С 12 сентября по 12 октября на территории арт-резиденции, расположенной в 13 павильоне ВДНХ, состоялся Международный киевский симпозиум скульпторов, посвящённый творчеству знаменитого украинского художника, одного из крупнейших представителей кубизма в скульптуре Александра Архипенко (1887-1964 гг.).

На протяжении месяца 6 скульпторов из Украины, Германии, Испании и Канады под открытым небом создавали свои работы, и всё шло спокойно вплоть до дня презентации готовых скульптур, когда нападению вандалов подверглась композиция «Склонившаяся» Владислава Волосенко. Прохожему «критику» не понравилась откровенная поза абстрактной женщины, поэтому он попытался «вылечить» скульптуру, облив её зелёнкой и йодом.

По словам автора пострадавшей скульптуры, нападение произошло ночью, а до этого, вечером, возле арт-выставки проходил неизвестный человек, который возмущался и кричал: «Что это такое, баба раком стоит».

«Ну, что ж, искусство провоцирует», – резюмировал акт порчи своего труда расстроенный Владислав Волосенко, который уже давно живёт в Канаде, переехав за океан из Украины. При этом художник заявил, что скульптуру переделывать не собирается, ведь придётся убирать слой в 3 миллиметра (так глубоко въелись в мраморные поры ржавый цвет йода и бриллиантовая зелень одноимённого раствора); такой «ремонт» нарушит форму изваяния, а формы Волосенко действительно удались, под стать творениям самого Архипенко, который также в молодые годы переехал из Российской Империи сначала во Францию, а потом в США.

Впрочем, скандал только подогрел интерес к выставке.

Готовые работы также представили:

Василий Татарский (Украина) «Танго».

Автор заключил танец страсти в жёсткие рамки квадрата, или, наоборот, показал эмоциональность и пластичность геометрической фигуры, где все стороны равны.

Амансио Гонсалес (Испания) «Вариации в пространстве».

Испанец демонстрирует человека с довлеющим над ним грузом в виде массивного куба.

В то же время человек отчаянно хватается за этот блок, который, будучи в равной степени как бременем, так и спасением, буквально застыл в воздухе.

Джо Клей (Германия) представил работу «Miss Liberty».

В своей скульптуре немецкий творец попытался с помощью узнаваемых зубцов короны статуи Свободы в Нью-Йорке продемонстрировать молодость независимой Украины, а «прорезающиеся сосцы» можно интерпретировать, как стремление к свободе.

Впрочем, кому-то статуя может напомнить голову Лизы Симпсон из культового мультсериала «The Simpsons».

Владимир Кочмар (Украина) «Двое».

Современные Адам и Ева, изначально лишённые «Рая», вгрызаются взглядами в горизонт своего «изгнания».

Пётр Гронский (Украина) «Тёмная река»

При взгляде с определённого ракурса, «река» Гронского приобретает антропоморфные черты, словно человек, пытающийся втиснуться в удобное русло, где ему плывётся свободней и не так сильно сжимают берега.

Ещё на стадии создания скульптур «ЭкономистUA» пообщался с Петром Гронским про проблемы и перспективы развития современного изобразительного искусства на муниципальных просторах страны.

По мнению скульптора, современному художнику очень трудно найти своё место в арт-ландшафте украинских городов: «У нас сложился такой стереотип, что городская скульптура – это обязательно памятник, что-то монументальное, героическое и зачастую скорбное».

При этом абстрактная скульптура, которая воспринимается сложнее, чем идеологические или лубочные посылы большинства памятников, практически отсутствует на улицах отечественных городов. Даже в Киеве можно вспомнить всего несколько успешных случаев, когда подобные арт-объекты смогли на постоянной основе занять своё место, например, композиция «Капля» на Пейзажной аллее.

«Скульптура – это точка концентрации внимания в городском пространстве, и она конструирует вокруг себя ту среду, которую задаёт смысловая нагрузка самой композиции», – считает Гронский.

