В последние полтора года взаимоотношения Германии и Турции — партнеров по блоку НАТО, имеющих также крепкие экономические связи и годовой товарооборот в 36 млрд долларов, балансируют на грани разрыва, и, похоже, противостояние достигло своего апогея после ареста турецкими властями группы борцов за права человека, в числе которых оказался немецкий гражданин.

Раскол наметился на почве осуждения Германией и Евросоюзом в целом гонений на предполагаемых участников несостоявшегося государственного переворота в Турции, целью которого было свержение президента Реджепа Тайипа Эрдогана. Противоречия углубились после того, как Германия в преддверии знакового референдума в Турции о принятии конституционных реформ запретила турецким политикам и дипломатам выступить перед многочисленной турецкой общиной в Германии, численность которой достигает 3,5 млн человек, из них 1,3 млн имеют право голоса в Турции. А после ареста немецкого гражданина министр иностранных дел Германии Зигмар Габриэль вообще объявил о «переориентации» двусторонних взаимоотношений, предупредив немецкие компании о нежелательности ведения бизнеса в Турции, а немецких туристов, массово штурмующих турецкие пляжи каждый год, об опасности посещения страны.

Ответ последовал незамедлительно, и правительство Реджепа Эрдогана направило федеральной полиции Германии список из 678 немецких компаний, подозреваемых в финансировании террористических организаций. И хотя мера эта не привела к сколь-нибудь серьезным последствиям, взаимоотношения двух стран, кажется, окончательно испортились.

Однако двусторонние связи настолько сильны, а взаимозависимость основательна, что окончательный раскол вряд ли возможен. В преддверии выборов канцлера Германии уже в сентябре Ангела Меркель не может позволить, чтобы знаковая сделка с Турцией по сдерживанию потока мигрантов на подступах к границам Евросоюза была разорвана, что приведет к однозначному падению рейтингов Ангелы Меркель и, как следствие, к поражению на выборах, от которых без малого зависит судьба содружества.

Турция же не может себе позволить экономической роскоши потерять обещанные в рамках вышеуказанного соглашения 7 млрд долларов, которые должны быть выплачены в полном объеме уже к концу 2018 года. Туристический сектор, обеспечивающий значительные поступления в турецкую государственную казну, также страдает, и поток немцев, желающих отдохнуть в Турции, уже сократился в этом на 25%.

Print Friendly, PDF & Email