегут бывшие чиновники, отнюдь не горящие перспективой переквалифицироваться в чернорабочих.

Вена к тому времени — другой город, не столица империи. Столица Австрии замерзает, ведь уголь, который тогда добывали на шахтах Силезии, был недоступен. А греться надо. Вырубался Венский лес. В помпезных венских гостиницах появились «буржуйки».

Выражаясь в терминах современности, произошла экономическая катастрофа разорванных экономических связей.

В Австрии осталось 90% автомобильной промышленности Габсбургской империи, 74% вагоностроения, 75% производства каучука, 35% — чугуна и стали. Несмотря на то, что после распада Австро-Венгрии на долю Немецкой Австрии приходилось только 13,2% площади и 12,6% населения, на ее территории сохранилось 34,2% ремесленного и индустриального производства империи, 30% обученных индустриальных рабочих.

Но все остановилось. Массы людей, квалифицированных по меркам того времени, остались без работы.

Из-за недоступности силезского угля для нужд австрийской металлургии заводы простаивали. Выпуск стали упал втрое, с 950 тысяч тонн в 1913 г. до 228 тысяч тонн в 1919-м. Разорвались и другие «производственные цепочки»: производство готовой одежды осталось в Австрии, но ткань производилась в Чехословакии.

Нефть в Австро-Венгрию поступала из Западной Украины. Австрия ее уже не могла получать. А в то время на территории Немецкой Австрии нет разведанных нефтяных месторождений: Австрия становится нефтедобывающей страной только в 1934-м.

Продовольствие в Австро-Венгрию поступало из Венгрии и Хорватии. Об этом можно было забыть.

Зима 1919-1920 г. оказалась самой тяжелой. В исторической литературе об этом периоде – масса сведений о гиперинфляции в Австрии: в 1921-м в Вене ежедневно печаталось три миллиарда крон. Литература этого времени полна воспоминаниями людей, пишущих, что Вена и Зальцбург стали раем для иностранцев с валютой, а обычные австрийцы пухли с голоду. Расцвел «черный рынок». 1.12.1921 г., после удвоения цен на хлеб в Вене произошел голодный бунт. Люди уходили из фабрик, двигались в центр города, громя роскошные отели, «буржуйские кафе» и продуктовые лавки.

Новые независимые государства отгораживаются от бывшей метрополии тарифной политикой. Это тоже удары по австрийской промышленности. Тариф на австрийские товары составлял в середине 20-х гг. от 21% до 31% в Чехословакии, от 28% до 40% в Венгрии, от 27% до 41 % в Югославии, от 49 до 67% в Польше.

Австрия до 1926-го находилась, как бы сейчас сказали, под внешним управлением Лиги Наций. Ситуация немного поправляется в 1922-м, когда 4.10. по Женевскому протоколу Австрия получает 650 млн. золотых крон под гарантии Великобритании, Франции, Италии и Чехословакии. Валюта была стабилизирована по курсу 1 доллар за 80 тыс. крон. Но период стабильности продолжался всего пять лет, до всемирного экономического кризиса 1930-го.

В это время окончательно расходятся пути австрийцев и партии большевиков.

В Москве 22.06-12.07.1921 г. состоялся съезд III Интернационала, в котором принимали участие все те, кто решил поддержать партию Ленина. Так как Владимир Ильич жестко управлял и партией, и коммунистическим движением, а в личных выступлениях нередко не отличался выбором слов и выражений, то вот пример сказанного Лениным в марте 1920-го, в журнале «Коммунистический Интернационал» № 9: «больше не читал и без особой надобности не собираюсь читать господина Отто Бауэра. Ибо ясно, что этот лучший из социал-предателей — в лучшем случае ученый дурак, который совершенно безнадежен».

Раньше, 22-27.03.1921-го, в Вене прошел съезд Международного рабочего объединения социалистических партий, известного, как «Двухсполовинный интернационал» или Венский интернационал. Среди его участников — те, кто не считал верным путь революции Ленина: Фридрих и Виктор Адлеры, Отто Бауэр, Виктор Чернов, Юлий Мартов и Давид Бен-Гурион.

