Ситуация в Федеративной Республике Германии

После военного поражения Германии ее территория поделена на четыре зоны оккупации — советскую, французскую, британскую, американскую и город Берлин с особым статусом, также разделенный на четыре зоны.

2.12.1946-го американская и британская зоны были объединены под названием «Бизония». В июле 1948-го добавился французский сектор, появилась «Тризония». 7.04.1949-го был принят документ под названием «Оккупационный статут», по которому США, Англия и Франция упрочили надзор над Западной Германией.

24.05.1949-го в Бонне (в то время британская оккупационная зона) под контролем военных губернаторов оккупационных зон состоялось заседание парламентского совета, провозгласившего создание ФРГ. В этот же день вступает в силу Основной Закон ФРГ, ст. 23-й декларировавший его правомочность и на весь Берлин, который формально не мог входить в ФРГ, и то, что «в других частях Германии он вступает в силу после их присоединения».

Так выглядела формула будущего немецкого единства, от которого ФРГ никогда не отказывалась.

Документ намеренно назвали «Основной Закон», а не Конституция. ФРГ с момента основания не рассматривала себя как то по-другому, чем единственный легитимный представитель всего немецкого народа, юридический правопреемник Германского рейха. Чуть опережая события, скажу, что эта позиция подтверждена решением Конституционного суда ФРГ в 1957-м: «Германское государство, не прекратившее существовать после коллапса, сохраняется и после 1945 года, даже если и созданная на основании Основного Закона структура временно ограничивается в своем действии на часть территорий этого государства. Таким образом, Федеративная Республика Германия идентична с Германской империей».

Горечь военного поражения, называемого «коллапсом», разруха и отсутствие работы, плюс к этому — страдания от разделения Германии, где временами ближайшие родственники стали заложниками политики. То время давно ушло, поэтому важно осознавать, сколь велико было стремление немцев объединиться, жить в одной стране. Его не мог игнорировать ни один трезвомыслящий немецкий политик – ни в ФРГ, ни в ГДР.

Почему нам сейчас в Украине это важно? Выскажу гипотезу: нынешней Украине не присущ такой уровень национальной идентичности, как и общего стремления жить в одной неразделенной стране, который объединял послевоенных немцев.

Важнейшие события, определившие судьбу ФРГ в этот период. Проведение в Тризонии 4.04.1948-го денежной реформы и ее следствие — первый Берлинский кризис (21.06.1948-го-11.05.1949-го).

Говоря о нейтралитете Германии, я вынужден, чтобы текст не получился совсем безразмерным, упоминать о некоторых важнейших событиях коротко. Вот и с денежной реформой и с первым, и вторым Берлинским кризисом придется так поступить.

Большинство современных историков сходятся в том, что денежная реформа закрепила раскол Германии. Конечно, две разные валюты – это две разные страны. СССР не допустил ее в Берлине, и тогда 24.06.1948-го США, Франция и Германия без его согласия вводят новую дойчмарку в подконтрольных им секторах столицы бывшего рейха. Жители города, что естественно, пытаются «скинуть» устаревшие деньги. С полок «восточной» зоны «сметается» все, что можно приобрести. СССР блокирует железнодорожные и автомобильные пути союзников в западные секторы Берлина. Те отвечают «воздушным мостом», поставками продуктов питания самолетами.

К возможному нейтралитету Германии эта история имеет опосредованное отношение, хотя она, без сомнения, повлияла на приход в 1949-м к власти в ФРГ Конрада Аденауэра, похоронившего сталинскую ноту.

В ФРГ 14.08.1949-го состоялись выборы в парламент, Бундестаг, в результате которых партия Христианско-Демократический Союз (ХДС) и его баварский союзник Христианско-социальный союз (ХСС) заняли первое место. Они вместе с двумя союзниками образовали парламентскую коалицию, сформировавшую правительство. Его и возглавил лидер христианских демократов Аденауэр.

Еще раз укажу, что в это время ФРГ обладает мощным финансовым подкреплением, разумеется, по сравнению с ГДР. По «плану Маршалла» ФРГ получает 1,3 млрд. долларов. И еще источник денег ФРГ, о чем меньше известно в Украине – программа государственной помощи США под названием «Garioa». Из англоязычной «Википедии»: Германия в рамках «Garioa» получила более $3,3 миллиарда, а сама она заключалась в импорте в Германию из США продуктов питания, нефтепродуктов и удобрений.

