Похоже, что президент США Дональд Трамп последовательно распугивает союзников. Вслед за Китаем и Россией побить горшки с новой вашингтонской администрацией готова Европа. С момента своего прихода в Белый Дом президент США засучив рукава принялся защищать на международной арене американский интерес — разумеется, каким он его видит. А работы в сфере международных отношений у него хоть отбавляй. И не на одном, а сразу на трех фронтах: разрешение сирийского конфликта, пересмотр в пользу американских интересов торговых отношений с Китаем, а теперь еще и предотвращение ядерной угрозы со стороны Ирана.

Напомним, что определенная тревога относительно дальнейшей судьбы американо-иранской ядерной сделки возникли еще в октябре 2017, когда Трамп заявил, что больше не собирается вносить в Конгресс предложения о продлении сделки. В январе он подтвердил свои слова, объявив, что продлевает соглашение в последний раз — согласно условиям Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД), стороны должны каждые четыре месяца подтверждать своё участие. Параллельно были введены санкции против девяти компаний и пяти физических лиц, якобы причастных к разработке баллистических ракет.

 В конце прошлого года по стране прокатились массовые протесты, направленные против повышения цен на яйца.

События совпали во времени с кризисом внутри Ирана. В конце прошлого года по стране прокатились массовые протесты, направленные против повышения цен на яйца. Отметим, что после подорожания их средняя цена приблизилась к украинской, однако это событие стало толчком к протестам, которые быстро переросли в антиправительственные. Тысячи иранцев под антикоррупционными лозунгами также выступили и против внешней политики страны, возлагая на власть вину за ухудшение собственного положения в связи с санкциями, вину за которые они односторонне возлагали на собственное правительство. Тогда американцы высказывались весьма резко – вплоть до актуализации вопроса о смене режима, что вызвало негативную реакцию в Европе и РФ. Трампа предупредили, что подобные неосмотрительные высказывания могут использоваться, как доказательство причастности к организации волнений. И хотя никаких официальных обвинений не последовало, в Тегеране все же выразили подозрения касательно роли США, Саудовской Аравии и Израиля в антиправительственном движении.

Тогда, в январе, это были лишь первые признаки грядущих разногласий. Все четыре месяца, которые были у Трампа для принятия окончательного решения, ситуация нагнеталась то резкими заявлениями сторон, то откровениями спецслужб. Причем упражнениями в риторике занимались сами американцы — в частности, постоянный представитель США при ООН Никки Хейли, подчеркивавшая в своих выступлениях, что Иран, прикрываясь ядерной сделкой, нарушает все подписанные им международные нормы и документы. Примеров, впрочем, так приведено и не было. Между тем американская сторона продолжает настаивать, что нежелание мирового сообщества занять американскую сторону является… подтверждением того, что СВПД не служит делу мира. Тегеран, в свою очередь, пригрозил возобновлением ядерной программы.

По версии Израиля, Иран с 2015 года тщательно скрывает свою ядерную программу, а все данные якобы хранятся в неком секретном архиве.

Однако вернемся к теме спецслужб, среди которых отличился в вопросе Ирана израильский Моссад. 21 апреля премьер-министр Биньямин Нетаньяху заявил, что израильским спецслужбам удалось заполучить 55 тысяч документов, свидетельствующих о нарушении Ираном ядерных договоренностей. По версии Израиля, Иран с 2015 года тщательно скрывает свою ядерную программу, а все данные якобы хранятся в неком секретном архиве. Именно его, по утверждению израильской стороны, и удалось обнаружить Моссаду. Премьер назвал эту операцию величайшим достижением израильской разведки, записав ролик на фоне стеллажей с декорациями, имитирующей секретные документы, и пообещал предоставить мировому сообществу все добытые им документы.

 

Но далеко не весь Запад оказался готов принять на веру заявления Нетаньяху. В частности, в ЕС, памятуя, как не подтвердившиеся в дальнейшем израильские и американские данные о производстве в Ираке оружия массового поражения уже привели к началу большой войны на Ближнем востоке, предпочитают не комментировать ситуацию до завершения проверки МАГАТЭ. Брюссель отказывается доверять в этом вопросе кому-либо, кроме международного агентства по ядерной безопасности, тем более, столь заинтересованному источнику, как Моссад.

В ООН также сочли намерения Трампа сомнительными. Антонио Гутерриш, в частности, призывал американского лидера не отказываться от ядерной сделки, которую он видит их общей дипломатической победой, пока не будет выработана достойная альтернатива.

