Британская пресса не перестает высказывать сомнения в способности Терезы Мэй удержать за собой пост премьер-министра после неудачи на недавних внеочередных парламентских выборах.

В Англии уже очень давно сложилась традиция, в силу которой лидер партии, не сумевший привести ее к победе на выборах, должен уступить место более популярному руководителю. Причем понятие победы, разумеется, следует рассматривать применительно к конкретной ситуации. Скажем, лейбористы не набрали большинства голосов избирателей и не имеют шансов на формирование правительства. Однако они весьма заметно улучшили свое положение в Палате общин, добившись 30 с лишним дополнительных мандатов по сравнению с предыдущим составом палаты. Следовательно, их лидер Джереми Корбин, которому до выборов прочили крупное поражение и неминуемую отставку, считается победителем, а его положение как лидера партии серьезно упрочилось.

Консерваторы по-прежнему значительно опережают лейбористов (не говоря о мелких партиях) по числу депутатских мандатов. Благодаря договоренности с маленькой фракцией Демократической юнионистской партии они имеют возможность оставаться правящей партией в следующие пять лет и на законных основаниях сформировали кабинет министров. Однако Тереза Мэй, выступив инициатором досрочных выборов ради укрепления позиций своей партии, не добилась поставленной цели: консерваторы под ее руководством потеряли 13 мандатов, лишились единоличного абсолютного большинства и теперь вынуждены опираться на ненадежного союзника, чтобы сохранить власть. Это оценивается как поражение лидера: Т. Мэй неправильно оценила расстановку сил в стране и повела избирательную кампанию не так, как следовало бы. Такой итог ставит под сомнение способность и право лидера и дальше руководить своей партией и занимать пост главы правительства.

Премьер-министром Англии автоматически становится лидер парламентской фракции партии большинства. Обычно потерпевший неудачу политик сам уходит в отставку, однако фракция имеет возможность в любой момент избрать себе нового лидера из числа депутатов (желательно, конечно, имеющих опыт деятельности в правительстве) и тем самым дать стране нового премьер-министра.

Сейчас голоса в пользу такого решения вопроса звучат все громче в Консервативной партии. Когда год назад прежний премьер Кэмерон призывал англичан проголосовать за продолжение членства страны в ЕС, консервативные политики агитировали избирателей за такое решение. Когда большинство англичан на референдуме высказалось за выход из ЕС, Кэмерона сменила Тереза Мэй, занимавшая прежде пост министра внутренних дел. Она повела линию на «жесткий выход» из ЕС, стремясь вернуть Англии полный суверенитет, а бывших партнеров рассматривать как обычных иностранцев. Англия, утверждала она, отнюдь не нуждается в ЕС.

Эта линия не получила поддержки большинства англичан, она вызывает противодействие других партий и таких регионов, как Шотландия и Северная Ирландия. Следовательно, считают консерваторы, нужен новый лидер, выступающий за «мягкий выход», т.е. за сохранение максимальных связей с Евросоюзом.

Таким подходящим кандидатом называют министра финансов Филипа Хэммонда. А заявления Терезы Мэй о том, что она обеспечит максимально мягкий вариант выхода из ЕС, никого не убеждают.

Print Friendly, PDF & Email