Из массы литературы по этому вопросу ясно, что с помощью «плана Маршалла» и программы «Garioa» американцам удалось достаточно быстро наполнить потребительский рынок ФРГ и обуздать инфляцию. Из этой же литературы ясно, что в ФРГ того времени проводилась грамотная социальная политика. Литература по этому вопросу безбрежна, упомяну только о принятии в 1950-1952 гг. трех законов.

Первый — о помощи жертвам войны: миллионы людей, в том числе лишившиеся крова, вдовы, инвалиды, получили пенсии и бесплатное медицинское обслуживание. Второй – о распределении тягот войны, которым был введен налог на имущество богатых, а полученные от него средства направлялись на помощь беженцам из Восточной Европы и советской части Германии. Третий – о системе государственного строительства так называемого «социального жилья», ведь Западная Германия серьезно пострадала от бомбардировок бывших союзников СССР.

США, Великобритания, меньше Франция дипломатическими шагами способствуют возрождению экономики ФРГ. 22.11.1949-го подписаны Петерсбергские соглашения, по которым количество предприятий, подлежавших демонтажу по репарациям в пользу западных союзников СССР, сокращалось вдвое.

Начались, как сейчас принято говорить, интеграционные процессы. 18.04.1951-го подписан договор об учреждении Европейской организации угля и стали (ЕОУС), предтечи Евросоюза.

Еще одна важнейшая особенность тогдашней ФРГ: кадровая политика. В ГДР о любом компромиссе с бывшими нацистами, не говоря уже об их привлечении к управлению экономикой, речь не могла идти. В ФРГ — иная политика. Не желаю использовать штампы советской пропаганды, но таковы факты: ее экономикой занимались люди, без которых нет истории Германии периода Гитлера.

В 1951-м на свободу выходят осужденные к разным срокам заключения фюреры военной экономики (официальное звание Третьего Рейха) Карл Блессинг, в 1958-69 гг. президент Федерального банка ФРГ (Deutsche Bundesbank), Альфред Крупп (он восстанавливает и руководит одноименной корпорацией до 1967-го), Фридрих Флик, в прошлом один из руководителей сталелитейной промышленности Третьего Рейха, к 1955-му контролировавший около тысячи компаний, среди них и «Даймлер-Бенц», Генрих Бютефиш, в прошлом один из руководителей «ИГ Фарбениндустри», с 1952-го председатель Совета директоров «Kohle-Oel-Chemie Gmb», Вильгельм Цанген, после освобождения работавший на руководящих должностях в компании «Маннесман», Одило Буркарт, занимавшейся после войны фирмой «Ауди».

Эти биографии проверены мною по немецким источникам, так что «пришивать» мне влияние русской или советской пропаганды не следует.

Ситуация в Германской Демократической Республике

В этой части статьи мне придется противостоять двум укоренившимися советским стереотипам: с тем, что события в ГДР разворачивались похоже на происходившие в странах советского блока. И тем, что СССР при Сталине и даже после него безоговорочно желал строительства социализма в ГДР.

ГДР все же не так, чем те же Румыния и Польша. Сталин, конечно, хотел, чтобы и эту территорию контролировали коммунисты, но существовала важнейшая особенность: темпы перемен в Восточном Берлине соизмерялись с тем, что происходило в ФРГ. В Польше и Румынии альтернативного варианта госстроительства, с которым Сталину надо было считаться, не было.

Прослеживается закономерность: многое в истории ГДР носит симметричный характер к происходившему в ФРГ.

15-16.05.1949-го состоялись выборы делегатов Немецкого народного конгресса, который 30.05.1949-го принял Конституцию ГДР. А случилось это, напомню, через 7 дней после принятия Основного закона ФРГ. Были образованы временная палата земель и временное правительство. Президентом ГДР стал председатель Социалистической единой партии Германии (СЕПГ) Вильгельм Пик, премьер-министром ГДР — другой председатель СЕПГ Отто Гротеволь, заместителем премьер-министра стал заместитель председателя СЕПГ Вальтер Ульбрихт.

На территории ГДР, что уж совсем отличает ее от Румынии или Польши, начали действовать те же партии, что и в ФРГ.

Основанный 26.06.1945-го Христианско-демократический союз Германии (ХДС) действовал и в ГДР. В 1950-1990 гг. он выступал в блоке с СЕПГ, а Геральд Геттинг, возглавлявший восточный ХДС в 1946-1989 гг., был председателем Народной палаты ГДР в 1969-1976 гг. Для истории ХДС важное значение имеет фигура политика Якоба Кайзера, которого советские власти 20.12.1947-го «вытурили» из ГДР, после чего он сделал политическую карьеру в ФРГ.

