Плодовитость американок, живущих в Соединенных Штатах, совсем недавно достигла самого низкого уровня за всю историю США. Некоторые демографы отнюдь не исключают, что в будущем население страны станет сокращаться.

Новые сведения, поступающие из Центров контроля и профилактики заболеваний [отделы американского Министерства здравоохранения, расположенные в штате Джорджия и работающие совместно. Всего имеется четыре таких центра. — The Экономист], обнаруживают: за 2016 год на каждую тысячу женщин, пребывающих в детородном возрасте, зарегистрировано, в среднем, всего 62 живорожденных младенца. Это на 1% меньше, чем в 2015 году, и, как отмечалось, — самая низкая цифра за всю историю государства. Демографы утешают: в подсчетах участвует «поколение двухтысячных» — молодежь, рожденная 2000 году, — а она пока не торопится рожать. Однако многие наблюдатели обеспокоены: если уровень рождаемости опустится ниже требуемого для простого воспроизводства населения, стране грозят ощутимые неприятности.

Но чем же, собственно, плохо рожать меньше? Ответы прозвучат по-разному, в зависимости от того, кому вы задаете вопрос, — а довольно часто, и от политических пристрастий респондента.

Если численность населения не поддерживается, не воспроизводится — возрастает относительное количество пожилых и престарелых граждан, которых содержат редеющие «трудовые ресурсы» — люди работоспособные. Начинается общественное беспокойство, экономические неурядицы и всеобщее ощущение социального неблагополучия.

Вильям Фрей (William Frey), специалист по вопросам народонаселения в вашингтонском Брукингском институте (Brookings Institution), подозревает, что причиной спада служат не какие-либо постоянно действующие факторы, а расшатавшаяся и до сих пор не приведшая себя в порядок американская экономика. «Ежегодно повторяю: начнет экономика подниматься на ноги — появится больше детей, — сказал он в интервью газете «The Washington Post». — Уверен, так и будет».

Предлагаются различные решения общественной задачи — или, скорее, незадачи. Консерваторы склонны взывать к религиозным чувствам граждан и потрясать пресловутыми «семейными ценностями»: дескать, американцы опомнятся и начнут плодиться и размножаться с некогда обычной скоростью.

Статья, появившаяся в мае 2015 на «Брейтбарте» (Breitbart), ультраправом сетевом сайте новостей, отметила низкую плодовитость женщин, рожденных в 2000 году, как «тревожную». Падение рождаемости относят на счет абортов: 5,6 миллиона случаев беременности были прерваны между 2007-м и 2011-м. Подобный взгляд на вещи обычен среди граждан, призывающих полностью запретить аборты, но среди прочих мало распространен.

В некоторых европейских странах с низким уровнем рождаемости загремели правительственные призывы, подобные датскому «Роди ради мамочки!», впервые раздавшемуся в 2015 году. Этот несколько странно звучащий лозунг означает: молодые супруги, заводите побольше детей на радость собственным родителям, жаждущим стать бабушкой и дедушкой.

Воспроизводство населения возможно поддерживать и другим способом — поощрять непрерывный приток иммигрантов. Но тут возникает уже совсем другой вопрос, имеющий мало общего с плодовитостью, — опасения за свою национальную культуру и цивилизацию как таковую.

Пример крайнего порядка подает Япония. Местное население сокращается по всем статьям — стареют и вымирают целые деревни. Жители одного такого поселка делают кукол в натуральную человеческую величину и рассаживают их по опустевшим школьным классам и детским площадкам — поскольку настоящих детей в поселке больше нет и уже не предвидится.

Ряды работоспособных японцев редеют, и, вероятно, вскоре окажется недостаточно сиделок, чтобы ухаживать за престарелыми в приютах. На Тайване и в Гонконге рождаемость тоже остается одной из наиболее низких, однако местные власти уже массово выдают въездные визы рабочим-иностранцам.

