В последнее время сирийская провинция Идлиб приковала к себе всеобщее внимание. Оставаясь последним районом, контролируемым силами повстанцев, Идлиб является, по сути, ключом к завершению войны.

С сентября 2017 года на этой территории находится зона деэскалации, гарантами которой выступают Россия, Турция и Иран. Подобный статус делает Идлиб прибежищем для боевиков различных группировок, а также для 3 миллионов гражданских лиц. Именно этот факт сделал провинцию главной темой обсуждения и споров.

Москва и Тегеран были решительно настроены любыми методами, будь то мировое соглашение или полномасштабное военное наступление, выбить повстанцев из региона. В ответ на заявление сирийских властей о готовящемся штурме Идлиба мировое сообщество в лице ООН и США предупреждали, что наступление может обернуться бесчисленным количеством жертв среди мирного населения. Дональд Трамп написал на своей странице в Твиттер: «Президенту Сирии Башар Асаду не стоит безрассудно атаковать провинцию Идлиб. Русские и иранцы совершили бы серьёзную гуманитарную ошибку, приняв участие в этой потенциальной человеческой трагедии. Сотни тысяч людей могут быть убиты. Не дайте этому случиться!»

Однако человеческие жертвы – не единственная причина, по которой Запад противился штурму. В случае успеха операции Асад получил бы власть над последним оплотом повстанцев, которых, как мы знаем, Штаты и их союзники поддерживали с самого начала гражданской войны.

Подобное мнение разделяла и Турция, что в итоге и спасло ситуацию. В начале сентября главы России, Ирана и Турции приступили к переговорам. На саммите в Тегеране президент Эрдоган напомнил, что военная операция приведёт к катастрофе и кровопролитию – для Турции это также грозит новым наплывом беженцев, к которому она, учитывая уже прибывающих там 3,5 миллиона сирийцев, не готова – а потому Россия, Иран и Турция как гаранты мира не могут этого допустить. Однако Путин не согласился с тем, что Идлиб нужно оставить под контролем умеренной оппозиции, а основной задачей назвал освобождение территории из-под контроля террористов.

Однако спустя 10 дней стороны вернулись к этому вопросу, но уже в неполном составе. 17 сентября в Сочи состоялась встреча Владимира Путина и Реджепа Эрдогана, по результатам которой они достигли согласия и подписали соглашение, нацеленное решить судьбу Идлиба.

Согласно этому документу Москва и Анкара намерены до 15 октября создать вдоль линии соприкосновения повстанческих и правительственных сил зону демилитаризации глубиной 15-20 километров. Также до 10 числа планируется вывести тяжёлое вооружение. Помимо этого, Эрдоган обязался очистить подконтрольные ему районы от экстремистских боевиков.

Это все сведения, которые журналистам удалось получить во время пресс-конференции, последовавшей после переговоров. На дальнейшие вопросы политики отвечать отказались. Однако министр обороны Шойгу, также присутствовавший на пресс-конференции, на вопрос о перспективах штурма Идлиба коротко подтвердил, что его не будет.

Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш тут же поприветствовал достигнутые договорённости и призвал всех сотрудничать ради претворения в жизнь условий соглашения, которое было распространено в качестве официального документа Совета Безопасности.

Многих такая резкая уступчивость Путина могла удивить, но эксперт по Сирии из Международной кризисной группы Хайко Виммена считает, что таким образом Кремль лишь преследует свои интересы. «Для России стратегические отношения с Турцией намного важнее, чем поддержка Асада. Вбить клин в рядах НАТО и переманить Турцию на свою сторону – это большой успех. Они хотят превратить свои успехи в Сирии в устойчивое политическое решение, а для этого им нужна Турция», – говорит Виммен.

Ещё одной причиной смены настроения в Москве, могло послужить нежелание вызвать международный резонанс. Россия пытается наладить имидж Асада, чтобы максимально реабилитировать его в глазах общества и привлечь инвестиции для восстановления страны после войны. Кровавая бойня с тысячами гражданских жертв никак не вписывается в эту концепцию.

Однако не все разделяют радость ООН касательно достигнутого соглашения. По мнению многих экспертов, Путин не раз нарушал режимы прекращения огня, и нет никаких гарантий, что это не случится вновь. Да и с самим соглашением не всё так просто. Всё ещё не ясно, как Анкара планирует убедить боевиков покинуть Идлиб, к тому же, судя по различным заявлением Эрдогана, он и дальше намерен оказывать поддержку не курдским повстанческим силам, в том числе Сирийской освободительной армии, которым Турция  помогала в течение всех 7 лет войны.

Как бы то ни было, даже в случае невыполнения условий соглашения, оно даёт сторонам время на пересмотр своих позиций и поиск мирного решения.

Екатерина Щербак

Print Friendly, PDF & Email