Практически неизвестный у нас эпизод ранней истории ГДР: Сталин и бывшие нацисты в ГДР.

В изданных в 2000-м «Документах из Архива внешней политики РФ» приведена расшифровка поразительной записи беседы Сталина с руководителями СЕПГ 31.01.1947-го: «помимо разрешения социал-демократической партии в советской оккупационной зоне Сталин предложил создать еще одну партию – «национал-демократическую», которая могла бы привлечь на свою сторону бывших фашистов. Цитата: «тов. Сталин говорит, что по отношению к фашистам руководители СЕПГ имели курс на уничтожение. Может быть, надо дополнить этот курc другим курсом на привлечение, чтобы не всех бывших нацистов толкать в лагерь противников… Это следовало бы сделать у себя, в советской зоне, чтобы в западных зонах фашисты поняли, что не всех их будут уничтожать».

Еще цитата — из книги «От Сталина до Горбачева. Полвека дипломатической миссии 1939-1991» Владимир Семенов, советский дипломат, будущий заместитель министра иностранных дел СССР, а в 1946-1949 гг. — политический советник Советской военной администрации в Германии (СВАГ): «в середине 1948 года Сталин требовал от немецких коммунистов активнее привлекать к борьбе за воссоединение Германии бывших членов НСДАП и офицеров вермахта».

Итак, структурирование ГДР только в ответ на аналогичные шаги в ФРГ. Разрешение на функционирование не коммунистических партий, первоначально – и не под контролем коммунистов. Поднятие вопроса о партии бывших нацистов перед лидерами будущей ГДР. О чем говорят, что доказывают эти шаги Сталина?

Он готовился к объединению Германии и предпринимал для этого все необходимые шаги.

Один из крупнейших исследователей истории ГДР Вильфрид Лот в книге «Нелюбимый ребенок Сталина. Почему Москва не хотела ГДР» изложил мнение, доминирующее среди историков: «Сталин не хотел никакой ГДР. Он не хотел ни сепаратного государства на территории советской оккупационной зоны, ни вообще социалистического государства в Германии. Он стремился к парламентской демократии для всей Германии, которая лишила бы фашизм основы в обществе и открыла бы Советскому Союзу доступ к ресурсам Рурской области. Это должно было быть достигнуто совместными действиями держав-победительниц. Социалистическое сепаратное государство ГДР было… продуктом рвения Вальтера Ульбрихта, рвения, развивавшееся на фоне западной практики отгораживания».

Об Ульбрихте я еще расскажу. Пока же подчеркну, что из всего массива литературы о Германии ясно, что все действия советской администрации в ГДР, по крайней мере, включительно до 1953-го, не были направлены на ускоренное строительство диктатуры пролетариата, как и на укрепление исключительно единоличной власти коммунистов. Наоборот, многое из того, что происходило под влиянием Москвы, явно было рассчитано на то, чтобы получить пропагандистский эффект по всей Германии.

К тому времени произошли следующие события. С сентября 1949 года проводилась земельная реформа: безвозмездное отчуждение всех угодий свыше 100 га вместе со всеми постройками. Конфискация земли у нацистских преступников и их пособников. Раздача по полгектара земли многим немцам, в том числе 3,254 млн., бежавшим с территории Польши и Чехословакии. При этом обычной практикой было то, что наиболее молодые и здоровые из перемещенных лиц, среди них и те, кто получил в ГДР бесплатное образование, уезжали на Запад. Оставались старики, инвалиды и матери-одиночки. 8.09.1950-го в ГДР был принят «Закон о дальнейшем улучшении положения бывших переселенцев», согласно которому они получали льготные кредиты до 5000 марок.

Об этих шагах знали в будущей ФРГ, и воспринимали благосклонно.

Восстановление ГДР шло медленно, хотя первоначально был и промышленный рост. Согласно современным исследованиям, прирост промышленного производства в ГДР в 1950-м по сравнению с 1949-м составил 26%. Впрочем, затем экономика ГДР «надорвалась», что стало причиной и многочисленных советских демаршей, и кризиса 1953-го.

Сталин прекращает взимание репараций из ГДР (которые уходили в пользу Польши) в 1946-м. Напомню, что сокращение по репарациям ФРГ получила только по Петерсбергским соглашениям 1949-го.

Два коренных отличия ГДР от ФРГ.