Дональд Трамп в итоге остался непреклонен, и 8 мая Соединенные Штаты официально вышли из сделки. Теперь Вашингтон намерен в течение полугода ввести против Ирана ужесточение санкций. Аналогичной мерой наказания президент пригрозил любым иностранным организациям, которые решат сотрудничать с Ираном. А американские компании, которые продолжат вести дела с иранскими коллегами, после отведённых на прекращение деятельности в стране 6 месяцев, ожидает изгнание с рынка США.

Помимо этого в планы Трампа входит выбить из ООН дополнительные ограничения ядерной программы и ужесточения оружейного эмбарго, наложенного на Иран.

Международная реакция оказалась ожидаемой. И ООН, и Европейский Союз выразили сожаление и разочарование касательно такого шага США. В ЕС также запустили блокирующее постановление, призванное защитить европейские компании от санкций США. Кроме этого были сделаны шаги, которые позволят Европейскому банку продолжить инвестировать в Иран.

В Министерстве иностранных дел России отметили, что это лишний раз доказывает недоговороспособность Вашингтона. Сам же иранский президент заявил, что его страна как раз всегда выполняла свою часть обязательств по сделке, а вот сказать того же о Соединенных Штатах он не может. Единственными сторонниками Трампа в этом вопроса стали Израиль и Саудовская Аравия, назвавшие выход США из сделки первым шагом к стабильности в регионе.

Таким образом, существует несколько вариантов развития ситуации. На сегодняшний день ЕС и Иран выразили готовность продолжать ядерную сделку без участия Соединенных Штатов. 15 мая в Брюсселе для обсуждения конкретных экономических мер по поддержанию СВПД встретились верховный представитель ЕС по вопросам внешней политики и политики безопасности Федерика Могерини и глава МИД Ирана Джавад Зариф. Обе стороны остались довольны результатами переговоров и назвали их продуктивными. Зариф отметил, что многое будет зависеть от ближайших недель – Тегеран должен получить непосредственные гарантии сделки, это определит будущее ядерного соглашения. Упор был сделан на развитие экономических отношений, предоставление Ирану финансовых услуг, развитие транспортной сферы и налаживание системы инвестирования в страну. При этом не планируется вносить какие-либо изменения в текст СВДП.

А вот в качестве действий в отношении Соединенных Штатов ЕС рассматривает возможность введения ответных санкций. Иран, в свою очередь, с 18 мая официально перешёл на использование евро в международных расчетных операциях. Таким образом в стране хотят снизить уровень зависимости от валюты США.

Еще один возможный, но маловероятный вариант — подписание отдельного ядерного соглашения непосредственно между Ираном и США. Маловероятный он по нескольким причинам. Во-первых, скептическое и даже подозрительное отношение высшего руководителя Ирана Али Хаменеи к способности Штатов придерживаться любых договоренностей. Подобное мнение политик выразил ещё во время первых переговоров по сделке, и вот три года спустя его опасения оправдались.

Встретившись с международным непониманием и осуждением, Белый дом выдвинул Ирану целый список ультиматумов, выходящих уже далеко за пределы ядерного вопроса.

Поэтому вероятность того, что Тегеран во второй раз поверит и подпишет такой договор, крайне мала. Об этом свидетельствуют и слова иранского посла в РФ, который назвал действия американской стороны безответственными и спросил, какой смысл в любых гарантиях США, если каждый следующий президент будет менять все на свой лад. Этот аргумент звучит довольно веско, особенно учитывая тот факт, что СВДП предполагает определенную процедуру решения разногласий и в критическом случае — процедуру выхода государства из сделки. Однако ни одна из этих процедур не была использована Вашингтоном.

Подобные действия Дональда Трампа выглядят по-детски. К тому же после выхода из сделки Трамп, похоже, стал действовать по принципу «лучшая защита – нападение». Встретившись с международным непониманием и осуждением, Белый дом выдвинул Ирану целый список ультиматумов, выходящих уже далеко за пределы ядерного вопроса. Так, в него вошли такие требования, как: отказ от разработки межконтинентальных баллистических ракет, прекращение передачи ядерных технологий третьим сторонам, прекращение поддержки ХАМАС, Хезболлы и почему-то — совсем не дружественного Ирану Талибана, прекращение угроз в адрес Израиля и действий, дестабилизирующих ситуацию в регионе. Последнее, звучит особенно смешно в свете того, что именно действия США, а именно, американское военное вторжение в Ирак дестабилизировало на тот момент относительно благополучный регион. В общем, многовато вышло условий, особенно, учитывая отсутствие веских доказательств каких-либо нарушений со стороны Ирана. Таким образом, США, которые уже испортили отношения с Китаем и Россией, рискуют потерять союзника в лице Европы. Применение санкций против европейских компаний грозит началом ещё одной экономической войны Дональда трампа – на этот раз с Брюсселем.

Екатерина Щербак

Print Friendly, PDF & Email