Памяти выдающихся киевских градоначальников
И. Фундуклея, А. Давыдова, В. Гусева, В. Згурского и киевлян,
прошедших через горнило великого революционного излома
20-х годов прошлого столетия,
а также моей маме, посвящается.

Киевляне старшего поколения, помнящие Киев полувековой давности, стали в последнее время свидетелями беспрецедентного роста безвкусицы в современной киевской архитектуре и, как следствие, потери городом уникальной самобытности, заключавшейся в утонченном сочетании архитектурных ансамблей XIX-XX веков с красотой ландшафных композиций садов, парков, аллей и бульваров, тянущихся от центра города через Днепр и до горизонта. Нелепые, плотно выстроенные громоздкие конструкции как в историческом центре, так и старом городе стали абсолютными доминантами, исказившими гармонию архитектурных ансамблей минувших эпох, включая и советскую, созданных заботливыми руками градостроителей, и дошедших до нашего времени, несмотря на множество потрясений многострадального города. Представитель муниципалитета одного из итальянских городов, недавно посетивший Киев, отмечая свое разочарование безвкусицей современной городской архитектуры, вынес неутешительный приговор, назвав этот стиль «чем-то средним между Стамбулом и Абу-Даби, но не в европейской архитектурной традиции».

Сокрушаться по этому поводу поздно, ибо ситуация необратима и исправлению не подлежит. Культурный уровень киевской городской власти, зодчих и строителей периода независимости Украины увековечен в многочисленных примитивных трубо-, кубо- и коробкообразных окаменелостях в центре Киева и на его святых холмах.

Но актуальным остается вопрос о причинах этой печальной истории. Как принять и пояснить эту в течение последних десятилетий деградацию одного из наиболее гармоничных и благоустроенных городов Европы, не так давно поднятого из руин 2-й мировой войны замечательными мэрами-градостроителями А. Давыдовым, В. Гусевым, В.Згурским, Н. Лаврухиным, И.Салием и другими, еще живущими и помнящими, как киевляне воссоздавали красавец Крещатик, строили Печерск, заботливо восстанавливали парки, бульвары и аллеи исторического центра, проводили метрополитен, возводили новые современные районы, такие как Русановка, Нивки, Дарница и многое другое. Вопрос архитектурно-культурного будущего столицы Украины остается открытым.

Без понимания прошлого невозможно правильное целеполагание на будущее. Архитектура является цивилизационно-культурным снимком эпохи, запечатленном в камне. По архитектуре мы судим об уровне культуры и особенностях цивилизации, которой она принадлежит. Гармония архитектуры является источником эстетического удовлетворения и благородных намерений созидающих ее и в ней существующих горожан. Гармония архитектуры достигается не абсолютными величинами, а сохранением правильных пропорций как в ее малых, так и самых крупных формах. Правильность выбранных пропорций, приводящих к общей пространственно-архитектурной гармонии, обеспечивается их тяготением к соотношениям золотого сечения. Это правило справедливо как для малых архитектурных форм и отдельных строений, так и для крупных архитектурных ансамблей в масштабах улицы, района, города.

В градостроении процесс утверждения гармонии архитектурного пространства обеспечивается разработкой генерального плана города, в основу которого кладется единый архитектурный замысел зодчих, и следования этому плану в процессе застройки. А учет этно-национального колорита и исторической стилистики в дизайне новых объектов обеспечивается усвоением градостроителями культурно-архитектурной традиции и уроков прошлого, и применением этих знаний в современных условиях. А прошлое Киева весьма непростое, и не может быть правильно понято без учета геополитических процессов, в условиях которых оно формировалось.

В период раннего средневековья Киев стал колыбелью и духовным центром славянско-православной цивилизации, дав мощный толчок ее развитию, завершившемуся принятием от павшей Византии цивилизационной ответственности за судьбу православного мира и перемещением его центра на северо-восток, в государство Российское. Этот период истории Киева запечатлен в основном в летописях и сказаниях, а от удивительной материальной культуры города, уничтоженной ордами хана Батыя, сохранились лишь фундаменты городской инфраструктуры, немногочисленные развалины знаменитых православных храмов, позже частично восстановленных и ставших эталоном раннеславянского зодчества, поражающего своей лаконичной гармонией и сегодня, и святые холмы наших славных славянских пращуров.

