Как и предупреждали некоторые мусульманские государства — в первую очередь Малайзия, кровно заинтересованная в мире на территории своего соседа, — продолжение конфликта в Мьянме из-за преследований мусульман-рохинджа чревато активизацией в регионе исламских экстремистов.

Преследования малого народа, исповедующего ислам и требующего всего-навсего признать его полноправным членом бирманского общества (исповедующего преимущественно буддизм), вызвали в исламском мире буквально бурю возмущения.

Напомним, что в данном случае это возмущение представляется весьма справедливым. В 55-миллионной Мьянме менее 3% населения исповедуют ислам, и самая большая община — это именно рохинджа, около 800 000 человек, проживающих главным образов в штате Ракхайн (Аракан) близ границы с Бангладеш.

Специалисты считают, что большинство рохинджа переселились на территорию Мьянмы (тогдашней Бирмы) в период британского колониального господства, т.е. примерно 100 лет назад — одни раньше, другие немного позднее. Сами рохинджа считают себя коренными жителями Аракана, присоединенного к Бирме чуть более 200 лет назад. Исторически это было самостоятельное королевство, поддерживавшее тесные связи с соседней Индией (частью которой была нынешняя Бангладеш, Восточная Бенгалия).

Тем не менее, власти Бирмы, получившей независимость после Второй мировой войны, не желают считать иноверцев-рохинджа гражданами Республики. Их рассматривают как чужаков, незаконных мигрантов, им отказывают в гражданстве и соответствующих правах, хотя не менее пяти поколений рохинджа в любом случае рождаются, живут и трудятся на территории Мьянмы. Их стремятся любыми способами выжить из страны, прибегая нередко к террору.

В качестве реакции рохинджа на угрозу тотального истребления возникла Араканская армия спасения рохинджа, которая вроде бы подняла 25 августа восстание против властей Мьянмы. ААСР действительно существует, и ее власти хотели бы представить как террористическую организацию. Но даже цифры потерь обеих сторон, опубликованные властями один раз — через 10 дней после начала предполагаемого восстания — не позволяют говорить всерьез о терроризме рохинджа, но лишь о терроре против них. Из 413 погибших военнослужащие Мьянмы составили 15 чел., мирные жители-бирманцы — 28, а остальные 370 принадлежат к рохинджа. Говорят, что в основном это боевики, но логика подсказывает, что в это число — далеко не полное, поскольку новые данные не появляются уже две недели — входят в первую очередь мирные жители. Боевики, напавшие одновременно, в один день, на 30 опорных пунктов полиции, не могли за 10 дней ограничиться всего 15 противниками, а сами потерять сотни людей. Зато число беженцев-рохинджа только в Бангладеш составило уже около 400 000 чел., а еще 100 000 ищут спасения в Малайзии.

Эту позорную для Мьянмы ситуацию вовсю эксплуатируют воинствующие исламисты. Трудно сказать, насколько их волнуют проблемы рохинджа, зато проводимый в Мьянме террор как нельзя лучше помогает экстремистам разжигать религиозный фанатизм в других странах и вербовать себе сторонников. Раздаются призывы к джихаду, и за этим тоже угадывается рука ИГИЛ, талибов, «Аль-Каиды» и подобных им группировок.

Как сообщили руководители полиции Малайзии, группы боевиков уже отправились в Мьянму. Под предлогом защиты рохинджа они также резко усилили вербовку своих сторонников в самой Малайзии. До сих пор этой стране удавалось избегать терактов — за все последние годы боевики ИГИЛ, несмотря на указания их руководства, лишь дважды отваживались на вылазки. Теперь у них развязаны руки.

По данным полиции, на востоке Мьянмы появились также боевики из Индонезии. Самое печальное, что их вероятные атаки будут, несомненно, приписаны рохинджа и послужат аргументом в пользу выселения последних с территории Мьянмы.

Print Friendly, PDF & Email