Укажу, что речь идет об организации, в будущем ставшей известной, как Социалистический Интернационал, в 1989-м официально отметивший столетие. Это объединение партий, которым впоследствии руководили Эрих Олленхауэр, председатель Социал-демократической партии Германии (СДПГ) в 1952-1963 гг., Вилли Брандт, четвертый федеральный канцлер ФРГ, Пьер Моруа, премьер министр Франции до 1984-го. Так что путь австрийских социал-демократов нельзя назвать просто ошибочным.

Австрийской альтернативой большевикам стал период истории Австрии известный, как «Красная Вена». В парламенте столицы страны между 1918 и 1934 гг. социал-демократы определяли политику.

Что у них получилось?

Была реализована разработанная в 1923 г. программа строительства более 60 тыс. квартир социального жилья. Социалистическая «фишка»: за новое жилье квалифицированный рабочий платил квартплату в 3% зарплаты. Нам бы так в нынешней Украине.

За одно десятилетие «Красной Вены» почти в два раза снизилась детская смертность. Были созданы народные общеобразовательные школы, с вечерними курсами для образования рабочих, а также рабочие библиотеки, налажено издательство для рабочих просветительской литературы. В некоторых вопросах социал-демократы действовали радикально – отменили праздник Тела Христова, и сделали праздничными днями дни рождения Карла Маркса и Фердинанда Лассаля. Подняли вопрос об общественных правах женщин. Впервые в Австрии становятся модными и распространенными женская короткая прическа и купальник для женщин. По тем временам это было большим делом. Но вопрос легализации абортов и, тем более, вывода развода из-под церковной юрисдикции даже социал-демократы решать отказались. Время еще не пришло.

Разворачивается политическая конкуренция между социал-демократами и христианскими демократами. Реннер в 1920-м уходит в оппозицию к победившей Христианской-национальной партии Игнаца Зейпеля, ставшего канцлером. Череда правительств сменяет друг друга.

К 1923-му ситуация обостряется. В этом году социал-демократы формируют «шуцбунд», вооруженную партийную структуру. Их противники прибирают к рукам структуру под названием «хаймвер», организацию, действовавшую еще с 1919 года, военный союз ветеранов Первой мировой войны.

Историки датируют 30.01.1927-го начало цепи событий, которые, в конечном счете, приведут к захвату Гитлером Австрии. В этот день в Шаттендорфе, сейчас это городок с населением чуть больше двух тысяч человек, «хаймверовцы» открыли огонь по «шуцбундовцам», убили двух людей. Трое обвиняемых оправданы судом, в Вене с 15.07.1927-го начались, мягко говоря, массовые беспорядки, если считать таковыми штурм «шуцбундовцами» и поджег ими Венской судебной палаты, стрельбу полиции, 89 трупов и более 600 человек раненых.

«Хаймвер» начинает укрупняться. Историки считают, что в это время политическими советами, финансами и оружием ему помогает итальянский диктатор Бенито Муссолини.

Австрия сдвигается вправо. На парламентских выборах в ноябре 1930-го социал-демократы получают 72 места, Реннер становится председателем парламента. Но очевидна и тенденция усиления правых. «Хаймвер» участвовал в выборах под названием «Отечественный блок», получил 9 мандатов. Проявились в выборах и австрийские национал-социалисты. Они остаются вне парламента, но получают почти 100 тыс. голосов.

1930-й — час Великой депрессии, всемирного экономического кризиса, начавшегося в 1929-м. Что происходит в экономике Австрии?

Осенью 1929 г. в Австрии — падение шиллинга, национальной валюты. Вкладчики массово забирают деньги из банков, чтобы обменять их на доллар. Объем продаж долларов доходил до 2,5 млн. в день.

