В руководстве Евросоюза и некоторых странах-членах ЕС сохраняется крайне негативное отношение к итогам проведенного в Турции шесть дней назад референдума о внесении поправок и дополнений в действующую конституцию страны. Правительство одержало на референдуме победу, хотя и с небольшим разрывом, набрав 51,4% голосов избирателей. К урнам для голосования пришли примерно 86% всех граждан, имеющих право голоса. На основании результатов референдума должны быть приняты законы, значительно расширяющие полномочия президента Республики, который станет, как и в США, одновременно главой государства и правительства.

Ряд стран Евросоюза, особенно Германия, Нидерланды и Австрия, пытались противодействовать проведению агитации накануне референдума: в этих странах проживает значительное количество турецких иммигрантов, причем часть из них имеет двойное гражданство. Членам турецкого правительства не позволяли въезжать в эти страны, особенно в Нидерланды, шедших на митинги турок жестко разгоняли полицейскими дубинками и водометами.

Сразу же после референдума представители ОБСЕ заявили, что он не соответствовал стандартам Совета Европы.

Эта линия неприятия личности Эрдогана и его курса на укрепление президентской власти продолжает оставаться официальной политикой ЕС. (Хотя лидерам ЕС не мешает сильная президентская власть во Франции  и Финляндии, а двойная роль президента как главы и государства, и правительства характерна для США и подавляющего большинства стран латинской Америки, с которыми ЕС имеет обширные экономические и политические связи).

На встрече министров иностранных дел ЕС, которая состоится через неделю на Мальте, предложено обсудить вопрос о приостановке переговоров о вступлении Турции в Евросоюз. Переговоры ведутся уже много лет, пока что безрезультатно, а теперь уже не впервые поднимается вопрос об их полном прекращении. Предлог выбран стандартный — нарушение прав человека.

Вместе с тем Германия, активно противодействовавшая референдуму, все же не хочет окончательно хоронить возможность переговоров с Анкарой. Возможно, А. Меркель считает, что продолжение переговоров скорее позволит оказать желаемое давление на Турцию, чем отказ от них. Турция представляет для Германии интерес и как торговый партнер, и как возможный рынок для германских капиталов, и как страна, выходцы из которой уже играют немалую роль в жизни самой ФРГ.

Во всяком случае, министр иностранных дел ФРГ З. Габриэль, осудив нарушения прав человека в Турции, выразил мнение своего правительства: он назвал прекращение переговоров преждевременным.

63 просмотров всего, 2 просмотров сегодня

Print Friendly, PDF & Email