Верховный Суд Республики Индия рассмотрел дело об инциденте из-за храма в Айодхье — дело, которое тянется уже четверть века и имеет долгую предысторию.

За все годы независимости Индии напряженность в отношениях между индуистами — подавляющим большинством населения страны — и мусульманами не только сохраняется, но и время от времени принимает очень острые формы. Хотя обретение независимости от британской короны сопровождалось разделением страны на две части по религиозному принципу, в самой Индии остались жить десятки миллионов мусульман.

Небольшой — 50 000 жителей — город Айодхья на севере республики стал четверть века назад ареной одного из самых ожесточенных конфликтов в отношениях между двумя общинами.

Город относится к числу семи главных святынь индуизма. Считается, что именно там родился один из главных героев древности — бог Рама, которому посвящена поэма «Рамаяна», блестящий образец древнейшей индийской литературы. Согласно верованиям, произошло это событие 900 000 лет назад — индуистская хронология событий значительно отличается от представлений так называемых авраамических религий.

На предполагаемом месте рождения Рамы в глубокой древности был построен храм, который, вероятно, много раз обновлялся и перестраивался, пока не был разрушен в XVI веке завоевателями-мусульманами. После этого на священном месте воздвигли мечеть Бабри — в честь падишаха Бабура (1483—1530), узбека, основавшего в Индии империю Великих Моголов. Мечеть, таким образом, приобрела важное значение для правоверных мусульман.

Мечеть Бабри благополучно простояла 400 лет, но с 1984 г. индусы-националисты во главе с ведущей оппозиционной партией Бхаратия Джаната парти (БДП, ныне правящая партия Индии) стали требовать сноса мечети и восстановления на ее месте предполагаемого древнего индуистского храма. Страсти накалялись, и в 1992 г. распаленная толпа индусов-фанатиков, прибывших из других городов, разгромила и разобрала мечеть.

Этот акт вандализма вызвал возмущение мусульман по всей стране. Во многих местах произошли кровавые столкновение, стоившие жизни более чем 2 000 чел., преимущественно мусульман. Вскоре началось рассмотрение встречных исков обеих сторон в судах Индии. Тем временем на месте древней мечети стали сооружать храм в честь бога Рамы.

Теперь дело дошло до Верховного Суда, который оказался в очень непростой ситуации. Восстановить точную историческую истину относительно храма практически невозможно, а вот акт разгрома мечети и последующее кровопролитие — факты непреложные. Но в любом случае решение суда — каким бы оно ни было — может лишь разжечь страсти, а не поставить точку в затянувшемся конфликте. Та или иная сторона все равно останется недовольна, и это, скорее всего, спровоцирует новый раунд конфликтов и столкновений.

Поэтому Верховный Суд пошел на политически корректный шаг. Вместо рассмотрения щекотливого вопроса по существу он призвал индусов и мусульман решить спорный вопрос мирно, за столом переговоров. Суд вызвался также выступить посредником в таких переговорах, которые позволили бы (как надеются) не только достичь компромиссного решения по конкретному вопросу, но и создать прецедент для урегулирования других конфликтных ситуаций — как на религиозной, так и на этнической почве, — которых в многонациональной Индии хватает.

Print Friendly, PDF & Email