А вот японские законы о въезде на постоянное жительство остаются «водонепроницаемыми». Японцы предпочитают расходовать миллиарды долларов, создавая слуг-роботов, способных быть «сиделками» в расцветающих и множащихся частных санаториях и домах для престарелых. Японское правительство непреклонно: лучше пусть за стариками приглядывают роботы, чем страну заполонят чужестранные рабочие.

За последние годы весьма похожий этноцентризм — национальное чванство — усиливается среди американских и европейских «правых» политиков и граждан. Тревожные выкрики: «Рождаемость падает, восточные иммигранты не дают житья, иудейско-христианский Запад пребывает в упадке!» — раздаются по обе стороны Атлантического океана.

Лорд Джонатан Сэкс (Lord Jonathan Sacks), бывший верховный раввин Британии, говорил: секуляризация (отход от религии) ведет Европу к падению — демографическому и нравственному, а в итоге рухнет вся европейская цивилизация. Давая в 2016 году интервью газете «Дэйли Телеграф» (Daily Telegraph), Сэкс утверждал: «история не знает случаев, когда обезбоженное общество сохраняло бы прежний уровень рождаемости на протяжении последующих веков».

«Именно так великие цивилизации приходят в упадок, а потом исчезают», — прибавил он.

Подобные опасения помогают понять, почему политика Трампа нацеливается на сокращение иммиграционного притока и одновременное повышение американской рождаемости. В мае 2016 года Стивен Бэннон (Stephen Bannon) главный стратег Белого Дома и бывший руководитель «ультраправого» сайта «Брейтбарт», пригласил итальянского консерватора Бенджамина Харнвелла (Benjamin Harnwell) выступить по радио и поговорить со слушателями об этих наболевших вопросах.

«Нет ни единой страны, ни единого государства-члена ЕС, где рождаемость позволяла бы воспроизводить численность населения», — сетовал Харнвелл. Однако, прибавил он, мусульманские иммигранты угрожают континенту еще больше, поскольку обезбожившиеся европейцы, утратившие всякую связь с христианством, не способны понять «исконно агрессивной природы ислама».

Впрочем, сведения о снизившейся американской рождаемости порадуют многих, — а в особенности, небольшую некоммерческую организацию, находящуюся в штате Вирджиния под названием «За убыль нашей численности!» (Negative Population Growth). Члены организации убеждены (быть может, не без причины): безостановочный прирост населения разрушает окружающую среду, истощает государственные ресурсы, множит безработицу. «За убыль нашей численности!» призывает к политике, позволяющей снизить рождаемость и ввести иммиграцию в «привычные и приемлемые рамки».

Пока что эти взгляды не слишком широко распространены в Соединенных Штатах, но все же они отражают былые страхи, объявшие западный мир в 1970-е годы (тогда же возникла и организация «За убыль нашей численности!»). Запад страшился «демографического взрыва».

В 1969-м Пауль Эрлих (Paul Ehrlich), известный общественный деятель, интеллектуал и биолог, часто выступавший в телевизионной «Вечерней программе» (The Tonight Show) вместе с Джонни Карсоном (Johnny Carson), говорил в ходе одной из бесед: «Первым делом следует убедить всех, кого можно вообще убедить в чем-либо: планету Земля нужно рассматривать как некий космический корабль, обладающий ограниченной вместимостью».

Тогда же встревоженная Организация Объединенных Наций объявила 1974-й «Годом народонаселения», и представители более сотни стран собрались, дабы совместно обсуждать меры по ограничению рождаемости. Вынужденная самой жизнью китайская политика «не более одного ребенка в семье» отчасти родилась как итог этой встречи и вышеупомянутой школы мысли.

«Следует не просто положить конец приросту населения, — утверждает на своем веб-сайте организация «За убыль нашей численности!»: — Население настоятельно следует сокращать».

Авторский перевод Вадима Глушакова

По материалам зарубежной печати

Print Friendly