Сам Киев, после его разрушения монголами-татарами, стал объектом цивилизационного противостояния католического и православного миров. Киевский этнос в течение трех веков его нахождения в составе Великого княжества Литовского, а позже Речи посполитой, подвергался цивилизационно-культурной трансформации в направлении его полонизации и окатоличивания усилиями униатской церкви. Народные возмущения православных славян под предводительством великих украинских гетманов,- сначала П. Конашевича-Сагайдачного, — а потом Богдана Хмельницкого в XVII столетии приостановили процесс превращения Киева в униатско-польский провинциальный хутор на границе с Российским государством. Градостроительное и архитектурное наследие этого отрезка истории Киева немногочисленно и мало связано со структурой и архитектоникой современного Киева, что само за себя говорит о значении этого периода для современного города. Однако нахождение Киева на линии цивилизационного разлома как тогда, так и сейчас является доминантой, определяющей его судьбу.

Данная особенность географии Киева и Украины нашла отражение в трудах ведущих геополитиков и политологов 19 и 20 веков- немцев Бисмарка, Ратцеля, Хаусхофера, англичанина Маккиндера, американцев Спайкмена, Бжезинского и др. Выдающийся политолог современности С. Хантингтон определил Украину как территорию цивилизационного разлома и противостояния двух цивилизаций, где сохранение мирных условий жизни народа требует особой аккуратности государственного управления, внимательного учета интересов разных цивилизационных групп, высокой политико-исторической ответственности и культуры правителей, а способность к нахождению тонких политико-цивилизационных компромиссов являться залогом сохранения единства государственного образования и поддержания в нем мира и стабильности. В добавление к этому бризантному фактору, в геополитических концепциях Маккиндера, Спайкмена и Бжезинского территория Украины определена как хартленд-сердцевина, контроль над которой является необходимой предпосылкой в достижении мирового доминирования, а борьба за «хартленд» выделена одним из приоритетов внешней политики мировых центров силы. Изложенная система геополитических взглядов в той или иной мере стала частью внешнеполитических доктрин ведущих мировых центров геостратегического влияния-США, НАТО, ЕС, евразийской геополитики РФ. Как ни печально, но эти чрезвычайно важные для нашей государственной политики геополитические азы, исходя из нынешней ситуации в стране и ее столице, оказались или неведомы политическому истеблишменту независимой Украины, или проигнорированы как малозначащие химеры, да и сейчас в ходе политических баталий не принимаются во внимание должным образом. Но именно от этих факторов и их учета в политическом процессе зависит судьба страны, столицы и киевского градостроения, в том числе.