Нацистские кадры к управлению экономикой не привлекались по идеологическим причинам. Поэтому в восточной части Германии новые кадры надо было обучать, а советские советники разбирались в немецкой экономике несравненно хуже, чем специалисты в ФРГ, тем более такие, как вышедшие на свободу фюреры военной экономики Третьего Рейха.

У ГДР не было и не могло быть такого финансового подкрепления, как «план Маршалла» и программа «Garioa» для ФРГ. Советский Союз только вышел из страшной войны, восстановление народного хозяйства и создание ядерного оружия требовало много денег. Но в это же время СССР оказывал экономическую помощь ГДР, потом резко усилил ее в связи с кризисом в этой стране в 1953-м. Но эта помощь никак не может сравниться с «планом Маршалла» и программой «Garioa».

Как Сталин готовил ГДР действовать в единой Германии?

Опубликованные документы доказывают, что Сталин воспринимал ГДР как переходную структуру для образования единой и нейтральной Германии, а ее руководство долгие годы и целенаправленно готовил в действиях в такой Германии. Сталин решал двуединую задачу: с одной стороны, стремился не расхолаживать немецких коммунистов, с другой придерживать их прыть строить социализм ускоренными темпами.

В 1945-м Сталин говорит руководителям немецких коммунистов, что с их родиной может быть разное. 4.06. будущий президент ГДР Пик записывает в дневнике беседу со Сталиным: «несмотря на все усилия союзников, в перспективе будет две Германии», что «немцам было подчеркнуто, что «план раздела Германии» исходил от англичан и американцев». «Сталин был против», – зафиксировал Пик.

В 1946-м Сталин ориентирует СЕПГ на работу в масштабах всей Германии. Запись в дневнике Пика от 26.06.: «СЕПГ должна перепрофилироваться в партию «для всей Германии, необходимо взять инициативу в свои руки, разработать соответствующую платформу, общегерманское правительство, общегерманскую конституцию».

31.01.1947-го Сталин подчеркивает, что в судьбе Германии возможны варианты. Издание «Документы из Архива внешней политики РФ» приводит его слова на встрече с руководителями СЕПГ: «наша общая линия… такая: создание общегерманского правительства под контролем оккупационных держав, которое сможет заключить договор. Мы эту линию будем отстаивать… Если первый этап нам удастся, то хорошо. Если не удастся, то мы пойдем на объединение немецкого управления в советской зоне».

Вот пример, как Сталин выливал на руководителей ГДР ушат холодной воды. 18.12.1948-го Сталин подвергает курс своих немецких товарищей жесткой критике, объявляет Пику и Ульбрихту, что в Восточной Германии нет «народной демократии» и, тем более, рано двигаться к социализму. СЕПГ отказывают в приеме в созданное в 1947 году объединение коммунистических партий Коминформ.

Это доказательство и того, что Сталин придерживал интеграцию коммунистов ГДР в мировое коммунистическое движение.

В 1950-м руководство ГДР полностью подчиняется сталинским установкам. Когда в феврале 1950-го Верховный комиссар США в Германии Д. Макклой предложил провести общегерманские свободные выборы, то отвечала ему партийная газета СЕПГ «Нойес Дойчланд»: «мы готовы вести переговоры с кем угодно о подлинных свободных выборах, при двух необходимых предпосылках, каковыми являются уход американских интервенционистских войск из их штаба в Петерсберге и мирный договор для всей Германии».

США на это пойти не могли.

Линия Сталина, ориентировать восточных немцев на будущую политическую роль в объединенной Германии, продолжалась. 2.07.1950-го было принято решение Политбюро СЕПГ «Об усилении борьбы в Западном Берлине и Западной Германии». В нем сказано: «главная задача состоит в развитии общегерманской политики, ведущие органы партии не должны ограничиваться только задачами в ГДР».

Надо проанализировать ситуацию, посмотреть на ситуацию и с другой стороны.

Сложилась уникальная ситуация, во всяком случае, для советского блока. Формально Сталин не мог, конечно, не давать строить социализм в ГДР, но он не позволял включать форсаж. А ведь руководство ГДР не могло пребывать в восхищении от того, что его и без него готовят к роли разменной монеты в будущей оппозиционной Германии. Первым лицам ГДР было ясно, что какой бы не была эта объединенная страна, ни Пику, ни Гротеволю, ни Ульбрихту руководство в ней «не светило».

