День труда прошёл, а в год выборов это означает, что вскоре Америка погрузится в водоворот предвыборных опросов, отслеживающих настроения избирателей пока те решают, какого кандидата поддержать в 435-и избирательных округах и среди десятков претендентов в сенаторы и губернаторы на выборах 6 ноября.

Промежуточные выборы являются первым весомым испытанием точности предвыборных исследований общественного мнения с 2016 года, когда их результаты, показывающие, что Дональд Трамп серьёзно отстаёт, а Хиллари Клинтон более чем с 90-процентной уверенностью одержит победу, были подданы жёсткой критике.

Общенациональные исследования, как оказалось, довольно точно (в 2,1%) оценили перевес Клинтон на прямом голосовании, но, согласно докладу Американской ассоциации исследований общественного мнения от 2017 года, опросы недооценили степень поддержки Трампа в ключевых спорных округах.

Недавние неожиданные результаты демократических праймериз в Нью-Йорке, Флориде и Массачусетсе возродили вопросы о точности опросов, хотя они также подтвердили прописную истину об исследованиях общественного мнения на промежуточных выборах: малое количество качественных опросов, по ожиданиям, на неконкурентных выборах оставляет наблюдателей в непонимании того, что происходит.

Какие уроки наблюдатели могут вынести из выборов 2016 года и предыдущих промежуточных выборов, чтобы показать себя как опытных потребителей избирательных опросов в этом году? Эксперты по опросам, с которыми связался The Washington Post на этой неделе, указали на несколько уникальных трудностей, с которыми сталкиваются исследования этой осенью, а также предложили стратегию того, как получить максимум информации из предвыборных опросов. Кроме того, они подсказали, какие результаты воспринимать с разумной толикой сомнения, а какие и вовсе не стоит брать во внимание.

Урок 1. Прямые опросы для Конгресса могут оказаться наименее точными.

Основное состязание пройдёт в ноябре, его суть будет состоять в том, какая партия выиграет большинство из 435 избирательных округов, учитывая, что лишь 60-70 из них считаются спорными. Хотя опросы предоставляют довольно пророческие по характеру оценки, такие как уровень одобрения работы президента и общий избирательный бюллетень, эти данный всё ещё остаются косвенными по своей природе.

Кроме того, сайт FiveThirtyEight, специализирующийся на аналитике общественного мнения, выявил, что погрешность в опросах по избирательным округам составляет в среднем 6,2 процентных пункта, что превышает показатель в 5,4% для выборов на уровне штата и 4% для национальных выборов.

«Предвыборный опрос похож на многие другие потребительские товары – вы получаете то, за что платите», – написал Майкл Трауготт, профессор политологии и коммуникации в Мичиганском университете, в электронном письме в четверг. «Большинство опубликованных опросов финансируются новостными организациями, а местные газеты и телевизионные станции сталкиваются с серьёзным экономическим давлением».

Делая выводы, нужно помнить, что общенациональные и локальные исследования имеют свои сильные и слабые стороны; можно ожидать значительных ошибок в опросах местного уровня, поскольку национальные опросы не являются прямыми индикаторами того, что происходит в спорных округах.

Урок 2. Обращайте внимание не только на лидеров опросов.

Все, кто читают опросы, обычно слишком фокусируются на цифрах, игнорируя тот факт, что они более непостоянны, чем может показаться. Поскольку прицельная точность является слишком нереалистичным ожиданием, эксперты советуют сосредоточиться на данных о более общих настроениях избирателей.

«Почитайте промежуточные опросы, чтобы узнать об общественных настроениях и беспокойствах, но не думайте, что сможете предсказать, кто победит на ближайших выборах, – писала директор центра исследований общественного мнения «Pew» Кортни Кеннеди. – Опросы работают, но они просто не предназначены для обеспечения точности, которая сможет создать выборы в формате стратегии 50 штатов».

Республиканский исследователь общественного мнения Уит Айрес рекомендовал акцентировать внимание на рейтингах президента Трампа, а не на часто цитируемых опросах «общего избирательного бюллетеня» о поддержке Конгресса.

«Более стабильный, чем общий избирательный бюллетень, уровень одобрения работы президента – это надёжный прогностический фактор для промежуточных выборов, – пишет Айрес в своём письме. – С единственным исключением: когда уровень одобрения президента снизился до 45%, его партия потеряла достаточное количество мест, чтобы утратить власть в Палате представителей», – здесь Айрес ссылается на 23 места необходимых демократам, чтобы заполучить контроль над Палатой представителей в этом году.