В 1929-1932 гг. производство в Австрии падает на 40%, на 50% сокращается экспорт. Катастрофа на рынке труда: в 1931 г. зарегистрировано 360 тыс. безработных, в 1933-м их уже 600 тыс., т.е. 25% работающих по найму. Половина из них получает пособие по безработице, но и оно составляет лишь 10-20 % от суммы последнего заработка.

Безработица, а значит массовые банкротства, сопутствующие им нищета и рост преступности – совершенно понятные социальные обстоятельства, ставшие «питательной средой» развития австрофашизма. Его выразителем стал Энгельберт Дольфус, с 13.05.1932-го — канцлер Австрии.

У этого человека было немного времени. Через восемь месяцев, 30.01.1933-го, рейхсканцлером Германии становится Адольф Гитлер. Чего он хотел для Австрии? Этот земляк Дольфуса написал в книге «Майн кампф»: «Немецкая Австрия во что бы то ни стало должна вернуться в лоно великой германской метрополии и при том вовсе не по соображениям хозяйственным. Нет, нет. Даже если бы это объединение с точки зрения хозяйственной было безразличным, более того, даже вредным, тем не менее, объединение необходимо. Одна кровь — одно государство!».

В нынешней литературе Дольфуса принято называть австрофашистом. Что означает?

Он не был демократом, он – авторитарный политик. Дольфус опирался на правые настроения в обществе. Но он хотел проманеврировать между интересами Германии и Италии, сохранив независимость Австрии.

4.03.1933-го Дольфус распускает парламент, использовав для этого парламентский кризис в связи с принятием закона о минимальной оплате труда. В этой ситуации Реннер, тогда председатель парламента, сыграл неоднозначную для историков роль, внезапно подав в отставку со своего поста. 31.03.1933-го Дольфус объявляет вне закона «шуцбундт». 19.07.1933-го – запрещает австрийскую НДСАП. Сторонники Гитлера уходят в Рейх, создают там Австрийский легион, а в самой Австрии разворачивает работу нелегальная структура НДСАП. 12-1 6.02.1934-го происходят события, получившие название «Гражданская война в Австрии». Фактически это уничтожение актива социал-демократической партии, после чего последовал и ее формальный запрет.

Дольфус, видимо, какое-то время был сторонником Муссолини, который, как и Гитлер, хотел реализовать в Австрии интересы своей страны, Италии. Черчилль пишет в книге «Вторая мировая война»: «в Риме без восторга отнеслись к вступлению Гитлера на пост канцлера Германии. Муссолини предвидел, что ни в одном из районов (Австрии – В.П.) итальянские интересы не будут совпадать с интересами новой Германии. И ему не пришлось долго ждать подтверждений этому».

Черчилль пишет о ситуации, в которой оказался руководитель Австрии: «позициям Дольфуса в равной мере угрожали давление социалистов и германские покушения на независимость Австрии. Нажим на Австрию начал сказываться с первых же месяцев Гитлера. Австрийскому правительству непрестанно предъявлялись требования о включении членов австрийской нацистской партии – сателлита Германии – в состав кабинета, и о назначении их на важнейшие посты в правительстве. Австрийские нацисты проходили обучение в специальном Австрийском легионе, организованном в Баварии. Взрывы бомб на железных дорогах и в туристских центрах, немецкие самолеты, сбрасывавшие дождь листовок на Зальцбург и Инсбрук, – все это нарушало мирную жизнь республики. Все эти опасности вырисовывались перед Дольфусом в 1933 году. Единственной страной, к которой он мог обратиться за защитой и от которой он уже получил заверения в поддержке, была фашистская Италия. В августе 1933-го Дольфус встретился с Муссолини в Риччионе. Между ними было достигнуто полное личное и политическое взаимопонимание».