В начале XIX века в Киеве проживало около 30тыс.жителей, по европейским меркам это был провинциальный город с многочисленными хуторами вокруг него, носящими название Соломенка, Демеевка, Приорка, Лукьяновка, Куреневка, Сырец, Зверинец, Берестове и другие. Таким он мог бы и остаться, выделяясь на фоне Чернигова, Глухова, Нежина, Житомира, Полтавы как духовно-религиозный центр, и уступая таким цивилизационным центрам, как Львов, по уровню развития и численности населения. Его превращение в столичный город европейского образца явилось следствием влияния геополитических процессов того времени. После победы над турками и закрепления нынешней территории Украины за Российской империей, а также последовавших разделов Польши, династия Романовых взяла под патронаж возрождение Киева как матери городов русских и центра православия. 19 век стал золотым веком Киева. В 30-е годы был разработан генеральный план развития европейского образца, привлечены лучшие градостроители, архитекторы, скульпторы, художники. Киев приобрел столичную инфраструктуру и европейский лоск, который, несмотря на массовые разрушения в 20 веке, не утрачен и до нашего времени. Население города к 1914 году приближалось к миллиону жителей. Все, чем мы продолжаем гордится по истечении более чем сотни лет, принадлежит именно этому периоду и является визитной карточкой города. Это, в частности, проложенные по новому генеральному плану улицы Крещатик, Грушевского (в те времена-Александровская), Городецкого (Николаевская), Богдана Хмельницкого (Фундуклеевская), бульвар Тараса Шевченко (Бибиковский), Петлюры (Безаковская), Владимировская, Университет, КПИ, Оперный театр, украинский и русский драматический театры(бывшие театры Бергонье и Соловцова), Владимирский кафедральный собор, памятник Владимиру Крестителю, парк Шевченко (Николаевский сад), здание СБУ (земуправа), здание МЧС (женский университет Св.княгини Ольги), здание Нефтегаза Украины (женская гимназия), Октябрьский дворец (институт благородных девиц), велотрек(восстановлен недавно) и сотни других произведений архитектуры, скульптуры и паркового искусства, сформировавших неповторимый столичный облик Киева. По благоустройству, красоте, парковым ансамблям он не уступал лучшим столицам Европы. К концу 19 века Киев превратился в город высокой деловой активности, передовой европейской науки, образования, искусства, спорта, литературы, духовно-религиозной жизни, досуга, развлечений и отдыха, где жили и творили выдающиеся философы, историки, учёные, промышленники, инженеры, медики, педагоги, духовенство, художники, поэты, музыканты, артисты театра и кино, многочисленные предприниматели и меценаты. Приведем только несколько фамилий горожан из этой блестящей плеяды мирового уровня: Терещенко, Ханенко, граф Бобринский, Пирогов, Богомолец, Меринг, Сикорский, Малевич, Караваев, Лифарь, Вертинский, Ахматова, Фундуклей, Городецкий, Хвойка, Королев, Мурашко, Пальмов, Булгаков, Галаган, Заньковецкая, Бродский, Глиэр, Костомаров, Антонович, Бердяев, Довженко, Патон и сотни других.

А потом произошел великий исход киевлян 1917-21г.г., связанный с революционными потрясениями, гражданской войной и последовавшим за этим советским политическим переделом. Многочисленная киевская интеллектуальная элита была раздавлена террором воюющих сторон, обречена либо на эмиграцию, либо на гибель на полях сражений, либо в ходе репрессий. Это период стал концом золотого века Киева.

Установление советской власти ознаменовалось целенаправленным варварским разрушением православно-славянского наследия города и стремлением искоренить какие-либо следы имперского прошлого. Безумная идея большевиков заключалась в превращении духовного центра православия и матери городов русских в «образцовый пролетарский центр». Массовому уничтожению подлежала православная материальная культура. В период 20-30х годов в Киеве национал-большевиками было уничтожено более 300 православных храмов и объектов религиозного культа. Подверглись тотальному революционному переименованию все городские топонимы древней, центральной и старой частей города, содержавшие упоминание о православно-славянском или имперском наследии. Крещатик был переименован в улицу Воровского, Владимировская-в Короленко, Александровская-в Кирова (сейчас М. Грушевского), Николаевская-в К. Маркса (сейчас Городецкого), Кузнецкая-в Горького (сейчас Антоновича), гетмана Сагайдачного-в Жданова, Святославская ( в часть великого князя Святослава Игоревича, разгромившего хазар)- в Чапаева (сейчас Липинского), Прорезная-в Свердлова, Ярославов вал-в Ворошилова, Фундуклеевская-в Ленина (сейчас Б. Хмельницкого), Кадетское шоссе-в Косиора (сейчас В. Черновола), Нестора Летописца-в И. Франко, Бибиковский бульвар-в бульвар Т. Шевченко и т.д.

Перенос столицы советской Украины из Харькова в Киев 24 июня 1934 года ознаменовался еще большей беспрецедентной зачисткой древнего центра и застройкой святых киевских холмов безобразной административной архитектурой. Национал-большевики преуспели в своем рвении уничтожить жемчужину православия более чем их руководители в Москве и по разрушительной силе акций обошли униатов эпохи до прихода в Киев Богдана Хмельницкого.

Город заполнился представителями новой советской партийно-политической, инженерно-технической и военной элиты, прибывшей в Киев по разнарядке совнаркома и уверовавшей в революционную целесообразность разрушения древнего города. Из дореволюционной элиты в городе остались единицы. То, что не успели сделать с городом национал-большевики во главе с Л.Кагановичем, С.Косиором, П.Постышевым, Д. Коротченко и другими деятелями, доделала Вторая мировая война. Численность населения Киева перед войной составляла 800 тыс.человек. После изгнания немцев в 1943 году в Киеве осталось 140тыс.жителей. При этом многие десятки тысяч коренных киевлян были казнены фашистами в период оккупации в Бабьем яру и других лагерях смерти.

