Палата лордов британского парламента рассматривает законопроект о порядке выхода страны из Евросоюза, уже одобренный Палатой общин.

Роль Палаты лордов за последние 300 с лишним лет непрерывно сокращается. Англия — единственная из развитых стран, сохранившая палату, члены которой не избираются народом, а наследуют свои места вместе с родовым титулом либо занимают эти места пожизненно (без права передачи потомкам), получив баронский титул за особые заслуги. Однако в ХХ веке, особенно во второй его половине, роль палаты — она по инерции все еще считается верхней — была сведена к чисто декоративным функциям. Ближе к концу века ряды лордов были прорежены. Титул барона перестал быть наследственным, и число родовых аристократов в палате резко сократилось. Подавляющее большинство — это «почетные лорды», которым баронский титул дарован королевой «по совету премьер-министра» за заслуги.

Но даже при этих новшествах права палаты ограничены до минимума. Давно прошли те времена, когда лорд мог стать премьер-министром. Теперь для этого требуется отказаться от титула и пройти процедуру избрания народом в депутаты Палаты общин. Лорды фактически не влияют на формирование кабинета министров. Законопроекты они рассматривают после одобрения таковых Палатой общин, но отклонить принятый законопроект не могут. Все, что можно — это затянуть принятие закона, используя процедуру обсуждения. Если даже лорды единодушно выскажутся против закона, он будет отложен ни три месяца, после чего все равно должен быть подписан королевой и вступит в силу.

И все же законопроект о выходе из ЕС — согласно результатам проведенного минувшим летом референдума — натолкнулся в Палате лордов на оппозицию. Как ни парадоксально, но большинство голосов в палате принадлежит не консерваторам — рьяным защитникам старых традиций, а лейбористам, которые находятся в оппозиции правительству Т. Мэй. Вот оппозиция и решила максимально затянуть принятие закона, внося в него все новые поправки (таким правом палата обладает).

Правда, правительство консерваторов предупредило лордов, что их неуважение к мнению избирателей, высказанному на референдуме, может привести к окончательной ликвидации неизбираемой палаты. Лорды-лейбористы, однако, надеются по максимуму использовать лазейки в сложном британском законодательстве и затруднить принятие и реализацию закона, не выходя за пределы своих скромных полномочий. Даже один из виднейших консерваторов лорд М. Хезелтайн внес поправку, которая требует, чтобы результаты референдума были утверждены голосованием в парламенте. Он надеется, что итоги референдума можно еще отменить, прежде чем страна начала процедуру выхода из ЕС. К тому же лорды опасаются, что первые же шаги по выходу могут вызвать усиление требований Шотландии о проведении нового регионального референдума о ее пребывании в составе Соединенного Королевства. Несколько лет назад шотландцы большинством в 52% высказались за сохранение унии с Англией, Уэльсом и Северной Ирландией, но выход страны из ЕС может повлечь за собой «уход» Шотландии, где преобладают сторонники Евросоюза.

Print Friendly, PDF & Email