Первая сессионная неделя работы парламента мало чем запомнилась рядовому украинцу. В кулуарах Рады депутаты бодро делились впечатлениями о своём отпуске, многие – вообще не явились на первое заседание, а каждое результативное голосование давалось с трудом: спикер снова шёл на хитрости и нарушения регламента, чтобы заставить нардепов мобилизоваться и хотя бы за что-то проголосовать.

В то же время, от работы Верховной Рады зависит целый список судьбоносных для жизни страны решений. Среди них – изменения в избирательное законодательство.

К слову, ряд политических сил провёл первый «сигнальный» митинг на площади Конституции у здания парламента с требованием проголосовать во втором чтении за Избирательный кодекс. Документ предполагает тектонические изменения самой сути парламентских и местных выборов. Вместо смешанной системы планируется утвердить 100% пропорциональную систему с открытыми списками.

Впрочем, не всё так просто. Данное требование было одним из ключевых пунктов во время смены власти в 2014 году. Тогда и в избирательной программе действующего президента, и в подписанном потом коалиционном соглашении парламентского большинства было чётко задекларировано обязательство поменять избирательную систему в Украине. Причём изменения должны были быть комплексными – новый Избирательный кодекс должен был учесть и новые правила в избрании народных депутатов, и депутатов на местном уровне, и главы государства.

Однако вот уже 4 года ситуация практически не изменилась. Всё идёт к тому, что Избирательный кодекс, принятый за основу в ноябре 2017-го года, так и не будет проголосован во втором чтении. Сами народные депутаты из фракций парламентского большинства признаются, что успех предыдущего голосования  оказался достаточно неожиданным поворотом для них самих. О том, что в первом чтении проект Избирательного кодекса был принят случайно, уже не раз описывали журналисты и в разговорах не под запись признавали сами народные депутаты.

Сейчас ситуацию постараются спасти многочисленными поправками и «доработками». Кроме того, в парламент внесён ещё ряд законопроектов об изменении избирательной системы.

Очевидно то, что основные политические игроки, которые имеют решающий вес на принятие решений нынешней Верховной Рады, не заинтересованы в изменении действующей избирательной системы.

У нынешней смешанной системы есть два преимущества, которые позволяют с высокой вероятностью моделировать успех на предстоящих выборах.

Во-первых, это компонент «мажоритарки». Она спасла не одного политика от полного забвения, несмотря на его рейтинги, узнаваемость и авторитет в обществе. Даже самые отъявленные негодяи и заклейменные обществом политики, имея необходимый финансовый ресурс либо влияние на конкретном округе, могли стать народными депутатами.

При этом выборы в мажоритарном округе проходят в один тур по очень простому правилу – за кого больше проголосовали, тот и выиграл. При этом разрыв между конкурентами может составить всего несколько десятков голосов, а в некоторых округах достаточно небольшого количества избирателей, чтобы получить заветный мандат в Раде. На прошлых досрочных выборах в Раду народный депутат Ефим Звягильский в прифронтовом мажоритарном округе на Донетчине победил с помощью поддержки всего 1500 голосов избирателей.

«Мажоритарка» может помочь действующему президенту, если его переизберут весной 2019-го года, снова собрать значимую по влиянию фракцию в следующем парламенте. А в случае проигрыша – остаться «на плаву» и существенно подпортить нервы новому главе государства. Если фракция «Блока Петра Порошенко» наберёт хотя бы 100 мандатов в следующем созыве парламента, то даже без «своего» президента сможет оказывать существенное влияние на принятие решений в государстве. Но без мажоритарных округов добиться такого расклада будет сложно.

Во-вторых, в смешанной системе есть ещё один опасный компонент – «закрытые» партийные списки в пропорциональной составляющей выборов. То есть на все решения по формированию избирательного списка партии рядовой гражданин влиять не может. Разве что вступить в эту самую партию, стать в ней влиятельным функционером, и предлагать альтернативы. Однако все прекрасно понимают: нынешние партии являются «закрытыми акционерными обществами» и входной билет на влиятельную должность получить можно только в двух случаях: купить, либо изначально быть в команде главного (-ных) бенефициара партии.

В любом случае, даже в нынешней ситуации, парламент может проголосовать за Избирательный кодекс, внеся в него множество поправок. Тем более что об «открытости» партийных списков у экспертов возникают существенные сомнения.

Фактически, на данном этапе, принятый Избирательный кодекс предполагает полный демонтаж мажоритарной составляющей смешанной системы, однако не предлагает открытых и доступных инструментов для формирования партийных списков в пропорциональной системе. В таком виде даже 100% мажоритарная система может показаться куда более состязательной, чем 100% «пропорционалка».