Послевоенный период сопровождался преследованием киевлян, остававшихся в оккупированном немцами Киеве (таких, как моя мать и ее родственники, выжившие после голода, бомбежек и расстрелов в Бабьем Яру), и наполнением Киева новым поколением прибывших сюда партийных и государственных руководителей, специалистов разного уровня, военных, представителей научной, инженерно-технической и творческой интеллигенции и многочисленных крестьян из пригородных сел, потомки которых гордо именуются коренными киевлянами и творят киевскую историю в наши дни.

Тем не менее, в новой геополитической реальности произошел градостроительный ренессанс Киева, который можно обозначить как его серебряный век. Восстановление города под руководством градоначальника А. Давыдова началось сразу по окончанию войны. К концу 50-х годов полностью разрушенный во время войны центр столицы был бережно восстановлен, с вкраплением в его архитектурный пейзаж украинской стилистики и колорита. Центр Киева восстанавливался по единому генеральному плану, разработанному лучшими градостроителями и зодчими Украины, с бережным соблюдением принципов архитектурной гармонии, сохранением архитектурного наследия золотого 19 века Киева, учетом его ландшафтной особенности и включением украинских мотивов в дизайн многочисленных новых зданий исторического и административного центров города. В конце 50-х годов началось масштабное строительство многочисленных жилых районов на правом и левом берегах Днепра, которые и сегодня являются важной градообразующей составляющей современной столицы. Причем, это строительство осуществлялось со строгим соблюдением пространственно-архитектурных пропорций и социальных норм. Даже сегодня, по истечении многих лет, созданная в период 50-80 годов прошлого столетия жилищная застройка не утратила своей привлекательности, а Крещатик и прилегающий к нему центр Киева остаются образцом градостроительного искусства мирового уровня.

Но даже в этот благоприятный и продуктивный период киевского градостроения, когда страной и столицей руководили вполне адекватные советские руководители В. Щербицкий, Ю. Ельченко, В. Гусев, В. Згурский не обошлось без преступных решений в отношении исторического прошлого матери городов русских и православия. Как по заказу недругов, несмортя на протесты киевской интеллигенции, уже на излете советской власти в начале 80-х годов прошлого века у подножия святой Владимирской горки вырос ленинский пантеон, по поводу чего киевляне горевали, что Владимирская горка не вынесет двух Владимиров, а на святых киевских холмах на фоне куполов Печерской лавры вознеслась в небо колоссально-чудовищная скульптура Родины-матери, попирая все писанные и неписанные каноны православия и гармонии. Оба объекта по своему архитектурному решению и местоположению были издевательством над многовековой историей и святынями древнего города и печальной констатацией уровня культуры украинской правящей элиты того времени и, как судачили верующие киевляне, расплатой за что стала чернобыльская катастрофа 1986 года.

Тем не менее, архитектурные нелепости такого рода в тот исторический период были скорее исключение из общих позитивных градостроительных тенденции и к периоду независимости Украины город подошел с хорошим качеством городской инфраструктуры и архитектурной стилистики.

Что произошло в условиях новой геополитической реальности, изложено в начале статьи. Говоря о причинах наблюдающихся последние десятилетия негативных тенденций в киевском градостроении следует отметить, что эти тенденции носят объективный характер и могут быть охарактеризованы как движение в направлении архитектуры экономного минимализма в украинском орнаменте и провинциализации архитектоники мегаполиса. Нового в этом нет, в течение почти пятисот лет с XIV до XIX века Киев развивался как провинциальный город с типическими чертами архитектуры украинского минимализма, играл роль жилища и именно так и воспринимался горожанами, обремененными ежедневными вопросами выживания, а не архитектурной эстетики. Тем более, что и отношение высшего политического руководства страны и городской элиты к архитектуре ушедших эпох Киева варьируется от безразличного до негативного, подобно отношению нацболов 20-30-х годов прошлого столетия, мечтавших о полном искоренении православного и имперского наследия.

