Речь, с которой выступил во вторник на открытии 72-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН президент США Д. Трамп, была не самым удачным шагом, который был бы способен привести к разрядке напряженности на Корейском полуострове. Хотя сам Трамп не так давно признал «нежелательность» (а фактически бесперспективность) военного решения проблемы, в речи он не скупился на угрозы и под конец пообещал «полностью уничтожить» Корейскую Народно-Демократическую Республику. Причем даже не за какие-то конкретные действия, а лишь в силу того, что она может «представлять угрозу для США или наших союзников».

Понятно, что такая явная попытка запугивания не могла не вызвать самой острой реакции со стороны Пхеньяна. Сегодня утром было опубликовано заявление Председателя Трудовой партии Кореи, главы КНДР Ким Чен Ына. Угрозы Трампа руководитель КНДР приравнял к объявлению войны и пообещал рассмотреть «ответные меры — беспрецедентно жесткие, каких до этого не было».

Прибывший на сессию ГА ООН министр иностранных дел КНДР Ли Ён Хо перенес свое выступление, которое было намечено на сегодня — оно состоится в субботу. Это явно связано с необходимостью получения свежих указаний из Пхеньяна, поскольку в таких случаях речь министра отражает общую точку зрения правительства. Не зря большинство стран на открытии сессии представлены главами государств и правительств.

Но Ли Ён Хо сделал заявление для прессы. На вопрос, в чем могут состоять «беспрецедентно жесткие меры», он высказал предположение, что это может быть «самый мощный взрыв водородной бомбы в Тихом океане». Впрочем, министр сразу отметил, что это лишь его личное мнение — решение же принимает высшее руководство страны. «Я не знаю, какой приказ отдаст вождь Ким Чен Ын», — уточнил Ли Ён Хо.

Совет Безопасности ООН провел вчера специальное заседание по вопросу нераспространения ядерного оружия. В центре внимания, как легко догадаться, был именно корейский вопрос.

В этой связи министр иностранных дел Казахстана Кайрат Абдрахманов, выступая на заседании, отметил важную инициативу, которую еще в начале июля выдвинули Китай и Россия. Они тогда предложили сторонам начать движение к переговорам с предварительных позитивных шагов. В частности, КНР и РФ призвали США отказаться от регулярных широкомасштабных военных учений совместно с южнокорейской армией и представителями союзных им армий. В ответ на это снижение угрозы агрессии со стороны США Пхеньян мог бы пойти на временное замораживание своей ракетно-ядерной программы. В дальнейшем ослабление напряженности могло бы привести к началу прямых переговоров между заинтересованными государствами. Решение вопроса может заключаться только в гарантиях безопасности друг друга, тогда отпадет надобность и в оружии массового поражения для защиты своего суверенитета.

К. Абдрахманов указал на то, что все члены СБ ООН признают невозможность военного решения проблемы, но и начать переговорный процесс очень нелегко. Поэтому российско-китайская инициатива могла бы открыть дорогу, движение по которой приведет стороны за стол деловых переговоров.

С другой стороны, правая оппозиция в Южной Корее раскритиковала президента Мун Чжэ Ина за его предложение «сочетать санкции с диалогом». Правые в Сеуле требуют только силового давления на КНДР и не желают слышать о перспективе переговоров.

Print Friendly, PDF & Email