Когда четыре арабские страны: Саудовская Аравия, ОАЭ, Египет и Бахрейн, — в начале июня объявили о разрыве отношений с эмиратом Катар, ввели фактическую его блокаду и предъявили жесткий ультиматум, многие считали, что эти шаги согласованы с Америкой. Все названные страны являются верными союзниками Вашингтона, особенно Саудовская Аравия, которая стоит фактически во главе «четверки». И к тому же кризис вокруг Катара возник вскоре после визита в Эр-Рияд президента Д. Трампа, который заключил с саудовцами рекордные сделки по поставкам оружия в королевство.

Первоначально казалось, что такое предположение недалеко от истины, поскольку США фактически поддержали обвинения «четверки» в том, что Катар финансирует экстремистские, в том числе и явно террористические, организации исламистов. Но в этом вопросе эмират упорствовать не стал, а быстро подписал с госсекретарем Рексом Тиллерсоном совместный меморандум, в котором расставлены все точки над «i». Был составлен конкретный перечень экстремистских организаций и договорено, что эти группировки не могут и не будут получать какую-либо финансовую помощь от Катара. Другие страны были приглашены присоединиться к достигнутому соглашению.

Тем не менее, «четверка» на это не отреагировала так, как предполагалось. Четыре страны словно бы и не заметили, что США договорились по самому больному вопросу. Давление на Катар продолжилось.

Требование ограничить связи между Катаром и Ираном, положим, тоже играет на руку Соединенным Штатам, которые прилагают большие усилия для изоляции Тегерана. Однако этот вопрос не является безотлагательным, его можно решить, учитывая тесную связь Катара и США, к тому же маленький эмират не играет слишком большой роли в поддержке или осуждении политики Ирана.

А такие требования, как прекращение военного сотрудничества Катара с Турцией — членом НАТО и тоже важным союзником США — вообще не в интересах Вашингтона.

После того как провалились попытки посредничества, предложенные «четверке» сперва Турцией, затем Францией, Англией, Германией, Евросоюзом, в дело решил вмешаться Дональд Трамп лично. На днях он провел ряд телефонных бесед с руководителями Саудовской Аравии, ОАЭ и Катара, призывая стороны сесть за стол переговоров и решить все проблемы полюбовно. Катар с самого начала не отказывался от переговоров, зато Эр-Рияд и ОАЭ стали выдвигать предварительные условия, явно не желая идти на реальные переговоры, а лишь добиваясь выполнения условий своего ультиматума.

Белый дом оказался в сложном положении. С одной стороны, он не хочет никакой размолвки с крупными заказчиками вооружений, сулящих многомиллиардные прибыли американским военным корпорациям. С другой же — многие представители американского бизнеса жалуются на то, что вынуждены аннулировать выгодные контракты с Катаром из-за сложившегося положения. Трамп не хочет убытков для американских компаний где бы то ни было.

Кроме того, американцам важна крупная база в Катаре, которая сейчас используется как координационный центр операции против ИГИЛ. Оттуда американские самолеты вылетают на бомбежку позиций боевиков так называемого Исламского государства. И конфликт, как считают в Вашингтоне, начинает угрожать нормальному функционированию этой базы.

Компетентные наблюдатели полагают, что США важно разрешить конфликт до того момента, когда он начнет тормозить их операции против террористов.

Против саудовцев, однако, санкции не введешь, поэтому пока Белы дом предпочитает уговаривать Эр-Рияд, упирая на успехи Катара в деле борьбы с терроризмом.

Print Friendly, PDF & Email