Революция достоинства была за то, чтобы мы жили достойно и экономически, и чисто по-человечески. Туда шли обычные украинские люди. Затем революцию у обычных людей похитили политики, которые тут же развели в стране жуткий политический планктон, который покрыл Украину как тина болото. Дабы проводить в жизнь свои мерзкие планы, новый политический олигархат каждую неделю спускает в планктон свои демагогические установки, которые со скоростью цифровых СМИ разлетаются по стране. Эти установки просты и отвратительны до крайности – отпетый национализм, шовинизм и милитаризм. Люди, в политике сведущие, знают, что все эти «ценности» взаимосвязаны. Национализма без шовинизма не бывает, а без войны тем более, ведь для националистов это единственный действенный способ доказать врагам превосходство своей нации.

Под прикрытием войны идет циничный грабеж в стране, в которой все уже украли.

Однако с шовинизмом и милитаризмом у наших политиков не сложилось. Украинцы категорически не хотят воевать и ненавидеть. Такого бегства от призыва в армию не было даже в США на пике Вьетнамской войны, когда тысячи американских призывников бежали в Канаду. Может, антивоенного движения, как тогда в Америке, у нас и нет, но вот протест ногами у нас побольше будет. Политический планктон ежедневно и еженощно бьется в пропагандистском угаре, поднимая дух патриотизма, который все чаще отдает пещерным милитаризмом. Сами же они в собственные увещевания, похоже, не верят, потому как в армии их не видно. Их фронт в тылу, их задача — уговорить идти на фронт других, то есть нас. Но дурных среди украинцев нет. В армию идут те, кто совсем уже не может найти никакой работы, сумасшедшие (такие есть) и аферисты-мародеры (для них война — мать родная). Честные и нормальные люди воевать не хотят. Нежелание воевать – это базовое человеческое желание, ведь на войне очень даже реально могут убить или покалечить. Это понимают все, кто в состоянии логично мыслить. При тоталитарных режимах такое понимание глушили самыми извращенными способами с помощью тотальной пропаганды. Но те режимы давно закончились, скажете вы, и будете вроде бы правы. Но как тогда назвать тотальную пропаганду вышеупомянутых ценностей – национализма, шовинизма и милитаризма, – которая сейчас царит в Украине. Причем повторюсь, не за это мы стояли на Майдане. Мы стояли за европейские ценности, среди которых ничего подобного даже близко нет. Смело скажем больше: национализм, шовинизм и милитаризм — это антиевропейские ценности. То есть на Майдане мы стояли против того, что странным образом получили. Что еще парадоксальнее — наш первый поистине демократический президент, избранный в 2014 году, одержал победу исключительно потому, что три года назад пообещал закончить войну за две недели. Значит, о наших истинных чаяниях он хорошо знал, но как только добился нужного результата, то поступил с нашими чаяниями так же, как и те, кто украл нашу революцию.

Новый украинский политический класс нас обманул, обокрал и использовал в самой извращенной форме для личного обогащения в несусветном масштабе. Под прикрытием войны идет циничный грабеж в стране, в которой все уже украли. Поэтому режут уже буквально по голому телу людей, у которых и так ничего нет: пенсионеров, учителей, врачей, рабочих, крестьян и всю остальную нищету — а именно ею мы стали. Западные статистики безжалостно заявляют, что нищими в Украине они сегодня считают 80% населения, но почему так случилось, они вроде не знают. Пока идет война, ни о каком повышении уровня жизни в стране не может быть и речи – простейшая истина, которая должна быть понятна всем украинцам, ведь сколько раз у нас была война. Иными словами, пока нас грабят, мы должны терпеть, — ведь у нас война, о чем каждое утро вопит наш безумный политический планктон. Но надо помнить, что человеческая жадность не имеет границ. То есть наша власть никогда не наворуется, а потому война может длиться вечно, будучи одеялом, под которым воруют. Вы скажете, что воевать вечно невозможно. Ну, это вы плохо знаете историю. Люди так воевали не раз. Была Тридцатилетняя война, была Столетняя война. Так это было в Средние века, скажете вы. А где мы сейчас при такой нищете и политическом планктоне живем – в 21 веке, что ли?

Это политическое ворье, которое украло у нас Революцию достоинства, в своих меркантильных целях умудрилось превратить даже объявленную ими же священную войну в местечковый фарс и бизнес.

Мы живем в загадочной стране, где политики хотят воевать, а народ нет. И война у нас тоже какая-то странная, потому как даже назвать ее официально войной нельзя.  Но как наши политики ее только не называют для поддержания боевого духа в стране. Антивоенного движения у нас нет, а дезертиров больше чем тех, кто в армию все же загремел. Наши передовые воинские части занимаются контрабандой со своим противником в таких масштабах, что хватает на хлеб с маслом во втором эшелоне, в третьем и даже в Киеве, в Генеральном штабе. Любимым делом украинских политиков стал обмен пленных – жутко прибыльный в политическом плане бизнес. Надежда Савченко за ними ездит в Донецк, Ирина Геращенко в Минск, и обе при большом политическом деле. Кто же теперь этих военнопленных просто так отпустит? А чем будут тогда заниматься эти политические барышни? Это политическое ворье, которое украло у нас Революцию достоинства, в своих меркантильных целях умудрилось превратить даже объявленную ими же священную войну в местечковый фарс и бизнес. Это было бы смешно, если бы там не стреляли в людей. Но там стреляют. Чего только люди не готовы сделать другим людям за деньги. Печально это, не по-человечески.

Иван Пырьев

Print Friendly, PDF & Email