«Войны за либераси, войны за прибыль, войны за бизнес и за улов ставриды», — поет русский рокер из Калифорнии Василий Шумов в песне «Войны во все стороны», написанной по случаю иракской войны, но адаптированной позднее к российской либеральной пропаганде 2014-2015 гг. В более поздней версии строчки заменили, а вместо «прибыли» и ставриды автор зарифмовал «захват чужой территории» с «Евпаторией».

И правильно! Ибо в контексте конфликта в Украине война за ставриду пришла никак не с российской стороны. Точнее, не за ставриду — за тюльку. Между тем, как всегда бывает с экономическими конфликтами, вопросы торговли оказались тесно переплетены с вопросами геополитики и сфер влияния. В данном случае – в Азовском море, еще недавно казавшемся слишком маленьким, мелким и безынтересным с коммерческой и геополитической точки зрения, чтобы становиться предметом какого-либо противостояния и выяснения отношений.

Однако не секрет, что когда дело доходит до украино-российских отношений, понятие здравый смысл неприменимо. Итак, 24 марта из порта Керчь вышло в Азовское море рыболовецкое судно «Норд» с десятью членами экипажа на борту. Сейнер «Норд» принадлежит производственному кооперативу «Рыболовецкий колхоз имени 1 мая» из Керчи. Это объединение рыбаков, работавшее с советских времен и пережившее две перерегистрации — по украинскому, а в 2014 году – по российскому законодательству — и последние 4 года ходившее под российским флагом.

25 марта «Норд», занимавшийся отловом тюльки в 15 милях (около 27 километров) от Обиточной косы (Запорожская область), был остановлен плавсредством Госпогранслужбы Украины с целью проверки соблюдения правил рыболовства. После осмотра корабля и документов сотрудники Госпогранслужбы приняли решение о задержании судна и его команды – по версии украинской стороны, членами экипажа был нарушен порядок въезда с временно оккупированной территории.

Судно было отконвоировано в Бердянск. Членам экипажа, а также находившейся на борту женщине-коку предъявлены обвинения в совершении административного правонарушения, а именно – статья 204.2 административного кодекса Украины «нарушение порядка выезда с оккупированной территории»: судно «Норд» вышло из порта «Керчь», который в 2015 году был объявлен закрытым правительством Украины.

Также открыто уголовное делопроизводство по статье 332-1 УК Украины – те же действия, совершенные с целью нанесения убытков Украине. В данном случае, под убытком Украины подразумевается отлов рыбы, которую вместо крымчан теоретически могли бы поймать рыбаки из Бердянска и Мариуполя. Находящаяся в Киеве прокуратура Автономной республики Крым, уже объявила капитану Владимиру Горбенко о подозрениях уголовного характера. Горбенко грозит до 8 лет лишения свободы. Также 30 марта Херсонский городской суд принял решение об аресте судна «Норд» на время следствия.

И это неудивительно – по сути, речь идет о выяснении отношений с простыми гражданами, которые, если верить нашим политикам, и так страдают от российской оккупации.

Моряки судна «Норд», имевшие при себе российские паспорта не признаются украинской стороной гражданами России, посему к ним не допускают консула РФ, а официальный Киев не хочет обсуждать арест команды судна с российскими дипломатами. Также команде запрещено покидать судно, на котором уже истощаются канализационные резервуары. Воду и провизию привозят на борт адвокаты.

Украинские СМИ уклоняются от освещения проблемы. И это неудивительно – по сути, речь идет о выяснении отношений с простыми гражданами, которые, если верить нашим политикам, и так страдают от российской оккупации. Что как бы не комильфо в рамках украинской государственной пропаганды. Тем более, возникают вопросы в сфере прав человека – согласно нормам международного права, мирные жители не могут рассматриваться в качестве противника или преследоваться за сотрудничество с оккупантами на основании лишь того, что ловили рыбу, добывая пропитание для себя, своих семей и своей артели. И хотя международное правозащитное сообщество пока молчит, описание этого инцидента обязательно войдет в отчеты о положении прав человека в Украине в 2018 году.

Между тем вся эта история, кажущаяся бессмысленным политическим пиаром, нацеленным на дальнейшее нанесение ущерба международной репутации Украины, начинает выглядеть несколько иначе в контексте экономических войн и геополитики. По сути, украинская сторона дает понять крымским рыбакам, что акватория Черного моря для них закрыта. Всякое судно с крымской пропиской и вышедшее в море из портов Крыма будет задерживаться украинской береговой охраной, а в отношении рыбаков будут приниматься санкции уголовного характера.

Зато в неудобном для российских военных кораблей мелководном Азовском море он может обеспечить временное доминирование Украины на большей части морской акватории.

TheЭкономист уже писал о стратегии «комариного флота» Украины – ставке, которую отечественный ВМФ делает на легкие и мобильные суда береговой охраны речного типа. Разумеется, конкурировать с ЧФ РФ в Черном море, тем более, защитить Одессу в случае военной агрессии из Крыма такой флот не способен. Зато в неудобном для российских военных кораблей мелководном Азовском море он может обеспечить временное доминирование Украины на большей части морской акватории.

Разумеется, рано или поздно крымчане решат этот вопрос при помощи российских частных военных фирм вроде RSB Group, специализирующейся на защите судов от сомалийских пиратов. Но в отличие от Сомали, речь пойдет уже не о пиратах, а о вооруженных силах иностранного государства, боестолкновение с которыми противоречит правилам работы частных военных фирм. А это значит, что каждое такое столкновение будет служить поводом для большого дипломатического скандала. Если, конечно, комариный флот не подорвется на своих же морских минах, которыми так старательно минировали море в районе Мариуполя, часть из которых могла просто уплыть.

Мирослав Буряк

253 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

Print Friendly, PDF & Email