Вальтер Ульбрихт к тому времени уже что-то знал о сталинской идее нейтралитета Германии. В феврале 1950-го он заявил, что «нейтралитет означает прямое поощрение военных интересов… это могло бы облегчить намерения монополистического капитализма». На III третьем съезде СЕПГ 24.07.1950-го он даже призвал к борьбе «против теории о нейтралитете», которая «сдаст безоружный немецкий народ агрессорам».

Никто не заходит так далеко, чтобы высказывать предположение об оппозиции Ульбрихта к Сталину: если бы дело дошло до конкретных политических решений, лидер СССР нашел бы средства принуждения Ульбрихта. Впрочем, он их и нашел.

В октябре 1950-го, спустя несколько недель после конференции западных держав в Нью-Йорке, где было объявлено о «желательности вовлечения ФРГ в западную систему обороны», состоялось Пражское совещание министров иностранных дел восточноевропейских стран. СССР выступил за создание Общегерманского учредительного Совета из равного количества представителей ГДР и ФРГ, который должен был подготовить образование временного, демократического, мирного общегерманского суверенного правительства.

Следующий шаг сделали в ГДР: в правительственном заявлении от 15.11.1950-го Отто Гротеволь заявил, что «Общегерманский учредительный Совет должен взять на себя подготовку условий для проведения общегерманских выборов в Национальное собрание». 30.11.1950-го это предложение было направлено канцлеру Аденауэру.

30.11.1950-го Гротеволь опять предложил Аденауэру немедленно начать переговоры об образовании на паритетных началах из представителей обоих германских государств общегерманского Учредительного совета, задачей которого была бы подготовка к созданию временного общегерманского правительства, которое подготовило бы выборы в Национальное Собрание. Общегерманский совет по предложению ГДР должен был оказывать державам-победительницам консультативное содействие при выработке мирного договора.

Аденауэр проигнорировал письмо Гротеволя, и 30.12.1950-го президент Народной палаты ГДР Дикман написал президенту бундестага письмо примерно с такими же предложениями.

Это был удачный дипломатический ход ГДР и, конечно, СССР, который стоял за всеми этими событиями. Ведь Восточный Берлин предложил ФРГ вместе выработать единый избирательный закон и провести общегерманские выборы. Американцы формально выступали за выборы, но на основании закона, выработанного оккупационными властями. ГДР же предлагала, чтобы сами немцы «за одним столом» создали для себя избирательные процедуры.

Лидерам ФРГ было трудно отмолчаться. 22.03.1950-го правительство ФРГ предложило провести выборы в общегерманское Учредительное Национальное собрание. Но это была уловка, не первая со стороны Аденауэра – и не последняя.

Его предложение было хитро по сути и оскорбительно по форме для ГДР. Оно адресовалось к «немецкому народу» и к четырем державам-победительницам. ГДР не упоминалась вообще. План был такой: контролировать свободные выборы в Германии должны были не немцы, а ООН, где у прозападного блока было подавляющее численное превосходство.

Речь идет о периоде Корейской войны. СССР с января 1950 года не участвовал в работе Совета безопасности ООН, что историки считают ошибкой Сталина. Т.е. налицо было использование Аденауэром сложившейся на тот момент дипломатической ситуации, чтобы ответить Сталину и ГДР.

Аденауэр практикует все новые уловки, а его предложения содержат явно неприемлемые требования. Например, одним из них, от 15.01.1951-го, от ГДР требовали распустить народную полицию и денонсировать договор с Польшей о признании границы по Одеру — Нейсе, а 15.03.1951-го — ввести на территории ГДР Основной Закон ФРГ. На это никто бы не пошел.

Еще одна радикальная попытка повлиять на судьбу Германии была предпринята 15.09.1951-го. Народная палата ГДР обратилась к Бундестагу с самым радикальным предложением: провести по всей Германии свободные выборы. ГДР соглашалась, чтобы орган по подготовке выборов формировался не на паритетной основе — то есть с преобладанием представителей ФРГ.

Идея находила поддержку. Обер-бургомистр Западного Берлина Эрнст Рейтер, о котором я тоже расскажу, заявил Верховному комиссару США в Германии Макклою, что «большинство немцев однозначно поддерживает вариант создания единой нейтральной Германии», и публично предложил в качестве первого шага провести общеберлинские выборы.

Аденауэр, взявший курс на интеграцию ФРГ в военно-политическую систему Запада, проигнорировал это предложение. Напомню уже 18.04.1951-го был подписан договор об учреждении Европейской организации угля и стали (ЕОУС), предтечи Евросоюза.

Вячеслав Пиховшек

Часть 1
Часть 3
Часть 4

Print Friendly, PDF & Email