То есть, если памятник посвящён скорбному событию, естественно, атмосфера вокруг него весёлой не будет. В то же время, делая «развлекательные» памятники на основе прототипов из кинофильмов или литературы, недостаточно просто ограничиваться повествовательностью.

«В обществе существует тотальное неприятие всего нового, поэтому, если появляется какая-нибудь современная скульптура, выходящая за рамки привычных памятников, то тут же появляется огромная армия «критиков», требующих немедленно убрать её», – сетует скульптор.

В качестве иллюстрации данного явления, Гронский приводит в пример историю с композицией Кирилла Гузенко в парке имени Пушкина, которую уничтожили вандалы, заприметившие наличие неприкрытых достоинств у мужских скульптур. Возможно, «борцы за нравственность» посчитали, что статуи повредят психике гуляющих здесь детей.

«Подобная забота о детях в плане: «лишь бы не догадались, что их не в капусте нашли», может привести к тому, что античным статуям и шедеврам Возрождения наши ревнители искусства будут отбивать не приглянувшиеся им детали», – в чём-то визионерским оказывается возмущение художника.

Деталь композиции «Двое»

Деталь композиции «Двое»

Конечно, такая перспектива заставит от страха «пустить струю» любую обнажённую статую, не только писающего мальчика из Брюсселя.

Причины данной проблемы Гронский видит в недостатке культурного образования и нехватке знаний у обывателей, что побуждает данную часть общества «консервироваться» на старых – примелькавшихся – визуальных образах.

Также Гронский, являвшийся активным участником Евромайдана, коснулся темы декоммунизации, под которую попали сотни памятников советской эпохи, в том числе творения его учителей.

По мнению Гронского, если и уж демонтировать памятники, прославляющие советское прошлое, то необходимо это делать цивилизованным способом, не уничтожая их под предлогом того, что они не имеют художественной ценности.

Более того, эти памятники могли бы приносить реальную пользу в деле привлечения туристов, тем более что зарубежных гостей всегда привлекала советская экзотика. Однако анонсированный парк «Советского периода», куда бы можно было свезти все демонтированные объекты, до сих пор не обрёл конкретных очертаний.

При этом некоторые советские скульптуры уже после Революции Достоинства приобрели иную коннотацию, можно вспомнить хотя бы памятник «Булыжник – орудие пролетариата» на Подоле, который многими участниками Евромайдана стал восприниматься, как символ борьбы общества за свою свободу, тем более что единственным орудием защиты у многих активистов в те дни были, действительно, только булыжники мостовых. Так или иначе это не спасло композицию от демонтажа.

В то же время на смену коммунистическим памятникам приходят ровно такие же по стилю и форме аналоги, но только с другим идеологическим содержанием. В данном случае важно, чтобы политические конъюнктурщики, прикрываясь лозунгами «европейского будущего», не скатывали национальное искусство в предыдущую эпоху.

Как считает Гронский, чтобы решить проблему дефицита культурного воспитания в обществе, необходимо проводить в Украине масштабные выставки современного искусства с привлечением работ известных современных мастеров из разных стран мира. На памяти художника, последний раз подобное мероприятие, получившие название 1-й Киевский международный фестиваль современных скульптур, проводилось аж в 2012 году на территории Национального ботсада.

«С тех пор прошло шесть лет, и, что мы видим: в Киеве открывают гигантский памятник из бронзы Илье Муромцу», – констатирует художник-абстракционист.

Отметим, что история Международных симпозиумов скульпторов в Киеве насчитывает уже 30 лет, а композиции с первого, тогда ещё Всесоюзного, симпозиума, который также проводился на ВДНХ, можно найти в парке «Владимирская Горка». При этом в планах организаторов выставки создание в Киеве полноценного парка современных скульптур, где будут представлены и пленэрные работы участников нынешнего симпозиума.

Напомним, что большой ажиотаж и бурный всплеск фантазии у жителей и гостей города вызвало появление скульптуры «Синей Руки» на месте памятника Ленину в Киеве.

Александр Малахов (ФОТО автора)

Print Friendly, PDF & Email