Большинство опросов показали, что избиратели выказывают Трампу ещё более низкий уровень доверия, составляющий примерно 41% в национальном масштабе. В 2014 году низкие рейтинги президента Барака Обамы также служили явной преградой для кандидатов в Сенат от демократов: тогда ни один из них не смог превысить уровень одобрения Обамы больше чем на девять процентных пунктов.

Урок 3. В этом году определить «вероятных избирателей» может быть намного сложнее.

До Дня труда большинство опросов сосредотачиваются на результатах среди всех зарегистрированных избирателей, но с приближением даты выборов этот фокус будет перемещаться на подгруппу избирателей, которые с большой долей вероятности действительно проголосуют – вероятных избирателей. Определить вероятных избирателей на промежуточных выборах может быть намного сложнее, поскольку менее половины имеющих право голоса избирателей на самом деле подаст избирательный бюллетень, а, по словам Эндрю Баумана из демократической Группы глобальной стратегии, в этом году задача будет ещё сложнее, чем в предыдущие годы.

«Обычно эксперты рассматривают предыдущие аналогичные выборы и предполагают, что процент явки будет приблизительно равным», – сказал Бауман, но при этом отметил, что энтузиазм демократических избирателей, продемонстрированный во время недавней предвыборной гонки за пост губернаторов Вирджинии и Нью Джерси, отличается от предыдущих выборов, на которых республиканцы имели явный перевес по уровню явки. Бауман также добавил, что критично важно будет эффективно сбалансировать предыдущую статистику явки и сегодняшний энтузиазм.

Схожий совет дала и республиканский эксперт по общественному мнению Кристен Солтис Андерсон: «Если специалисты, выделяя сегмент вероятных избирателей, в основном ориентируются по опыту предыдущих лет, то важно оставлять зазор для новых потенциальных избирателей, которые с необычайным энтузиазмом настроены в этом году отдать свой голос».

Односторонним наблюдателям стоит следить за тем, как явка может повлиять на результаты выборов, обращая внимания на всплески энтузиазма. Если опросы показывают, что демократы идут вровень с республиканцами, это очевидный признак того, что республиканцам не удастся одержать такое же преимущество по активности избирателей как в 2014 и 2010 годах.

Урок 4. Опрос – это краткий обзор общественного настроения, а не предсказание результата.

Большинство читателей знакомы с погрешностью выборки, о которой сообщается в опросах, но в большинстве случаев они интерпретируются неверно.

Как объясняет Бауман: «Если погрешность опроса составляет плюс-минус 4% при 48% за демократов и 43% за республиканцев, то погрешность применяется к показателям каждого кандидата. Это с 95-процентной уверенностью означает, что демократы находятся между 52% и 44%, а республиканцы между 47% и 39%».

На практике это значит, что преимущество кандидата должно находиться в рамках от 1,5 до 2-кратного предела погрешности, чтобы с 95-процентной уверенностью утверждать, что один из кандидатов имеет преимущество. Однако если результат попадает в диапазон погрешности выборки, это не значит, что кандидат не имеет преимущества, а лишь сигнализирует о том, что исследование недостаточно точное, чтобы заявлять это с высокой степенью уверенности.

Проще говоря, если в опросе значится, что кандидат лидирует с незначительным отрывом, этот результат вряд ли будет статистически значимым.

Кеннеди из Pew Research также предупреждает о предвыборных прогнозах, сообщающих результаты с точностью до десятых. Это демонстрирует ложное чувство достоверности относительно того, насколько эти прогнозы совпадут с фактическими результатами. Это мнение подтверждает и Бауман из Группы глобальной стратегии.

Эксперты также предостерегают касательно того, что опросы, проведённые непосредственно перед выборами не способны зарегистрировать колебания среди нерешительных избирателей, что может привести к замыливанию результатов. Это стало одним из факторов, повлиявших на президентских выборы 2016 года, когда Трамп выиграл голоса колеблющихся избирателей.

«Первое, что нужно учитывать наблюдателям, это тот факт, что опросы являются лишь фиксацией краткосрочного этапа гонки, а не прямым предсказанием результатов в день выборов, – выразил своё мнение директор центра общественного мнения Quinnipiac University Poll Дуг Шварц. – Вот почему исследователи общественного мнения отличаются от аналитиков, таких как 538, которые на самом деле стремятся предсказать результаты выборов на основе текущих и исторических данных».

Статья Скотта Клемента для The Washington Post

Перевод Екатерины Щербак

Print Friendly, PDF & Email