Особенно, если вы живёте в стране первого мира. Известный «трупный» коэффициент мировых новостей гласит, что один погибший американец равен десятку индусов или сотне африканцев. Результатом этого является, в том числе то, что в новостной ряд первого мира попадают только совсем уж выходящие из ряда вон случаи мира третьего. Соответственно, третий мир это место, где случаются ужасные теракты и катастрофы, эпидемии и перевороты, экологические бедствия и войны. И иногда рождается двухголовый щеночек.

Украина в этом смысле ничем не отличается от стран третьего мира. Эта земля известна своей коррупцией и нападением Путина. Международные новости нескончаемым потоком говорят словами Бродского «не выходи из комнаты, не совершай ошибку». Только очень смелый или очень жадный человек может покинуть Ойкумену и направиться в земли псеглавцев. Все, кто может, стремятся бежать оттуда в первый мир. Бежать туда — нонсенс.

Конечно, существует туризм. Но все понимают, что туризм сильно отличается от эмиграции. В конце концов, возможность «повидать другие страны» подаётся как рекламный лозунг для вступления в армию. Для здравомыслящего человека совершенно ясно, что смотреть заморские красоты без прикрытия с воздуха опасно. Что бывает с теми, кто пытается самостоятельно уехать в далёкий райский уголок, показано в кинофильме «Пляж» с ДиКаприо. Рай есть. Но в раю живут змеи и смуглые люди с автоматами Калашникова.

Однако и в первом мире есть кое-что, способное напугать до дрожи в коленях. И это не бородачи-террористы. Это нечто, что находится в самой его сути и обычно подаётся, как его достоинство. Незыблемость и неумолимость институций, установленные правила игры, равенство почти для всех перед постановлениями и законами. Это устойчивая система, её устойчивость и приносит основную пользу. Система умеет не просто защищаться, но и предупреждать.

Когда руководство Копенгагенского зоопарка принимает решение показательно убить и расчленить жирафа Мариуса, это кажется странным, из ряда вон выходящим случаем. Убитые в том же зоопарке львы уже не вызвали такой бури эмоций общественности – все знали, что это бесполезно. Мы писали о семи сотнях рептилий, спасённых и умерщвлённых шведской полицией. Отобранную врачами у родителей в Бостоне Джастину Пеллетье, чей отец по решению суда не имел даже права публично жаловаться, удалось выручить. Но за это неравнодушному хакеру пришлось сесть в тюрьму, мы об этом писали. Малыш Альфи Эванс 28 апреля умер в ливерпульской больнице, отключенный от медицинской аппаратуры. Не помогло ни заступничество самого Папы Римского, ни широкая общественная кампания, которая даже сформировала так называемую «Армию Альфи».

Во всех этих случаях общественность пыталась вступиться за гуманность и здравый смысл. Но только в одном случае, в Бостоне, что-то удалось сделать. Да и то путём нарушения закона и ценой тюремного заключения.

Что испытывает человек перед лицом бессмысленной, опасной, неумолимой колесницы Джаггернаута, если не ужас? Какое чувство охватывает при чтении таких новостей, если не ощущение беспомощности? Если перед ливерпульским судом оказывается бессилен глава миллиарда католиков, то как может надеяться на свои силы обычный человек? Какая деятельность направлена на вселение ужаса, чувства беспомощности и бессилия? Это терроризм, а занимается им Молох в судейской мантии.

Как и всякий террор, этот подавляет волю к сопротивлению. Протест бесполезен. Пресловутые институции сильнее личностей или движений. Машина разотрёт Вас в порошок, если Вас угораздит оказаться на её пути. С ней лучше не связываться, тем более, что рядом появились смуглые люди из третьего мира. Может, это они могут ответить за всё?

Возможно, кто-то мог бы сказать, что я сгущаю краски. Это эксцессы, которые возникают на фоне общего благополучия. Закон и суд должны ограждать каждого, невзирая на лица и отдельные обстоятельства. Что ж, если бы перед законом были равны все, в это можно было бы поверить. Но факт в том, что двухлетнего Альфи Эванса отключили от жизнеобеспечения, а столетнему Дэвиду Рокфеллеру пересадили семь сердец. Где он их взял?

Евгений Селяков

Print Friendly, PDF & Email