На заре построения демократии и капитализма в Камбодже, в 90-х годах прошлого века, в стране наблюдалась та же денежная проблема, что и в Украине в тот период. На камбоджийские деньги тогда, как и на украинские, без слез нельзя было смотреть. Плохо нарисованные, жалкие на вид бумажки, выпущенные никудышным правительством, не внушали никакого доверия. Получавшие их в качестве заработной платы государственные служащие сломя голову неслись менять получку на доллары, едва отойдя от кассы предприятия. Камбоджийские деньги назывались «кипами», но об их существовании знали только сами камбоджийцы — в жизни ими практически не пользовались. Национальная валюта в те времена использовалась в качестве мелочи — чтобы дать сдачу или купить что-то меньше чем за доллар. Но если вы приедете в Камбоджу сегодня, то увидите, что национальная валюта ходит в стране повсюду, как, к примеру, польский злотый в Польше. Такая вот валютная метаморфоза произошла в стране всего за двадцать с лишним лет. В Украине, кстати, также долларами на рынке больше не расплачиваются. Валютная безопасность является высшим приоритетом. Если страну захватила иностранная валюта — государство уже не жилец.

Украина среди всех этих стран, пожалуй, единственная, в которой до сих пор нет валюты, в которую бы верил народ.

Государству для существования и работы необходимы доходы и инструменты. Национальная валюта – это и большой доход, и важный инструмент, а потому его нельзя терять ни в коем случае. Только очень слабые государства не в состоянии защитить свои денежные единицы. В начале 90-х годов прошлого века многие страны оказались в таком слабом положении. Мы были не одни такие. Камбоджа, Польша и многие другие страны, решившие сменить экономическую систему, вначале пострадали от такого перехода. Но постепенно везде, даже в Камбодже, национальные валюты окрепли и заняли у себя на родине достойное положение. Украина среди всех этих стран, пожалуй, единственная, в которой до сих пор нет валюты, в которую бы верил народ.

Объективности ради надо признать, что все постсоветские республики страдают валютной слабостью, но даже на их фоне Украина абсолютный лидер. В 2008 году гривна падала глубже всех. Молдавский лей и грузинский лари почти не сдвинулись с места, российский рубль упал с 24 до 28, мы же сорвались с 4.80 гривен до 8 с копейками. Начавшийся у нас кризис оказался, в результате, самым ошеломляющим по масштабам. Если другие постсоветские экономики пострадали тогда на 3-4%, то наша рухнула за год на 15%. Но валютная слабость 2008 года была цветочками. Кто тогда мог подумать, что однажды нашу валюту ударят похлеще, чем в 1998 году, когда у нас и государства-то в экономическом смысле не существовало. В начале 1998 года ВВП Украины составлял порядка 40 миллиардов долларов, а конце года каких-то смешных 15 миллиардов. Не самый большой американский город Филадельфия на то время имел ВВП почти в десять раз больше, чем вся Украина, хотя там проживает всего 2 миллиона человек и, по большому счету, ничего особенного не производят. Так, небольшой химический завод, небольшой фармацевтический, пару страховых компаний и бисквитная фабрика. Украина в 1998 году имела оборонную промышленность, космическую, авиационную, фармацевтическую, тяжелое машиностроение… И населения у нас тогда еще под 50 миллионов было. Но наше ВВП было 15 миллиардов, а филадельфийское — 150. Немалую роль в столь большой разнице сыграла наша слабая валюта. Каждый третий прием пищи в Филадельфии происходил в ресторане и вносил в ВВП города вклад долларов этак в 20-30. В Украине в 1998 году 99.999% граждан кушало исключительно дома, никакого ВВП не созидая. За общественный транспорт в Украине платили максимум 10 центов, в отличие от американских двух долларов, а целые индустрии – такие, как страховая, юридическая, финансовая и многие другие — в Украине вообще не существовали. Сегодня, двадцать лет спустя, наш ВВП, конечно, подрос, но все равно до Филадельфии нам еще как до луны.

Не хочется обвинять в столь мрачной оценке украинского ВВП исключительно слабость нашей валюты, но львиная доля ответственности все же именно на ней. Будь гривна раза в два сильнее, мы бы жили совершенно в другой стране. В чем же дело? Почему мы не можем укрепить нашу национальную валюту? Весь период украинской независимости валюта наша двигалась только в одном направлении. Нам постоянно говорили, что слабая гривна очень хороша, дабы улучшить экспортные возможности Украины. Но возможности эти никак не улучшались. Наш экспорт никак на слабость гривневую не реагировал. Но это и понятно, потому как всю пользу от слабой национальной валюты получали те, кто продавал украинскую продукцию за рубеж — украинские капиталисты. Тут вся польза налицо. Если постоять с полчаса в центре Киева, то успеете полюбоваться Роллс-Ройсами, Майбахами, Бентли, Ягуарами. Ничего подобного вы не увидите ни в одном городе богатой Западной Европы. Да и вообще, автомобильный ряд в Киеве покрепче будет, чем в странах с гораздо более сильными валютами. Так что на объемы экспорта слабость гривны точно не влияет. Ну хорошо, тогда импортные товары вытеснят отечественные, уверяют нас эксперты в экономических вопросах. Это заявление также очень спорное. После девальвации у нас всегда проходит немного времени — и вот опять наш сыр сравнивается по цене с польским, а хорошая колбаса уже стоит столько же, сколько не очень хорошая, но итальянская. Всяческое замещение импорта вновь заканчивается плохим польским сыром и невкусной итальянской колбасой.

Для столь фундаментального изменения экономического курса нужно очень сильное правительство, пользующееся поддержкой народа и хорошо понимающее, что оно делает.

Гривну укрепить можно, но процесс этот лежит больше в политической, нежели в экономической плоскости. Для столь фундаментального изменения экономического курса нужно очень сильное правительство, пользующееся поддержкой народа и хорошо понимающее, что оно делает. В истории страны у нас такого еще ни разу не было. Сильная валюта означает снижение инфляции, стоимости капитала в стране, долговой нагрузки, появление инвестиций и уверенности в завтрашнем дне и многое другое. Иными словами, это кардинально меняет макроэкономическую ситуацию в стране и выводит ВВП на уровень сотен миллиардов долларов. Возможно, мы даже догоним Филадельфию. Сделать все это действительно несложно, но только если в правительстве Украины будут работать экономисты и финансисты, а вот это, к сожалению, пока задача нерешаемая. Не получается у нас заменить аферистов специалистами. А потому вынуждены мы пока сидеть в ожидании страшных событий с гривной этой зимой — ведь у руля государства находятся Зорян Шкиряк, Антон Геращенко и многие, многие другие «профессионалы».

Иван Пырьев

14 просмотров всего, 2 просмотров сегодня

Print Friendly, PDF & Email