Судите сами. Согласно кодексу, предлагается создать 27 региональных округов (они будут соответствовать границам областей, кроме двух городов – Киева и Днепра, каждый из которых поделили на 2 округа). Оккупированный Крым и Севастополь войдут в Южный округ вместе с Херсонской областью.

На съезде каждая партия предложит единый общенациональный список кандидатов. При этом часть кандидатов из общенационального списка должна представлять свои регионы, тогда как каждый регион должен выдвинуть не менее 5 кандидатов.

На выборах граждане смогут голосовать за партию и соответствующего кандидата из своего регионального списка. При этом украинцы могут не выбирать кандидатов, а проголосовать только за партию. Таким образом, именно избиратели должны определиться с доверием к конкретной политической силе и дать оценку кандидатам из списка партии. Это пока что чуть ли не единственный из положительных моментов принятого в первом чтении Избирательного кодекса.

А вот негативом является то, что граждане не могут принять участие в формировании самых списков на этапе определения кандидатов. То есть формально они могут это сделать, если являются членами конкретной партии и станут делегатами соответствующего съезда. А что делать тем, кто не является партийным функционером? Система новых правил предлагает им только один выход – создавать собственную политическую силу.

Кроме того, важным изменением является и снижение проходного барьера для партий до 4% (сейчас он составляет 5%). Правда, по мнению политологов, такая «планка» является компромиссным вариантом, ведь при пропорциональной системе было бы уместнее снизить барьер хотя бы до 3%.

Однако то, что сами народные депутаты из парламентского большинства не теряют надежды полностью «похоронить» любые попытки изменений в новый Избирательный кодекс, не вызывает сомнений. Вспомнить, к примеру, законопроект № 7366 «О выборах народных депутатов (по мажоритарной системе)», который был внесён коллективом авторов под началом провластного нардепа Олега Барны. Документ предполагает возврат к 100% «мажоритарке».

Стопроцентная мажоритарная система действовала в Украине в 1990-х годах. Потом её заменили на смешанную, а в середине 2000-х, сразу после событий «Оранжевой революции», произошёл переход к пропорциональной системе с закрытыми списками. Этот эксперимент также считается неудачным, и уже с 2011 года в новом законе «О выборах народных депутатов» вновь была возвращена мажоритарная составляющая.

Чем же обосновывают народные депутаты-мажоритарщики в законопроекте №7366 необходимость перехода на стопроцентную мажоритарную систему?

Прежде всего, они считают, что такая система будет больше соответствовать интересам избирателей, ведь выбранные таким образом народные депутаты не зависят от олигархических влияний и партийного диктата. Депутат получает большую свободу действий. Сам избирательный процесс понятен и прост для администрирования. «К партийной деятельности привлечены не более трёх процентов населения. Подавляющее большинство населения не хочет приступать к партийной деятельности, не хотят быть членами каких-либо партий из-за утраты доверия, отсутствия партийной ответственности. В связи с этим возникает логичный вопрос: почему три процента населения должны узурпировать власть?» – говорится в пояснительной записке к законопроекту.

И хотя вероятность принятия подобного документа приближается к нулю, само появление такого документа – серьёзная причина для беспокойства. Ведь возвращение к «мажоритарке» может быть использовано как удобный ход для Банковой. В случае достижения политических договорённостей с необходимым количеством политиков о поддержке на второй президентский срок, именно мажоритарная система может помочь Петру Порошенко создать устойчивое политическое большинство и такое же правительство в следующей Верховной Раде.

Однако подобная система несёт в себе и серьёзные опасности. Без чёткой вертикали, когда от президента бы зависела полнота формирования и ответственности исполнительной власти, возвращение к 100% «мажоритарке» приведёт к полной неуправляемости системой. Парламент будет нежизнеспособен, а решения на местах будут принимать «мажоритарщики», и если они почувствуют существенную поддержку населения, управлять такими регионами станет крайне сложно.

В украинских реалиях, когда на местах могут появиться некие «феодальные княжества», о какой-либо партийной жизни и демократических институтах придётся забыть на многие годы. В округе будет всё решать «мажоритарщик», его близость и лояльность к действиям власти. Таким образом, «мажоритарка» может стать либо фундаментом для будущей политической диктатуры, либо полной утратой управления в государстве. Вернуть систему к порядкам 90-х годов уже не получится. А вот построить удобную вертикаль «под себя» может решиться только глава государства с диктаторскими полномочиями. Кто знает, по какому именно пути пойдёт Украина. Возможно, ситуация с Избирательным кодексом этой осенью прояснит стратегию основных политических игроков на ближайшие годы.

Редакция

Print Friendly, PDF & Email