Взаимоотношения Украины и МВФ никогда не носили чисто экономический характер: в той или иной степени к ним примешивалась политическая целесообразность. Очередной этап переговоров по выделению Украине пятого транша в размере 1,9 млрд долл. США уже этой осенью также нельзя рассматривать как чисто экономический. Экономические требования МВФ по вопросу повышения цен на газ в Украине рассматриваются в политической плоскости, особенно в преддверии выборов.

Однако и отказаться от получения очередного транша МВФ сложно, т.к. значительная часть расходной части бюджета (около 25%) финансируется за счёт займов. А недавние события, связанные с задержкой выплаты пенсий из-за кассового разрыва, «неожиданным» увеличением ставки рефинансирования НБУ до 17,5%, ослаблением курса гривны свидетельствуют, что в экономике страны не всё благополучно.

В этих условиях рассматривается три общих сценария, согласно которым может действовать правительство: обеспечить поступление заёмных средств, сократить расходную часть бюджета, раскрутить инфляционно-девальвационную спираль.

Начнём с конца. Третий сценарий Украина уже не раз переживала и он является существенным потрясением для экономики и общества, что будет иметь негативные оценки деятельности правительства.

Второй сценарий тоже выглядит малоприятным в краткосрочной перспективе. Он предполагает или отказ от обслуживания долгов (объявление дефолта), или сокращение социальных расходов, например прекращение выплаты пенсий. По описанным выше причинам правительство будет стараться как можно дольше оттягивать реализацию такого сценария.

Остаётся только первый сценарий, который сейчас является приоритетным и включает в себя продолжение сотрудничества с МВФ, исходя из риторики членов правительства. Хотя это сотрудничество можно заменить, например, увеличением объёмов выпуска облигации внутреннего государственного займа (ОВГЗ). Но стоимость такого заимствования существенно выше, чем стоимость обслуживания кредитов МВФ. Поэтому, с учётом политической целесообразности, и делаются попытки получить транш, а выполнение требований постараются отложить.

Однако привязка к выполнению годового государственного бюджета и выборам ограничивает перспективу анализа, пренебрегается средне и долгосрочными интересами. Вопрос, что является благом для экономики страны, сводится к обеспечению макроэкономической стабильности, а не экономическому развитию.

В этом контексте целесообразность сотрудничества с МВФ стоило бы рассматривать в плоскости долгосрочных экономических выгод. Например, с одной стороны увеличение цен на газ приводит к снижению потребления домохозяйств, снижению розничного товарооборота, падению объёмов сборов непрямых налогов. С другой стороны, кредит МВФ существенно дешевле ОВГЗ. Тогда вопрос сводится к тому, что менее негативно (более позитивно) окажет влияние на экономику страны, и решение о сотрудничестве полностью переходит в экономическую сферу.

Основной вывод сводится к тому, что сотрудничество с МВФ не панацея и не зло, а всегда один из возможных вариантов, которые нужно постоянно оценивать преимущественно с экономических, а не политических позиций.

Александр Вишневский

Print Friendly, PDF & Email