Тем не менее, если киевлянам небезразлична судьба культурно-архитектурного наследия Киева, включающего недолгие, но яркие страницы его истории как столицы Киевской Руси, а также золотого XIX века, — как духовной столицы имперского уровня, и его серебряного века послевоенной истории, — как наиболее благоустроенного и зеленого города Европы, и если киевляне считают себя преемниками этого великого наследия и желают его сохранения и, может быть, приумножения, образно говоря, будущим бронзовым веком архитектурной гармонии, то следует серьезно осмыслить вопрос минимизации тенденций дальнейшей деградации его архитектоники и архитектуры. В этом случае, исходя из европейского опыта сбережения архитектурного наследия столиц, видится полезным принятие следующих простых, но действенных мер:

  1. Принять на уровне Президента Украины или администрации столицы решение о создании в древней части Киева «Культурно-исторического заповедника древнего Киева-столицы Киевской Руси», с включением в его границы древней части Киева- святых холмов Хоревицу (Замковая гора), Щекавицу (Олегова гора), Старокиевскую и Владимирскую гор, Михайловского Златоверхого монастыря, Софиевского собора и прилегающей к нему территории, в границах по Большой Житомирской до Львовской площади, далее по Вознесенскому спуску, Верхнему Валу к Контрактовой площади, включая улицу Сагайдачного, Владимирский спуск и наверх к Михайловской площади. Разработку концепции развития заповедника и руководство им , с акцентом на защиту архитектурного наследия древнего города, его восстановления, а также развитие туристической инфраструктуры, поручить комиссии из самых признанных ученых-историков Киевской Руси и Киева уровня академика П. Толочко. Запретить какую-либо строительную деятельность в ареале заповедника без экспертизы и заключения комиссии.
  2. Ограничить этажность застройки старой части города семью-девятью этажами, по примеру европейских столичных городов Вены, Парижа, Праги, Будапешта, Женевы и др. Ввести процедуру обязательного согласование архитектурного дизайна новых строений в старой части города с архитектурной комиссией администрации столицы. К старой части Киева отнести территорию центра Киева в границах улиц: Крещатик, бульвар Т. Шевченко, проспект Победы до улицы В. Черновола, улица В. Черновола, улицы Татарская, Нижнеюрковская, Юрковская, Набережно-Луговая, Набережное шоссе, бульвар Дружбы народов, Лаврская улица, улица Мазепы, М. Грушевского и до Крещатика.
  3. Создать при администрации Президента Украины или администрации Киева Совет старейшин города по вопросам градостроения. Пригласить в состав совета коренных киевлян (не менее как в третьем поколении), представителей интеллигенции, принимавших активное участие в градостроительной, научной, производственной, образовательной и культурной жизни страны и города (за исключением политической), с правом обсуждения градостроительных проблем в столице, ее старой и древней частях и подготовки городской администрации предложений по актуальным вопросам градостроения рекомендательного характера.
  4. Ввести процедуру принудительной реставрации и ремонта старых зданий в черте старого города силами горадминистрации (по образцу данной процедуры во многих столицах Европы).
  5. Повысить значимость Генерального плана развития столицы как базового документа, имеющего статус закона при осуществлении строительно-архитектурных работ в центрально-исторической части и застройки новых районов.

 

Подобные меры могли бы стать практическим шагом к приостановлению процесса хуторизации столицы и сохранения ее богатого архитектурного наследия ушедших эпох, независимо от сиюминутных политических веяний, дополняя его новыми произведениями архитектуры, достойными памяти великих предков.

Хотелось бы надеяться, что изложенная в статье позиция автора окажется полезной не только неравнодушным к архитектурному будущему Киева читателям-киевлянам, но и представителям меняющегося руководства города и градостроителей, прибывающих в столицу из разных уголков Украины в зависимости от политической конъюнктуры, и часто необремененных знаниями об архитектурном и градостроительном прошлом Киева. В конце концов, киевляне заслужили право самостоятельного выбора – быть достойными памяти великих зодчих ушедших эпох, или отдать градостроительное прошлое и будущее Киева на откуп очередных геополитических изломов.

Андрей Березный

Print Friendly, PDF & Email