У Формулы-1 – самого престижного в мире автогоночного соревнования – новые владельцы и руководители. Уже официально. Дальше Ф-1 будет миновать виражи и повороты без Берни Экклстоуна. Без своего многолетнего и бессменного администратора, менеджера, управляющего и собственника. Словом, без своего вождя.

Новый сезон «королевских гонок» пройдет под протекцией новых собственников – американской корпорации Liberty Media. Еще в прошлом году компания американского миллиардера Джона Мэлоуна выкупила почти 19 процентов акций Ф-1. Экклстоун повел себя тогда как продавец верблюдов в пустыне: мол, они все равно обречены купить все сто процентов акций, к тому же без меня они не знают, что с теми верблюдами делать дальше.

Увы, но с детства нелюбимые Экклстоуном американцы, купив его детище, решили в дальнейшем не прибегать к услугам неизменного с 1975 года босса Формулы-1. Берни, конечно, взамен получил вагон денег, но больше влиять на свое «стадо» он уже не сможет. Теперь уже официально.

Liberty Media предложила Экклстоуну пост пожизненного почетного президента Формулы-1, но, как говорится, для графа Де ля Фер это слишком мало.

Liberty Media предложила Экклстоуну пост пожизненного почетного президента Формулы-1, но, как говорится, для графа Де ля Фер это слишком мало. Так, кресло свадебного генерала, не более того. Новые собственники «Большого цирка» решили сразу же распределить полномочия Берни между смежными, хотя и формально независимыми руководителями. Это раньше 86-летний англичанин был в роли отца. И роли сына, и даже в ипостаси святого духа «королевских гонок». Теперь председателем совета директоров Ф-1 стал Чейз Керри, Россу Брауну отданы на откуп сугубо спортивные и технические вопросы, а коммерциализацией Формулы-1 будет заниматься Шон Братчес.

Однако это только визуальные, по сути необязательные, косметические изменения в Формуле-1. Новый сезон гонок, стартующий уже совсем скоро, покажет, что же нового привнесут в мир Ф-1 новые хозяева.

Формула-1 и в новом веке при Экклстоуне продолжала лепиться по лекалам восьмидесятых-девяностых. Типа, пипл должен хавать продукт такой, каким он есть.

А то, что они привнесут, можно не сомневаться. Несмотря на всю свою гениальность и умение держать нос по ветру, Экклстоун в последние годы существенно, точнее, значительно законсервировал гонку. Она продолжала быть привлекательным коммерческим продуктом, однако утратила, растеряла былой лоск. Наверное, причины этому своего роду застою все-таки нужно искать в возрасте Берни. В конце девятого десятка сложно ощущать по полной дыхание времени, его ломки и видоизменения. Интернет, социальные сети, всяческие группы – от всего этого старина Берни был далековат. Однако это уже прочно вошло в повседневную жизнь, и не обращать на все это внимание было бы, как минимум, неправильно. Формула-1 и в новом веке при Экклстоуне продолжала лепиться по лекалам восьмидесятых-девяностых. Типа, пипл должен хавать продукт такой, каким он есть. Сам пипл вроде бы и не против это делать, однако уже со скрипом. Продвинутая молодежь все реже интересовалась гонками, сами гонки все реже стали напоминать шоу. Поэтому, наверное, да, перемены должны были случиться. И они случились. Скорее всего, вовремя.

Одно время поговаривали, что обиженный и раздосадованный Экклстоун, лишенный трона, попытается создать альтернативную Формулу-1. Благо, средств и связей для этого у Берни хватит. Однако эти слухи развеял сам миллиардер, заявивший во всеуслышание, что последнее, чего он хочет в этой жизни – это развала «королевских гонок».

Что тут скажешь: слова не мальчика, а мужа. Каким бы ни был Экклстоун диктатором, махинатором или коррупционером, за свое детище он действительно переживал. И Формула-1 в ее нынешнем виде стала таковой именно благодаря Берни. Причем просто благодаря, а не вопреки.

Сын рыбака, без роду и племени, торгующий пирожными и запчастями для мотоцикла, в итоге сумел построить громадную, и, что существенно, прибыльную империю, став миллиардером и человеком, запросто могущим позвонить в любое время суток любому небожителю.

Видится, не может человек просто так, без Бога в голове (или что там у него в макушке) управлять столь серьезной отраслью, своего рода государством, больше сорока лет. Только вчитайтесь – больше сорока лет! Сын рыбака, без роду и племени, торгующий пирожными и запчастями для мотоцикла, в итоге сумел построить громадную, и, что существенно, прибыльную империю, став миллиардером и человеком, запросто могущим позвонить в любое время суток любому небожителю. В качестве подобного примера память выдает еще лишь одну подобную персону – Фиделя Кастро, управляющего Кубой почти 47 лет.

К этим двум отношение может быть самое разное. Но глупо не замечать их роль. В создании. Развитии. Да хотя бы в том, что они что-то делали у всех на виду на протяжении целого поколения. Хорошо они делали или плохо – в данном случае вопрос вторичный по той простой причине, что именно они олицетворяли свои детища, а не кто-то иной.

Но нам всем намного важнее то, что будет дальше. А дальше непременно будет. Формула-1, как и Куба, будет жить и развиваться. Она будет наверняка иной, чем при Берни, но таки будет.

Ничего нет в этом мире более постоянного, чем временное и меняющееся.

А Экклстоуну просто нужно отдать должное. И красиво провести на заслуженный отдых. Вспоминая все больше про хорошее, вытесняя на задворки памяти плохое. Как когда-то проводили на пенсию членов ЦК или Политбюро, даря в качестве утешительного приза медаль или орден. Или и то, и то. Назначая почетным лектором какого-то ВУЗа. Да еще госдачу — до конца дней.

Ничто в этой связи в мире не меняется: Экклстоун тоже получил своего рода приз и почести. В его грязных делишках (а таких тоже было предостаточно) никто рыться не собирается.

Только вот, как правило, лишь некоторые из заслуженных пенсионеров продолжали активный способ жизни после отставок – большинство из них мгновенно угасали, тщедушно ностальгируя за делами давно минувших дней.

Хочется надеяться, что судьба подготовила Берни иной удел.

Print Friendly, PDF & Email