Что было дальше – известно. 25.07.1934-го люди СС, переодетые в австрийскую военную форму, убили Дольфуса на рабочем месте. Но в судьбу Австрии вмешался Муссолини. Опять дадим слово Черчиллю: «дуче специально вылетел в Венецию, чтобы принять вдову Дольфуса и выразить ей с подобающими церемониями свое соболезнование. В то же самое время три итальянские дивизии были направлены к Бреннерскому перевалу. Это заставило Гитлера, который знал пределы своей мощи, отступить. Германский посланник в Вене Рит и другие германские чиновники, причастные к мятежу, были отозваны либо смещены. Попытка не удалась. Требовался более длительный процесс».

Он, этот процесс, растянется на четыре года и связан с именами австрийцев Курта Шушнинга и Артура Зейсс-Инкварта.

Хотя Италия еще какое-то время продолжала оставаться союзником независимой Австрии, но продолжалось это недолго. Большинство историков считают, что Муссолини перестал считать своей вотчиной Австрию с началом в 1936-м гражданской войны в Испании, в которой Германия и Италия стали союзниками каудильо Франко.

Гитлер «добил» Австрию в три приема. Сначала германо-австрийским договором от 11.07.1936-го, названным «Июльским соглашением», по которому Австрия должна была признать себя «немецким государством», обязалась не продолжать пропаганду против национал-социализма и выпустить арестованных нацистов.

Потом, 12.02.1938-го, на встрече Гитлера и Шушнига в Берхтесгадене австрийскому канцлеру было заявлено об угрозе германского вторжения. Шушниг и уступал, и сопротивлялся. Он назначил министром внутренних дел руководителя австрийских нацистов Зейсс-Инкварта, но одновременно объявил на 13.03.1938-го референдум о сохранении независимости страны или присоединении к Рейху.

Референдума не было. 11.03.1938-го Шушниг ушел в отставку, уступив пост канцлера Зейсс-Инкварту.

Существует бесчисленное множество документов о том, как горячо встречали австрийцы присоединение к Рейху. А с какой помпой был обставлен приезд Гитлера 12.03.1938-го в Линц, на его родину! Митинг в Вене 15.03.1938-го на площади Героев, при участии 200 тыс. зрителей, военный парад, совместный марш частей австрийской армии и вермахта. 500 самолетов Люфтваффе в небе над площадью. Речь Гитлера в дворце Хофбург: «как вождь и канцлер немецкой нации, я свидетельствую перед историей о вступлении моей родины в германский рейх!».

А чего было бы ему не радоваться? Гитлер после аншлюса говорил, что в его результате Германия получила больше, чем после крупной войны: 84 тыс. квадратных километров территории и 6,8 млн. более чем лояльного населения. И запасы валюты в 1,4 млрд. рейхсмарок, тогда как запасы Германии составляли всего 76 млн. рейхсмарок.

Что касается Австрии, то, увы, в истории это не редкость, когда крупные массы индивидуально неглупых людей склонны к истерическим и простым решениям, считая: вот они, вот приходят ТЕ, кто простым решением, взмахом волшебной палочки решат все социальные и экономические проблемы. Многие украинцы воспринимают так «евроинтеграцию».

Австрийцы не знали и не могли этого знать: им принесли другие, очень тяжелые проблемы. Грядущее военное поражение в Великой Отечественной войне. 277 000 убитых, 600 000 раненных, 345 000 попавших в плен военных. 66,67% убитых евреев Австрии. 49 концентрационных лагерей. Среди них – Маутхаузен, неподалеку от города Линца, «фабрика смерти», через которую прошло около 200 тыс. человек. Далеко было до 1947-го, когда бывший концлагерь стал австрийским республиканским мемориалом жертв нацизма.

Еще не эмигрировали Зигмунд Фрейд и Карл Поппер, еще не покончил с собой Стефан Цвейг. Впереди был и ужас бомбардировок, начавшихся с августа 1943-го, в результате которых погибли 25 тыс. мирных граждан.

Вячеслав Пиховшек

Часть 1.
Часть 3.
Часть 4.
Часть 5.
Часть 6.
Часть 7.
Часть 8.

Print Friendly