Будущее Запада — в руках Европы. Совершая недавнюю поездку по Европе, президент США Дональд Трамп не стал подчеркивать своей приверженности к западным учреждениям и организациям. Напротив, он порвал с ближайшими «демократическими союзниками» Соединенных Штатов и оттолкнул их. Выступления Трампа были столь ошеломительны, что германский канцлер Ангела Меркель, отнюдь не склонная говорить гиперболами, обронила: Европу, дескать, бросили на произвол судьбы. А напоследок, вскоре по возвращении в Вашингтон, Трамп объявил, что США отказываются быть участниками Парижского соглашения по вопросам климата. Этим он, по сути, противопоставил Америку всему остальному человечеству.

До того, как грянули вышеописанные события, многие наблюдатели надеялись, что пренебрежительное отношение Трампа к партнерам — в частности, к партнерам западным — было чем-то мимолетным, преходящим, следствием дурных советов, полученных от экстремистов, окопавшихся в Белом Доме — или собственной умственной и политической незрелости президента. Надежды оказались иллюзорными. Трамп недвусмысленно дал понять: лозунг «Америка — прежде всего» на деле значит «Америка — и только Америка». А президент полон решимости оторваться от сообщества «западной демократии», сложившегося после Второй Мировой войны. Ядовитое красноречие Трампа обратилось тревожной действительностью.

На горизонте маячит миропорядок, в котором Запад еще присутствует, — но это уже Запад без Соединенных Штатов. Трамп не оставил сомнений: США покидают Северо-Атлантический военный блок. И, вероятно, Меркель была права, когда восклицала: европейцы «обязаны взять собственную судьбу в собственные руки!» Остается невыясненным одно — способен ли Европейский Союз, откуда стремится выйти Британия, и где разгораются популистские страсти, — способен ли такой Европейский Союз быть опорой западному образу жизни.

Выбор у Европы невелик. Теперь, когда Трамп обнажил свою истинную сущность, пришла пора отвернуться от Вашингтона. Трамп доказал, что он не государственный муж, а преуспевающий бизнесмен, и для него любые отношения — лишь разумные либо неразумные сделки — даже отношения с давними союзниками. Германия, по словам Трампа, «вконец испортилась», ибо тратит на оборону менее двух процентов валового национального продукта, тогда как в германском торговом балансе имеются изрядные излишки. Стало быть, немцы стали «плохими».

Впрочем, отношения Соединенных Штатов с европейскими союзниками отнюдь не сводятся к вопросу «кто за что платит?» Заслуга западного мира заключается в том, что Запад отрекся от жизни по принципу «побеждает сильнейший» и «каждый сам за себя». После многих — слишком даже многих — войн демократические члены блока НАТО осознали: кровопролития можно избежать, лишь создав международное сообщество, основанное на взаимном доверии, согласованных правилах, многосторонних установлениях и учреждениях, свободной торговле. Естественно, члены такого сообщества жертвовали текущей выгодой во имя будущей солидарности. Итогом стала небывалая эра мирного сосуществования и благоденствия.

Все это, по-видимому, вполне безразлично Трампу. На Германию и прочих «демократических союзников» он смотрит как на жильцов доходного дома: если платят по счету вовремя — честь им и хвала. Если нет — пускай пеняют на себя.

Если американцы выбрали себе такого президента, Европейскому Союзу остается только взять охрану западных ценностей и организаций в собственные руки — покуда Соединенные Штаты не опомнятся. Однако ни Германия, ни ЕС в целом еще не готовы к подобной роли. Впрочем, Европа пережила достаточное потрясение, чтобы расшевелиться и встряхнуться.

Поскольку лозунг «Америка — прежде всего» привел к тому, что прежние западные предводители отвернулись от ЕС, нужно, по-видимому, принять следующие меры.

Во-первых, Европейскому Союзу требуются более уравновешенные руководящие структуры. Германия стала чересчур уж влиятельным государством — это вызывает раздражение у партнеров по ЕС. Пускай даже голос Берлина останется наиболее громким и решающим — «внутренний круг» Союза надлежит расширить и дать ему дополнительные полномочия. Политическое возрождение Франции при Эммануэле Макроне, разумеется, поможет делу, — особенно учитывая намерение Соединенного королевства покинуть ЕС. Германии придется привыкать к тому, чтобы слушать голоса Италии, Испании, а также некоторых избранных государств помельче, входящих в состав ЕС. Если ЕС желает возглавлять западное общество, следует обеспечить взаимодействие всех членов Союза.

Во-вторых, даже учитывая растущие антиевропейские чувства, делающие всё большее количество людей сторонниками популистских партий и «левого», и «правого» толка, ЕС обязан укрепить коллективное руководство экономической, внешней и оборонной политикой. Европейский Союз не сможет быть истинным вождем Запада в отсутствие более централизованных и расторопных учреждений. Не исключается, что расширение пропасти между Европой и Соединенными Штатами вынудит европейцев к объединению и заставит в известной степени пожертвовать государственным суверенитетом.

В-третьих, поскольку США отошли от принципа многосторонних отношений, ЕС обязан устанавливать более надежное партнерство с другими странами — включая недемократические державы. Намеренно или нет, но Трамп уступает Европе былую американскую влиятельность, вынуждает европейцев оглядываться по сторонам, искать: где и как создавать коалиции добровольцев? Многозначительно до предела: минует несколько лет — и Китай может выявиться лучшим партнером, чем Соединенные Штаты, в борьбе с климатическими переменами, в движении за более свободную торговлю.

И, наконец, Европейский Союз должен сохранять военный блок НАТО и по-прежнему рассматривать США как желанного партнера — вопреки тому, что трансатлантические отношения уже напоминают обычную сделку. Блок НАТО процветал десятки лет благодаря общности интересов, а не общности ценностей и чувств. Даже если Трамп руководствуется простыми подсчетами затрат и выгод, не заглядывая в завтрашний день, сотрудничество с Европой сулит ему скорее прибыль, чем убыток. Потому-то Меркель следует увеличить германские оборонные расходы и потрудиться над увеличением потребительского спроса внутри своей страны. Это и Трампу придется по душе, и вызовет долгожданный экономический рост в еврозоне, сопровождаемый увеличением числа рабочих мест.

А еще европейцы не должны забывать: эпоха Трампа ограничена отведенным ей временем. Трамп не желает следовать общепринятыми политическими путями, но его правление станет лишь исключением из правила, а не знаком грядущих перемен.

Америка еще вернется. А тем временем ЕС будет укреплять западную твердыню самостоятельно.

По материалам зарубежной печати

Print Friendly, PDF & Email